Стихи, сделавшие нас

9 ответ(ов) в теме
Vaki Oyrazz
не в сети 1 неделя
На сайте с 14.01.2017
Администратор
Тем 2
Сообщения 43
1
14:45

Это из детства Bop4ynа:

ВИШНЯ
В ясный полдень, на исходе лета,
Шел старик дорогой полевой;
Вырыл вишню молодую где-то
И, довольный, нес ее домой.
Он глядел веселыми глазами
На поля, на дальнюю межу
И подумал: «Дай-ка я на память
У дороги вишню посажу.
Пусть растет большая-пребольшая,
Пусть идет и вширь и в высоту
И, дорогу нашу украшая,
Каждый год купается в цвету.
Путники в тени ее прилягут,
Отдохнут в прохладе, в тишине,
И, отведав сочных, спелых ягод,
Может статься, вспомнят обо мне.
А не вспомнят — экая досада,—
Я об этом вовсе не тужу:
Не хотят — не вспоминай, не надо,—
Все равно я вишню посажу!»
1940
Михаила Исаковского

Это - от Pupsikа:

А. Мiцкевiч
АКЕРМАНСКІЯ СТЭПЫ
Уз'язджаю на прастор сухога акіяну.
Воз гіне ў зелені, як чайка на вадзе,
У хвалях шумных траў, між кветкамі брыдзе,
Мінуючы кусты калючага бур'яну.
Змяркаецца. Ня знаць ні шляху, ні кургану.
Гляджу на небасхіл, мо, зорка блісне дзе.
Вось хмарка там - на ёй свет водбліскі кладзе:
То за Днястром маяк мігціць ля Акерману.
Спыніліся. Плыве крык жораваў у цішы,
А іх і сокала не ўгледзець быстры зрок.
Чутно, калі матыль сцяблінкі траў калыша,
Як склізкі вуж паўзе і крыецца ў змрок.
Такі спакой, што каб паклікаў хто ў Літве -
Пачуў бы я... Дарма! Ніхто не пазаве.
Перевод А. И. Бунина:
Адам Мицкевич
«Аккерманские степи»
Выходим на простор степного океана.
Воз тонет в зелени, как челн в равнине вод,
Меж заводей цветов, в волнах травы плывет,
Минуя острова багряного бурьяна.
Темнеет. Впереди - ни шляха, ни кургана.
Жду путеводных звезд, гляжу на небосвод...
Вон блещет облако, а в нем звезда встает:
То за стальным Днестром маяк у Аккермана.
Как тихо! Постоим. Далеко в стороне
Я слышу журавлей в незримой вышине,
Внемлю, как мотылек в траве цветы колышет,
Как где-то скользкий уж, шурша, в бурьян ползет.
Так ухо звука ждет, что можно бы расслышать
И зов с Литвы... Но в путь! Никто не позовет.

Из моего детства:

Обстановочка
Ревет сынок. Побит за двойку с плюсом,
Жена на локоны взяла последний рубль,
Супруг, убытый лавочкой и флюсом,
Подсчитывает месячную убыль.
Кряxтят на счетаx жалкие копейки:
Покупка зонтика и дров пробила брешь,
А розовый капот из бумазейки
Бросает в пот склонившуюся плешь.
Над самой головой насвистывает чижик
(Xоть птичка божия не кушала с утра),
На блюдце киснет одинокий рыжик,
Но водка выпита до капельки вчера.
Дочурка под кроватью ставит кошке клизму,
В наплыве счастья полуоткрывши рот,
И кошка, мрачному предавшись пессимизму,
Трагичным голосом взволнованно орет.
Безбровая сестра в облезлой кацавейке
Насилует простуженный рояль,
А за стеной жиличка-белошвейка
Поет романс: "Пойми мою печаль"
Как не понять? В столовой тараканы,
Оставя черствый xлеб, задумались слегка,
В буфете дребезжат сочувственно стаканы,
И сырость капает слезами с потолка.

1
Vaki Oyrazz
не в сети 1 неделя
На сайте с 14.01.2017
Администратор
Тем 2
Сообщения 43
2
14:47

Есть женщины, похожие на пламя,
На чуть заметный язычок свечи.
Они по свету ходят рядом с нами,
Случайным словом их не огорчи.
Прелестные, не отыскать прелестней,
Беспечны и внезапны, как стрижи,
И нежность их, и верность их — как песня,
Где все слова прозрачны и свежи.
В них что-то есть от скорого прощанья.
Как светлый дождь, сквозят они во мгле,
В себе невозмутимо воплощая
Все лучшее, что было на земле.
Изменчивы как небо, как погода,
И душу мне догадка обожгла:
Что в них украдкой смотрится природа,
Как в созданные ею зеркала.
Во многом проницательнее бога,
Доверчивей деревьев и детей…
Такие вот с ума сводили Блока
И уводили пленником в метель.
Я видел их не часто, этих женщин,
Далеких, как в магическом стекле.
Их, может быть, становится все меньше
На нашей слишком занятой земле.
Они мерцают капельками света,
Так не предусмотрительно хрупки…
И я боюсь, что сильный ветер века
Вот-вот погасит эти огоньки.
(с) Игорь Киселев

1
Vaki Oyrazz
не в сети 1 неделя
На сайте с 14.01.2017
Администратор
Тем 2
Сообщения 43
3
14:48

Михаил Анчаров

Рост у меня не больше валенка:
Все глядят на меня вниз.
И органист я тоже маленький.
Но все-таки я органист!
Я шел к органу, скрипя половицей,
Свой маленький рост кляня.
Все пришли слушать певицу,
И никто не хотел - меня.
Я подумал: мы в пахаре
Чтим целину,
В воине - страх врагам,
Дипломат свою представляет страну,
Я представляю орган!
Я пришел и сел, и без тени страха, Как молния, ясен и быстр,
Я нацелился в зал Токкатою Баха
И нажал басовый регистр.
О, только музыкой - не словами -
Всколыхнулась земная твердь.
Звуки поплыли над головами,
Вкрадчивые, как смерть...
И будто древних богов ропот,
И будто дальний набат,
И будто все великаны Европы Шевельнулись в своих гробах.
И звуки начали души нежить.
И зов любви нарастал.
И небыль, нечисть,
Ненависть, нежить
Бежали, как от креста.
Бах сочинил - я растревожил Свинцовых труб ураган.
То, что я нажил, - гений прожил.
Но нас уравнял орган!
Я видел: галерка бежала к сцене, Где я в токкатном бреду.
И видел я: иностранный священник плакал
В первом ряду.
О, как боялся я не свалиться, Огромный свой рост кляня.
О, как хотелось мне
С ними слиться!
С теми, кто, вздев потрясенные лица,
Снизу вверх глядел на меня!
1959-1962

1
Vaki Oyrazz
не в сети 1 неделя
На сайте с 14.01.2017
Администратор
Тем 2
Сообщения 43
4
14:48

АЛЕКСАНДР БЛОК «ОСЕННЯЯ ЭЛЕГИЯ»

1
Медлительной чредой нисходит день осенний,
Медлительно крутится жёлтый лист,
И день прозрачно свеж, и воздух дивно чист -
Душа не избежит невидимого тленья.
Так, каждый день старается она,
И каждый год, как жёлтый лист кружится,
Всё кажется, и помнится, и мнится
Что осень прошлых лет была не так грустна.
2
Как мимолётна тень осенних ранних дней,
Как хочется сдержать их раннюю тревогу
И этот жёлтый лист, упавший на дорогу
И этот чистый день, исполненный теней, -
Затем, что тени дня - избытки красоты,
Затем, что эти дни спокойного волненья
Несут, дарят последним вдохновеньям
Избыток отлетающей мечты.

1
Вор4ун
не в сети 3 месяца
На сайте с 09.01.2017
Администратор
Тем 31
Сообщения 88
5
20:38

Варварство

Они с детьми погнали матерей
И яму рыть заставили, а сами
Они стояли, кучка дикарей,
И хриплыми смеялись голосами.
У края бездны выстроили в ряд
Бессильных женщин, худеньких ребят.
Пришел хмельной майор и медными глазами
Окинул обреченных… Мутный дождь
Гудел в листве соседних рощ
И на полях, одетых мглою,
И тучи опустились над землею,
Друг друга с бешенством гоня…
Нет, этого я не забуду дня,
Я не забуду никогда, вовеки!
Я видел: плакали, как дети, реки,
И в ярости рыдала мать-земля.
Своими видел я глазами,
Как солнце скорбное, омытое слезами,
Сквозь тучу вышло на поля,
В последний раз детей поцеловало,
В последний раз…
Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас
Он обезумел. Гневно бушевала
Его листва. Сгущалась мгла вокруг.
Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,
Он падал, издавая вздох тяжелый.
Детей внезапно охватил испуг,—
Прижались к матерям, цепляясь за подолы.
И выстрела раздался резкий звук,
Прервав проклятье,
Что вырвалось у женщины одной.
Ребенок, мальчуган больной,
Головку спрятал в складках платья
Еще не старой женщины. Она
Смотрела, ужаса полна.
Как не лишиться ей рассудка!
Все понял, понял все малютка.
— Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать! —
Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.
Дитя, что ей всего дороже,
Нагнувшись, подняла двумя руками мать,
Прижала к сердцу, против дула прямо…
— Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь? —
И хочет вырваться из рук ребенок,
И страшен плач, и голос тонок,
И в сердце он вонзается, как нож.
— Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты
вольно.
Закрой глаза, но голову не прячь,
Чтобы тебя живым не закопал палач.
Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно.—
И он закрыл глаза. И заалела кровь,
По шее лентой красной извиваясь.
Две жизни наземь падают, сливаясь,
Две жизни и одна любовь!
Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
Заплакала земля в тоске глухой,
О, сколько слез, горячих и горючих!
Земля моя, скажи мне, что с тобой?
Ты часто горе видела людское,
Ты миллионы лет цвела для нас,
Но испытала ль ты хотя бы раз
Такой позор и варварство такое?
Страна моя, враги тебе грозят,
Но выше подними великой правды знамя,
Омой его земли кровавыми слезами,
И пусть его лучи пронзят,
Пусть уничтожат беспощадно
Тех варваров, тех дикарей,
Что кровь детей глотают жадно,
Кровь наших матерей…

Муса Джалиль 1943 г

0
Pupsik
не в сети 1 день
На сайте с 14.01.2017
Администратор
Тем 13
Сообщения 56
6
18:07

Пронзительные и душещипательные стихи.

0
Вор4ун
не в сети 3 месяца
На сайте с 09.01.2017
Администратор
Тем 31
Сообщения 88
7
23:04

У нас в группе была Женя Малова, она читала эти стихи так, что я в 15 лет, рыдал не стесняясь.

0
Миорица
не в сети 9 месяцев
На сайте с 08.02.2018
Участник
Сообщения 1
8
18:11

Стихи Мусы Джалиля очень напомнили детство. Когда старшая сестра читала стих,а я плакала сидела...

Из тех стихов, что так взбередили душу,что до сих пор не успокоитьсяб запомнились строки из поэмы Лермонтова " Мцыри"

8
Ты хочешь знать, что делал я
На воле? Жил — и жизнь моя
Без этих трех блаженных дней
Была б печальней и мрачней
Бессильной старости твоей.
Давным-давно задумал я
Взглянуть на дальние поля,
Узнать, прекрасна ли земля,
Узнать, для воли иль тюрьмы
На этот свет родимся мы.
И в час ночной, ужасный час,
Когда гроза пугала вас,
Когда, столпясь при алтаре,
Вы ниц лежали на земле,
Я убежал. О, я как брат
Обняться с бурей был бы рад!
Глазами тучи я следил,
Рукою молнию ловил...
Скажи мне, что средь этих стен
Могли бы дать вы мне взамен
Той дружбы краткой, но живой,
Меж бурным сердцем и грозой?..

... Лариса Васильева написала великолепное

Я вброд переходила реку.
Мне было восемнадцать лет.
Я улыбалась человеку,
Которого ещё на свете нет.

Красавцем был он иль уродом,
Я не припомню, не пойму,
Мне вся земля казалась бродом,
Когда бежала я к нему.

Шел вечер, и луна светила
Лучом холодного огня.
И чем я ближе подходила,
Тем дальше был он от меня.

Перепелица тонко плачет
Свою пернатую беду.
Кто скажет, что все это значит:
Я до сих пор к нему иду!

Вы не можете просматривать опубликованные ссылки

Наверно лет с 17...наизусть помню строки Ахматовой

И когда друг друга проклинали
В страсти, раскаленной добела,
Оба мы еще не понимали,
Как земля для двух людей мала,
И, что память яростная мучит,
Пытка сильных - огненный недуг! -
И в ночи бездонной сердце учит
Спрашивать: о, где ушедший друг?
А когда, сквозь волны фимиама,
Хор гремит, ликуя и грозя,
Смотрят в душу строго и упрямо
Те же неизбежные глаза.

Не знаю,сделали ли меня эти стихи,но душа поняла направление полёта и полетела)

Редакции сообщения
08.02.2018 18:41MiorizaПричина: не указано
1
Pupsik
не в сети 1 день
На сайте с 14.01.2017
Администратор
Тем 13
Сообщения 56
9
22:38

Куда я буду тебе писать? По снегу огненная лиса
перетекает из света в ночь. Вот так и ты улетаешь прочь
из наших сумерек и сетей, от наших радостей и страстей,
перетекая в немое "был..."
Вдовеют все, кто тебя любил.

Прижмётся город лицом к стеклу. Разбей яйцо, отыщи иглу
и убедись, что она цела — почти нетронутая игла.
Каких гарантий тебе ещё? Врастает небо в твоё плечо,
втекает вечность в твои глаза,
как в нору огненная лиса.

Куда я буду тебе писать? Во мне цветёт прошлогодний сад,
во мне качается синий лес и птицы носятся вдоль небес,
но нет ни города, ни страны, где эти письма тебе нужны,
где ты ещё не совсем отвык
и понимаешь земной язык.

Мы изучили немало слов, от них осталось одно – "любовь".
И все, кто шиты одной иглой, навеки связаны здесь с тобой
в один сияющий гобелен — ему не страшен ни прах, ни тлен,
ему ничто не мешает быть.
И ты в нём нить...
И я в нём нить...

Елена_Касьян

1
Вы не имеете права на публикацию сообщений в этой теме