А когда же бегать по лужам?

Я тут встретил на улице подругу. Остановился, спросил: «Как ты, как семья?»
Она посмотрела на меня снизу вверх и тихо пробормотала: «Я так занята… Так сильно занята. Столько всего навалилось, не представляешь».

Почти сразу я столкнулся со своим другом и спросил, как он. И опять тот же тон, тот же ответ: «Я так занят… столько всего надо сделать». Дребезжащий голос, усталый, надтреснутый.
Так не только со взрослыми. Когда мы лет десять назад переехали, мы пришли в восторг: огромный город, прекрасные школы. Мы поселились в хорошем районе, где жили семьи с детьми. Я был уверен: всё прекрасно.
Через пару дней после переезда мы предложили дружелюбным соседям, чтобы наши дочки собирались и вместе играли. Соседка — отличный, к слову, человек — потянулась за телефоном и открыла ежедневник. Она листала его… и листала… и листала. Долго листала. Наконец, она сказала: «Вот, у нее есть свободные 45 минут через две с половиной недели. Остальное время занимают гимнастика, фортепиано и уроки вокала. Она просто, ну… очень занята».
Эта ужасная, разрушительная привычка «быть занятым» развивается в нас очень-очень рано.
Мы когда-нибудь закончим жить вот так? Почему мы творим такое с собой? Почему так поступаем со своими детьми? Когда именно мы забыли, что мы люди, а не машины?
Для детей нормально грустить, бегать по лужам, играть, ошибаться и даже скучать. Все мы любим наших детей. Но почему мы тогда с детства перегружаем их, чтобы в их жизни был вечный стресс и ни минуты свободного времени — как у нас?
Что случилось с тем миром, где мы могли сидеть с любимыми людьми и, не торопясь, рассуждать о том, что думаем и чувствуем? Где беседы, полные красноречивого молчания, которое не нужно прерывать?

Как мы создали мир, где у нас горы дел, вещей и совсем нет времени отдыхать, размышлять, общаться, просто быть?
Мы же читали Сократа: «Человеку, который не постигает жизнь, и жить не стоит». Как нам прикажете постигать, быть, становиться человеком, если мы настолько заняты?
Эта болезнь под названием «Я занят» (и это уже диагноз) разрушительна для нашего здоровья и благополучия. Она мешает нам быть рядом со своей семьей, когда мы все сидим в одной комнате. Она не дает нам создать то «родство душ», которого мы так отчаянно жаждем.
С 1950 года появилось столько новых технологий. Мы думали (нам обещали!), что прогресс сделает жизнь проще, понятнее, свободнее. А на деле нет у нас никакой свободы, мы не можем просто отдыхать, как могли всего несколько десятков лет назад.
Для так называемой «элиты» общества граница между работой и домом стерлась вовсе. Мы все время пялимся в планшеты. Всё. Наше. Гребаное. Время.
Смартфоны и ноутбуки означают, что нет никакой разницы между офисом и домом. Дети засыпают, и мы снова онлайн.
Моя личная ежедневная война — это лавина электронных писем. Черт, да я уже объявил личный джихад против электронной почты. Я вечно похоронен под сотнями писем и понятия не имею, как с этим покончить. Я все перепробовал: отвечал на письма только по вечерам, не читал их по выходным, просил людей о личной встрече вместо пары строк. А письма всё копятся и копятся: личные, рабочие, реклама, спам. И люди ожидают ответа — прямо сейчас, не завтра. И я тоже, оказывается… я так занят.
У других еще хуже. Многие работают на двух работах за мизерную зарплату, чтобы семья держалась на плаву. Двадцать процентов наших детей живут в бедности, а наши пожилые родители вынуждены подрабатывать сторожами и техничками, чтобы сохранить крышу над головой и есть досыта. Мы заняты.
Так жить нельзя.
Когда я спрашиваю: «Как ты?», о чем я на самом деле спрашиваю?
Я спрашиваю не про список дел и не про то, на сколько писем вам еще надо ответить. Я спрашиваю, что творится сейчас в вашем сердце. Так скажите мне.
Скажите, что ваше сердце радуется, или болит, или грустит, скажите, что ваше сердце жаждет человеческого тепла. Загляните сами в свое сердце, а затем расскажите мне. Если я спрашиваю, я хочу знать — знать ответ живого человека.
Скажите, что вы еще помните, что вы человек, а не машина, которая автоматически вычеркивает пункты из списка дел. Давайте поглядим друг другу в глаза, пожмем руки. Давайте просто поговорим: разговор прогонит стресс, хотя бы частично, подарит ощущение, что вы не один.
Возьмите меня за руку, посмотрите в глаза и будьте целиком со мной всего одну секунду. Расскажите о вашем сердце и заставьте проснуться мое сердце. Помогите мне вспомнить, что я тоже человек, который жаждет человеческого тепла.
Я преподаю в университете, где студенты умеют «ударно учиться и ударно отдыхать» и гордятся этим. Это отражение жизни всех нас: даже когда мы расслабляемся, мы окунаемся в тот же мир перенапряжения. Наш отдых — такие же действия: яркие блокбастеры и спорт до седьмого пота.
И что делать, спросите вы? Я не знаю. Нет у меня никакого волшебного решения. Всё, что я знаю, — мы теряем способность жить настоящей человеческой жизнью.
Нам нужно по-другому относиться к работе и технологиям. Мы же знаем, чего хотим: осмысленности, чувства общности, хорошей жизни. Речь не только о том, чтобы «вкусней поесть» и «купить айфон покруче». Мы хотим жить по-человечески.
Поэт Уильям Йейтс писал: «Человеку, который решится изучить темные уголки собственной души, нужно больше мужества, чем солдату на поле боя».
Как нам изучать темные уголки собственной души, когда мы так заняты? Как нам постигать жизнь?
Я надеюсь, что вы предложите дельное решение: как начать жить, как изменить наше общество.
Я хочу, чтоб мои дети бегали по лужам, мечтали и даже скучали — учились быть людьми. Хочу жить в мире, где мы можем остановиться, посмотреть друг другу в глаза, прикоснуться и вместе понять, что творится в наших сердцах.
Я возьму паузу, чтобы подумать о собственной жизни, прислушаться к своей усталой душе, чтобы узнать, кто я такой.
В вашем сердце творится то же самое?
Давайте хотя бы попробуем построить мир, в котором, когда один из нас говорит: «Я так занят», второй ответит: «Знаю, друг. Знаю. Мы все заняты. Но расскажи мне, что творится в твоем сердце».

2

Автор публикации

не в сети 3 года

АдминБот

23

Какая разница?

Комментарии: 10Публикации: 53Регистрация: 14-01-2017
Данные:
Опубликовано: АдминБот от

11 комментариев до сих пор:

  1. Rada:

    Я сына в 5-м классе довела нагрузками до состояния истерики. Мне вовремя всего за 20 минут вставили мозг на место. И я разгрузила сына, забрав за последующие 10 минут документы из всех ненужных ему занятий. 30 минут — и жизнь сына стала только его жизнью, а не моей. В последующие 10 лет он распорядился ей как подобает настоящему мужчине 🙂 И он, бывает, искренне рассказывает мне, что творится в его сердце. Надеюсь, я благодарный слушатель.

    1
  2. Никто же не заставляет нас силком лезть после работы в планшет или гнать ребёнка в секцию. Вынуждены мы делать только то, за что дают зарплату. А остальное всё по собственному желанию… Значит, людям хочется спрятаться друг от друга за планшеты, за дела? Именно, чтобы избежать искренних разговоров и не впускать никого в душу. Почему? Наверное, не доверяем близким. Или себе. Стесняемся чего-то. Боимся, что осудят, или боимся увидеть в близких что-то, что осудим мы. Не сможем не осудить. Но было ли раньше по-другому? Да, без компьютеров люди больше общались. Играли в игры, пели песни, выпивали. Но искренним разговором «душа-в-душу» это тоже не назовёшь. Возможно, они больше веселились друг с другом. А что, если это именно из-за того, что раньше люди меньше заглядывали в себя, меньше исследовали «тёмные уголки своей души»? Меньше знаний — меньше сомнений. Вот и не боялись раскрываться перед собеседником? Мой опыт общения с некоторыми пожилыми людьми иногда наводит на мысль, что они гораздо меньше склонны к рефлексии, чем нынешняя молодёжь. Они меньше думали «кто я?» «прав ли я?» «хороший ли я?», а больше «что я должен сделать». Возможно поэтому они и не чувствовали внутри себя чего-то, что хочется скрыть за вечным «я занят». Хотя всё-таки мне ближе теория, что во все времена были люди рефлексирующие и нерефлексирующие. То, что написано выше, по-моему касается первых. И они во все времена стремились спрятаться от откровенных разговоров.

    2
    • Мы все прячемся от чего-то или кого-то. Но гаджеты позволяют прятаться и от себя. Практически ничего не делая, человек всегда при деле. Человек в планшете занят делом даже, если он просто водит пальцем по экрану. Это моя территория, я спрятан за невидимой занавесью, я занят, я работаю, докажите обратное…
      Поэтому мать с чистой совестью говорит, что она не успела прочитать книгу ребенку, она была занята. А отец забыл выполнить обещание ребенку, зоопарк такая фигня — мне некогда, танчики важнее.
      Гаджеты не причём. Это мы нашли уютную яму, чтобы прятаться от реальности, от себя, от совести. И пока удачно.

      2
  3. Вот может слово «удачно» и ключевое.
    Тот кто почувствовал вкус лёгкой победы в танчиках, растратил азарт созидателя или добытчика на игру. Это проще и упоительнее — лёгкие победы, лайки за стихи, комплименты в соцсетях, чем раздача эмоций живым и близким людям. Тем более, что подобная раздача ни чего не гарантирует — ни отдачи, ни благодарности, ни лайков.
    А с другой стороны, всегда были те кто славился за умение петь частушки, или травить байки, или вязать кружевные салфетки, или как удачный раболов… Может, если амбициозных и стремящихся найти своё нечто «удачное» становится всё больше, то это ещё не есть деградация?

    1
  4. «Но гаджеты позволяют прятаться и от себя. Практически ничего не делая, человек всегда при деле. Человек в планшете занят делом даже, если он просто водит пальцем по экрану. Это моя территория, я спрятан за невидимой занавесью, я занят, я работаю, докажите обратное…»

    Точно! Но это было всегда. Например, абсолютно тем же самым мы занимаемся, когда курим.

    1

Добавить комментарий

Войти с помощью: