Не забывай меня

 

Если бы мне полностью доверили передать Вам эту историю, я бы не стал бессмысленно тратить буквы на смысл. Есть более простые и понятные способы — цвета, запахи, звуки…

Если бы я мог, написал бы рассказ ими.

Вы же знаете, чем пахнет апрельский день? Я бы сказал — свежестью озорного ветра, скачущего по лианам ситамелка и купающегося в лужайках нап’лютов и ссицранов, и запахом душистого чая. Как звучит?  Песней звонких птиц, смехом добрых друзей и мурчанием эфемерного кота. Какого апрельский день цвета?  Тепла весеннего солнца, когда уже без пяти дней май, и неба тона икдубазен…

Все началось утром того дня, когда впервые пошел снег. Пушистый, легкий, он всего за несколько часов укутал Страну Чудес в мягкое белое одеяло. Снегопад в апреле! Белые хлопья медленно кружились в воздухе, словно перья из облака-подушки, и казалось, конца им нет… Весенние ветра игриво подхватывали снежинки и лихо закручивали в разнообразные спирали. Все радовались чуду, и  только садовые колокольчики вдруг стали напевать давно забытую песенку:

«…И в дальней стране

За пеленою дождя, 

Там, где сизый туман,

Не забывай меня…

Не забывай меня…»

В тот день Алиса не пришла. Не появилась на следующий, и через неделю от нее не было вестей…

Спустя две недели Соня беспрестанно жаловалась на сырость и холод, птицы приумолкли, а старик Время беспомощно пожимал плечами. Сколько ни сверяли они с Мартовским зайцем часы, проказницы-стрелки четко показывали без пяти дней май. Усталые ветра завывали все тоскливее мотив старинной песенки: «…Не забывай меня… Не забывай меня…» Им бы резвиться в зеленых кронах деревьев, шептаться с ручьями, но… Снег все шел и шел… Солнце, бесконечно доброе и ласковое, скрылось за пеленой низких серых туч. Крикетные ежи в саду Красной королевы вырыли себе норы и впали в спячку, розы замерзли, превратившись в кусты ледяных колючек, а фламинго разлетелись искать теплые края. Поговаривают, так и искали, греясь у попутных костров.

И даже тогда в мастерской Шляпника, в старом горшке распустился чудом уцелевший цветок икдубазен…

Белая королева вернула свою сестру из ссылки. Мир между ними это не восстановило, но долгие зимние вечера они могли коротать за разговорами, шахматными партиями или пасьянсами. Чаепития в домике Мартовского зайца поутихли с первой вьюгой. Ветра с каждым месяцем становились все злее и холоднее. В шутку швырялись тысячами идеально острых снежинок в лицо и заметали все на своем пути. Их жуткий вой пробирал до кончика хвоста стойкого Брандершмыга, вызывая табуны мерзлявых мурашек…

Весна все не возвращалась. Не приходила и Алиса. Кролик сбился с ног, разыскивая ее в строгих английских садах, шубка его стала грязно-серой, а лапы побило морозами. Между тем, никто и не заметил, как пропал Абсолем. Грибная поляна превратилась в хрустальные горы, звенящие в унисон ветрам. Эта новость, казалось, не могла огорчить сильнее, чем есть, да только искра надежды мерцает не бесконечно…
Но Шляпник задумчиво крутил в пальцах сломанный цветок икдубазен, шепчась о чем-то со стариком Время.

Между норой, поездом и зеркалом, Шляпник выбрал последнее. Старинное, в массивной резной раме, оно вело в заброшенный особняк. Время поколдовал над цветком и вернул Шляпнику с условием:

— Ты должен вернуться до того, как опадет последний лепесток.

Но Террант уходил насовсем. Страна Чудес могла бы обойтись без него, но без веры Алисы сказочный мир может исчезнуть. Зеркальная гладь дрогнула на мгновение, и отражение Шляпника помахало друзьям на прощание…

…Если Страна Чудес, переживая свои не самые лучшие дни, все равно оставалась светлой, то Лондон был… бесцветным. Люди, словно серые и безжизненные марионетки, устало брели по своим делам, не замечая высокого молодого человека в старомодном костюме с ярким шарфом на шее и огненно-рыжими кудрями из-под шляпы.
Казалось, он сиял, словно луч маяка в шторм, но прохожие, в лучшем случае, принимали его за чудака…

И даже тогда, когда на бледном лице Шляпника растаяла тень последней улыбки, путеводной звездой этого безумца горел в петлице цветок икдубазен. Чем дальше Шляпник уходил от зеркала, тем быстрее таяли драгоценные минуты и секунды, отведенные Временем. Когда на цветке остался последний лепесток, Шляпник увидел Абсолема. Потрепанные крылья его оставались на удивление небесно-голубыми. В сыром, стылом воздухе бабочка билась и билась о тусклую витрину конторки, указывая путь. Молодой человек толкнул дверь. Жалобно звякнул колокольчик… Воздух словно загустел и потяжелел, но Шляпник неверным шагом приблизился к столу, за которым сидела девушка, уткнувшись головой в скрещенные руки. Он почти коснулся волос, но…

…Дела у семейства Кингсли в последнее время шли из рук вон плохо. Лорд Эскот скоропостижно скончался, не оставив завещания. Единственным наследником был его недалекий и высокомерный сын Хэмиш. К несчастью, у молодого человека было особое пристрастие к дамам червей, и в пылу азарта за карточным столом Хэмиш проиграл часть наследства и дело отца. Дело, в которое Алиса вложила всю себя.
Новые партнеры ловко подставили Алису, избавившись от девушки-компаньона. Ее единственный корабль серьезно пострадал в шторме, продать удалось лишь малую часть товара, и денег на ремонт взять было больше неоткуда.

И Алиса погрузилась в новое для себя состояние – смесь безысходности и отчаяния. Она  перестала видеть сны. Девушка то часами ворочалась в постели, то проваливалась в тяжелое холодное забытье, не приносящее ни сил, ни облегчения. Она чувствовала себя заложницей снежного шара. Встряхнешь его – и тебя заметают белые холодные хлопья. Не трогаешь шар – сидишь в холодном сугробе. И как бы ты ни хотел, ты не можешь встряхнуть его так, чтобы зима сменилась весной.

Тем холодным пасмурным утром Алиса в очередной раз пыталась найти хоть какие-то спасительные зацепки в бумагах. Все было тщетно. Она устало опустила голову на скрещенные руки.

Жалобно звякнул колокольчик, тяжело хлопнула входная дверь. Алиса готова была поспорить, что с гостем в конторку ворвался запах весенних трав. Она подняла голову… В зале никого не было. Лишь небесно-голубая незабудка одиноко лежала на столе…

— … И никто на свете не станцевал бы джигу-дрыгу лучше него!

В комнате весь вечер то держалось трепетное волнение, то переливался звонкий детский смех.

— Ты все придумала, мама! — бойкая девчушка лет пяти погрозила пальчиком. — Не бывает исчезающих кошек, говорящих Додо и карт, играющих в крикет!

— Но это чистая правда, — Алиса улыбнулась дочери. — Стала бы я тебя обманывать?

Малышка покачала головой, и рыжие кудряшки запрыгали в разные стороны.

— А я смогу попасть туда? — и девочке на мгновение показалось, что на подоконнике, в горшке с незабудками большая синяя бабочка кивнула и растаяла в полумраке.
— Конечно, милая. Чтобы открыть дверцу в Страну Чудес, иногда достаточно просто крепко сомкнуть ресницы…

Непоседа наконец-то уснула, крепко обнимая свою любимую игрушку – длинноухого белого плюшевого кролика в ярком парчовом жилете. Алиса поправила одеяло и убрала прядь волос с личика дочери.

— Теперь это твой мир, владей им по праву.

Она погасила ночник, и, задержавшись на мгновение, по-дружески мягко щелкнула кролика по глянцевому носу.

 

…Пораженная Алиса с недоверием коснулась лепестков незабудки.
— Шляпник?! — девушка сорвалась с места и выбежала на улицу. Сердце бешено колотилось в груди. Спешащие мимо люди не обращали внимания на Алису. В потоке серых лиц не было живого, такого родного. Девушка отшатнулась к двери, в глазах ее потемнело. Чтобы немного прийти в себя, Алиса лбом коснулась холодного стекла:

— Что со мной… Я схожу с ума?

— Вы в порядке? — участливо поинтересовался мужской голос за спиной.
Девушка подняла голову.

Волшебно золотое солнце на миг выглянуло из-за стены мрачных туч. Его лучик коснулся плеча Алисы и рассыпался по стеклу искорками. В неясном отражении угадывался Шляпник, такой, каким девушка запомнила его в последний раз.

— Террант! — Алиса обернулась. Чужая рука отпустила ее плечо.

— Простите? — в зеленых глазах мужчины мелькнуло удивление. Он снял шляпу и поправил выбившуюся прядь рыжих волос. — Мисс Кингсли? Артур Маккейн. Мы можем поговорить?

Растерянно кивнув, Алиса пригласила его в конторку.

— Я знаю о Вашем тяжелом положении, мисс Кингсли, и хотел бы предложить стать моим партнером…

— Полагаю, я сейчас незавидный партнер, — попыталась пошутить Алиса.

— И тем не менее, наши интересы пересекаются. Мы можем быть полезны друг другу. Позвольте мне объясниться…

Алиса словно ушла в свои мысли. Она то бережно ощупывала лепестки незабудки, то искала вазочку, куда можно поставить цветок. Но стоило Маккейну окликнуть ее, она кивала и вполне осмысленно просила продолжать.

— …Таким образом, мы не только вернем вам причитающееся, но и сможем заработать. Что скажете? — мужчина внимательно смотрел на Алису.

На лице ее читалось умиротворение. Девушка рассматривала цветок, намурлыкивала незнакомую для Маккейна мелодию и неосознанно пыталась отбить ее по столешнице. «…Не забывай меня… Не забывай меня…»

— Да… определенно, да! — отозвалась она задумчиво. — Но боюсь, это невозможно…
Мужчина резким движением накрыл своей ладонью музицирующую руку девушки, заставив тем самым взглянуть на него. В зеленых глазах Артура вспыхнули безумные звезды.

— Возможно! Если ты в это веришь!

И Алиса готова была поклясться, что обломанный стебелек незабудки пустил корешки…

 

 

Шляпник появился на ступенях лестницы из никуда в ниоткуда. Страна Чудес все так же была в плену мрака. Ветер кружил снежные хлопья.

— Неужели, не получилось? — ошеломленный Шляпник протянул руку и поймал «снежинки» на ладонь…

Таким друзья и нашли его. В лучах рассветного солнца, в умиротворенной тишине, Шляпник любовался цветущими яблонями и вишнями. На плече его сидел Абсолем, синекрылый вестник самой весны.

 

— А вдруг она придет слишком рано?!

— Нет, она не может очень опоздать!

— У тебя часы спешат на три дня!

— Чаю?!

— Масло замечательное!

— Баярд, лови ежей!

В стране Чудес царил настоящий хаос. Мартовский заяц в бездумной суете переставлял чашки с места на место. Соня, бурча под нос что-то о лапокривости некоторых длинноухих, в очередной раз стаскивала осколки разбитого блюдца в сторонку, чтобы никто не поранился. Белый кролик торопливо проверял порядки, раздавая указания Труляля, Траляля и ящерице Биллу. Все были при деле — сколько еще нужно успеть! Розы покрасить, фламинго поймать, ежиные норы зарыть…

Только Шляпник никуда не спешил. Он стоял перед окном в мастерской с чашкой чая в руках, наблюдая за общей суматохой со стороны. Изредка Террант бережно касался молодых ростков икдубазена, проросших на месте обломанного стебля.

— Теперь я знаю, дорогая Алиса, что у тебя все будет хорошо. Именно для этого и нужны друзья.

Мурлыкнув, Чешир появился на плечах Шляпника огромным меховым воротником.

— Хочешь сказать, что Алиса скоро придет?

Террант вздрогнул. Скосив на кота глаза, он ревниво прикрыл рукой цилиндр на подоконнике. Шляпник улыбнулся ТАК, как может улыбаться только он.

— Я сказал, что нам следует приготовиться к приходу гостьи… Но я не говорил, что это будет Алиса…

5

Автор публикации

не в сети 1 год

Daniel

25
Комментарии: 12Публикации: 3Регистрация: 06-07-2017
Данные:
Опубликовано: Daniel от

4 комментария до сих пор:

  1. Это продолжение для гурманов! Каждая фраза, каждая мысль изысканы и волшебны! Я буду перечитывать эту сказку каждый раз, когда буду нуждаться в улучшении своего настроения. Мой голос Вам, автор.

    2
  2. Классно, что успел, автор! Я рад.

    2
  3. Дэн, ты большой талант! Талантище! Поздравляю тебя с великолепной сказкой и достойным участием в конкурсе!

    0

Добавить комментарий

Войти с помощью: