Как я стал тем, кто я есть

Был майский вечерок, ехал я из института в метро, и рядом со мной сидела очень болтливая бабулька в панаме. Она была из той категории людей, у которых куча родственников, но живут они одни и пристают к незнакомым людям, особенно к молодым, чтобы повампирить их вниманием.

Морщинистая кожа на ее руке время от времени терлась об мою руку. Каждый раз, как это происходило, у меня в сознании вспыхивали картины: то я видел какого-то старичка в гробу, то какую-то соболью шапку, вызывавшую зависть каких-то неизвестных мне дам с начесом на голове, и прочие несусветные вещи, которые даже близко не напоминали то, что я до этого видел в жизни – или в кино – или хотя бы в воображении.

Я пытался объяснить странные видения усталостью после сессии и диким желанием спать. А бабулька не унималась, задавая мне какие-то вопросы и ожидая на них ответа. «Почему бы тебе не заткнуться?» — в полусознании подумал я. И бабулька тут же заткнулась, словно ее выключили, как телек кнопкой «мьют». Я успокоился и закрыл глаза, стараясь привести мысли в порядок и избавиться от видений, который приходили в мою голову снова и снова всякий раз, как бабкина рука касалась моей кожи.

Когда я это, наконец, осознал, то подумал, что брежу. Я прикладывал свою руку к бабке и видел старую Москву – как новую. Я видел, как качаю на руках новорожденного младенца. И даже знал, как его зовут. Потом я видел пачку масла со скидкой 20% и испытывал от этого странную радость. Я убирал от бабки руку – и видения прекращались. И тут вдруг бабка включилась – как будто «мьют» отменили – и продолжила свою речь с того самого места, на котором она остановилась. «Почему бы тебе снова не заткнуться?» — приказал я. И бабка так и сделала к моему неописуемому удивлению. При этом она сидела с открытыми глазами, и никто не подумал бы, что она в отключке.

Недолго думая, я попытался проделать то же самое с соседом, сидевшим рядом со мной с другой стороны, но почему-то ничего не вышло. «Наверное, надо сначала коснуться его кожи», — мелькнуло у меня в голове. Притворившись, что чихаю, я незаметно провел рукой по его руке. Лучше бы этого не делал. Я подскочил, как ошпаренный, и выскочил из поезда, как раз вовремя остановившегося на станции. Мужик оказался бывшим зеком, немало отсидевшим за насилие с отягчающим. Все, что он натворил, оказалось в моей голове.

И тут я попал в толпу народа – все были, как и я, одеты по-летнему, и их голая кожа прижималась ко мне со всех сторон. В одно мгновение я узнал каждую секунду жизни каждого, кто прикасался ко мне. Тогда я не знал, что это называется «голод».

Дальше все случилось неожиданно и стремительно. Мама пыталась отпоить меня витаминами, видя, как день за днем я буквально таял на глазах, и предложила прекратить подработки и даже сходить к психологу, а лучше – к психиатру. Друзья, кстати, не замечали ничего, а моя Оля вообще заявила, что мне идет этакая «вампирская бледность». К слову, от Оли меня начало почему-то мутить в буквальном смысле слова, и я не знал, что мне с этим делать. Самое неприятное – мне пришлось узнать все секреты моих друзей, о которых мне знать вообще не хотелось бы.

Наконец, я дошел до состояния полнейшего физического и морального истощения. И чем больше я истощался, тем сильнее мне хотелось жить. «Жить, жить, жить», — билось в ритме моего сердца. На эти слова сложилась песня, которую я распевал сам себе, еле волоча ноги к подъезду. Как вдруг сильнейший запах крови ударил мне в нос. Вместе со мной в подъезд заходила немолодая женщина с собачкой. Я пропустил ее в лифт, и она ткнула пальцем на 17-й этаж. Я сделал вид, что нажимаю на пятый, потом развернулся, приказал женщине отключиться и жадно впился в ее плечо, прокусив его клыком. Не знаю, как так случилось, и зачем я это сделал, но я точно знал, что так надо. Собачка, надрывавшаяся в бешеном лае, тут же замолчала и села, когда я посмотрел ей в глаза. Не отрываясь, я пил и пил, как мне казалось, целую вечность… На самом деле прошло полминуты, не больше. В меня не влезало больше ни капли крови, хотя выпил я совсем немного, грамм сто. Тем не менее, я был сыт. Я был счастлив. Да ладно, я был в полнейшей эйфории. Все воспоминания моего «донора» отпечатались в моем сознании, и в них не было ничего плохого, кроме поломанного холодильника и страстной любви к собачонке, — но их легко было бы забыть.

Жизнь вместе с чужой кровью разливалась по моим венам – я заряжался, как сотовый телефон от розетки. На 17-м этаже двери лифта распахнулись. Как только я скрылся за лестничной дверью, женщина очнулась. «Муся, это ты меня так покусала, что ли?» — в недоумении проговорила женщина, ощупывая свое плечо и грозя пальцем своей разбушевавшейся собачонке.

На несколько дней я стал нормальным человеком – полнокровным и задорным, веселым и жизнерадостным, и от Оли не так сильно мутило. Но через неделю все повторилось. Я убеждал себя, что все это было временным помешательством, пока снова не почувствовал запах крови – именно той, которая была нужна. На этот раз донором стал наш препод по международному праву – старый лысый пердун, злой, как черт, на весь мир. Но именно благодаря его воспоминаниям я хорошо сдал ему же его же экзамен.

Наконец, после долгих мучений, исканий и раздумий, я простил сам себя и начал наслаждаться жизнью – той, которая у меня началась с того дня, как меня впервые начал мучить голод в метро, в тот самый майский вечерок.

Как дурак, я устроил поиски себе подобных, перепахав весь интернет и заодно посещая клубы готов, мазохистов и прочей нечисти. Я даже отправился на Хэллоуин в Европу, объехав несколько стран и зря потратив деньги, пытаясь унюхать хоть кого-нибудь, похожего на меня. Попутно я выяснил, что все фильмы про вампиров – полная ерунда: никого нельзя обратить в себе подобного по желанию; а если пить кровь женщин, то начнет меняться не только настроение, но и ориентация, не говоря уже об адском желании посмотреть котиков в Ютубе, которых я искренне ненавижу.

На третий год моей новой жизни, сделав по понятным причинам головокружительную карьеру и съехав от мамы, я вдруг обнаружил, что могу заживлять свои раны усилием воли в ускоренном темпе. А вот когда вспомнил, как в детстве я мечтал летать… вдруг взял – и полетел. Черт возьми, вот тут фильмы были правы – я и впрямь могу летать в образе летучей мыши. Я неделю сходил с ума от восторга, порхая по ночам по всему городу. Обидно лишь то, что автостопом так не попутешествуешь: когда снова становишься человеком, оказываешься голым. То же самое с обращением в кота (к моему сожалению, в собаку обращаться никак не выходит): одежда остается на полу, а ты вылезаешь из-под нее в образе этого наглого аллергенного животного.

Может быть, у меня есть какие-то еще способности, но пока таковых не обнаружено. А так – живу обычной жизнью, работаю, как вол, — ну, разве что иногда развлекаю себя мелкими шалостями, самая безобидная из которых – написание историй на этом замечательном сайте, в которые все равно никто не верит. ?

0

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

Pupsik

251
Комментарии: 384Публикации: 91Регистрация: 14-01-2017
Данные:
Опубликовано: Pupsik от

Первый комментарий до сих пор:

  1. А ведь так оно и есть. Бывает говоришь с человеком, а потом очнёшься будто из тебя всю кровь выкачали. Интересно и по инету так можно?

    0

Добавить комментарий

Войти с помощью: