Алиса и Шляпник: 10 лет спустя

— Какой у вас забавный цилиндр, мистер… — улыбнулась хитроглазо старушка напротив. У нее в руках было вязание, на носу – пенсне, но каждый раз, когда поезд потряхивало, у нее слетала либо петля со спицы, либо пенсне с носа. Осознав, что при такой тряске вязать не получится, старушка переключила все свое внимание на странно одетого господина, который с огромным интересом рассматривал публику вокруг себя.

 

Рядом с отстраненным видом сидел седовласый джентльмен с газетой. То ли читал ее, то ли клевал носом.

 

Напротив, около хитроглазой старушки, сидел молодой человек, распевавший что-то про себя и отстукивавший ритм пальцами по столику в их тесном купе.

 

Они направлялись в Лондон.

 

— Нет ничего лучше, чем то, что сделано своими руками! – гордо ответил Шляпник хитроглазой старушке.

 

Молодой человек прыснул, а старик сделал вид, что газета интереснее разговора.

 

— И это тоже – ваших рук дело?.. – старушка тыкнула спицей в сторону громадного шейного платка Шляпника, завязанного на его тонкой шее в нелепый пышный бант.

 

Молодой человек заржал в голос.

 

Шляпник порывисто пытался пригладить бант на шее. Не помогло. Стремительно снял цилиндр, положил на пол, прыгнул сверху. В Стране Чудес это должно было бы помочь уменьшить цилиндр до размеров модного котелка, что носил пожилой джентльмен, а бант, по идее, должен был бы превратиться во франтоватую черную ленту, наподобие той, что была повязана крестиком на шее у молодого человека. Но ничего в этом мире не работало так, как Шляпнику хотелось бы.

 

— Как же вы живете тут?… – ошарашенно глядя на испорченный навсегда цилиндр выдохнул Шляпник.

 

Старушка выронила спицы. Шляпник автоматически поднял их: она напомнили ему две волшебные палочки.

 

«А вдруг?» — промелькнула шальная мысль в его голове. И он принялся махать спицами, колдуя над цилиндром. Опять – ничего. Просто две железные чуть погнутые острые спицы. Никакого волшебства.

 

— Как вы живете в этом мире?!? – заорал Шляпник, тыча спицами в своих попутчиков.

 

— Только не убивайте нас! – взмолился старичок, прижав газету к груди. Молодой человек вжался в угол, став похожим на испуганного ребенка. У старушки затряслись руки, лицо и шея пошли красными пятнами, хотя она изо всех сил пыталась не терять самообладание.

 

Выяснилось, что в этом мире живут за деньги. Деньги получают за труд. Трудятся с утра до ночи. Неважно – на дядю или на себя. Все равно с утра до ночи. Чтобы налить себе чай, надо сшить за день минимум две шляпы. Продать их. Пойти в магазин. Купить заварку, купить угли для растопки чайника, набрать воды, подождать, пока она закипит. И только тогда будет чай. За воду тоже надо платить. За содержание дома – тоже. Дом требует постоянного ремонта. То обои отвалятся, то крыша протечет. Еще надо платить налоги. Это чтобы спалось спокойно.

 

— А если всего этого НЕ делать??? – вспотевший Шляпник ошалело схватил себя за бакенбарды.

 

— Тогда будешь сидеть в тюрьме! – хором ответили все трое.

 

— Не хочу даже знать, что это такое! – заорал Шляпник, швырнув спицы в пол. В его мире они должны были бы отскочить и прыгнуть в руки старушке. Всего лишь потому, что она – их обладательница. Но эти спицы так не сделали. Они лишь подчинились сухим законам физики: подпрыгнув от удара пару раз, они остались неподвижно лежать на полу.

 

— Черт, черт, черт! – громко вдыхал и выдыхал Шляпник в ужасе.

 

Его «заложники» сидели, едва дыша.

 

— Кроме труда, денег и восполнения испорченных материальных предметов, у вас здесь есть место для ЛЮБВИ?!?… – прошипел Шляпник, выпучив глаза и переводя взгляд с одного попутчика на другого.

 

Молодой человек подпрыгнул на своей попе, плотно сжав ягодицы.

Старушка покраснела еще больше, расправляя юбку.

Старичок вытаращил глаза, впустую пытаясь найти ответ в своей голове.

 

В этом мире Шляпник не желал оставаться ни минуты. Он мог бы в любую секунду выскочить в окно и вновь оказаться в норке Кролика. Еще мгновение – или вечность – и он будет снова пить чай за своим столом с заляпанной вареньем и лапками Сони скатертью. Он так и сделал бы, если бы не безудержное желание – его и Алисы – увидеть друг друга. Тем более что поезд уже прибыл на перрон.

 

Путь домой, в Страну Чудес, теперь возможен лишь на следующем поезде в обратную сторону, который отправится через 15 минут. Он заберет Алису с собой. Их жизнь будет соткана из мгновений, которые будут пролетать, как вечность. Они будут счастливы.

 

Пошатываясь, Шляпник ступил на лондонскую землю.

 

Перрон постепенно пустел. Вдали, у самого первого вагона, неподвижно стояла женская фигура, изящно оперевшись на зонтик. Статная, грудастая девушка в самом соку. С пышными подкладками на задней нижней половине юбки платья. Очень привлекательно.

 

Привлекательно для любого лондонского мужчины, который захотел бы создать семью и заиметь добротных крепких здоровых детей.

 

Шляпник всматривался в очертания девушки. Где ее пухлые щечки? Где растрепанная копна волос? Вместо этого – подкрашенные скулы и подводка под глазами, похожая на боевую раскраску апачей. Аккуратно и изысканно уложенная прическа, распутывать и расплетать которую займет минимум час. Где ее короткое платьице и передничек с кармашками?.. Где ее детская непосредственность? Где… где Алиса?!?

 

Она стояла и пристально смотрела на него. Волшебства не было. Низкорослый, кривоногий, растрепанный, растерянный сорокалетний страшненький господин без шляпы. С лысинкой. Чуть сутулый, со смешным нелепым бантом на шее. Похож скорее на клоуна, а не на героя-любовника. Вряд ли ее отец примет его как зятя. Как представить его семье? «Папа, этот бездомный портной, по имени Шляпник, который старше меня на… двадцать лет? Или тридцать? Или тысячу??? Неважно. Ты сыграешь нашу свадьбу за свой счет. Он будет жить у… у меня в комнате?!? И… шить свои шляпы на продажу???». Сердце у Алисы забилось чаще. Она заправила под шляпку выпущенную кудряшку у лба. «Если он подойдет, я не знаю, как сказать ему “нет”!» — билось в груди у Алисы. «Я хочу семью и детей: а ведь в Стране Чудес мне придется остаток жизни напиваться чаем и слушать всякий бред от зооморфных созданий! А если я превращусь там в Соню? По имени Алиса? И меня засунут в один из бесконечных чайников и потом забудут обо мне навсегда?».

 

Шляпник сделал шаг ей на встречу. Или ей показалось? Уже неважно: она интуитивно отшагнула назад.

 

Он понял. Постоял еще минуту для приличия, а потом вскочил на отбывавший в обратную сторону поезд.

 

Алисы больше нет. Жизнь меняет все. Но есть ее образ. Надо просто держать его в своей голове – до мельчайших подробностей. Ее улыбку, ее короткое платьице, ее милые детские ножки, взгляд ее чистых незамутненных трудом и деньгами глазок. Она любит его огромный нелепый бант, а ее голова тонет в его гигантском цилиндре. Она скачет перед ним, показывая, как умеет танцевать, а он хлопает в ладоши в такт ее неуклюжим прыжкам…

 

Когда поезд выехал за пределы Лондона, Шляпник выпрыгнул из него и попал в норку Кролика. Оттуда – домой, где в чайнике по-прежнему спала Соня, высунув голову, на которой, словно шляпка, была надета крышечка. Но кое-что добавилось в эту привычную картину. На столе красовалась большая чашка в большом блюдце с золотой каемочкой… «В этой чашке вполне может поместиться маленькая девочка!» — воскликнулось в голове у Шляпника. И – о, да! – из чашки тут же выпрыгнула его Алиса.

 

— Буууу! – закричала она. – Не ожидал? Хахаха, на то она и Страна Чудес!

 

И она прыгнула ему на шею, теребя его огромный дурацкий бант.

 

Он обнял ее крепко-крепко.

 

До того момента Шляпник еще ни разу не плакал от счастья.

Голосовать

6

Автор публикации

не в сети 3 недели

Rada

203
Комментарии: 189Публикации: 13Регистрация: 15-01-2017
Данные:
Опубликовано: Rada от

6 комментариев до сих пор:

  1. Rada:

    Какая слезливость в конце. Мужчины же не плачут? 🙂

    2
  2. Эмоционально до крупных мурашек по рукам и ногам!
    Мне очень понравилась первая часть, там где народ и Шляпник в поезде. Я словно бы сама не справлялась с банальнейшими чудесами по уменьшению шляпы и возврату спиц… Чуть не всплакнула от бессилия и неправильеости этого мира. Здорово донесено состояние Шляпника!
    Встреча тоже потрясла, но Алиса и её впечатления мне были понятны и вызвали сочувствие. И грусть… И сочувствие… И, опять таки, примеряла её эмоции на себя. Не знаю как бы поступила.
    Конец не совсем понятен с логической точки зрения, но для сказки оправдан и даже идеален.
    Мой голос будет за эту встречу!

    2
  3. Понравился момент в поезде и то каким видел наш мир Шляпник… Тоже задаюсь вопросом: «как мы живём в этом мире?»… Но неспроста у нас есть любовь ?

    2
  4. Чувствуется рука Мастера. Нервная, подрагивающая то от сочувствия героям, то от смеха над ними…
    Я же нервно топчу свою шляпу от зависти перед талантом.

    0
  5. Как хорошо всё закончилось! Или только началась новая страница в истории волшебной любви?

    0

Добавить комментарий

Войти с помощью: