Убийца

ChePosledni

не в сети давно

Терновый венец не так раздражает,
Как эта Шляпа, — гореть ей в аду!
Косой лапой чай флегматично мешает,
Соня бормочет во сне, как в бреду…

Зудит в ушах Время навозною мухой:
— Чувак, ты убийца и шут для детей!
Обиделся старый, но коль верить слухам,
Он тварь, пережившая тыщи людей.

В саду круговерть из картинок сезонных.
Я не изменяюсь – не стар и не млад.
Лишь шарит средь редкостных клумб и газонов
Сошедший с ума мой, отчаянный взгляд…

Дождался! Пришла! И не то чтоб расселась,
А можно сказать, расплылась-растеклась…
— Алиса, спиши не за хамство, а смелость,
Ты выросла знатно и вширь раздалась!

О встрече конечно полвека мечталось,
Но Время мне мстит даже через друзей:
В лице мало что от Алисы осталось…
Глаза разве что, но намного грустней.
………..

Ну что тут сказать? Я убил, но не каюсь!
Пусть проклят и вечно свой чай буду пить…
Но дайте мне волю, вновь с Временем справлюсь.
Его за Алису найду как убить.

3

Привет, Алиса!

Вор4ун

не в сети давно

— Вань, смотри какую шляпу я тебе купила! — Алиса стояла в дверях комнаты и улыбаясь протягивала Шляпникову огромную шляпу, — как у Мигеля из «Танцев», примерь скорее, тебе очень пойдёт.

— Ну, Алиса, видишь я занят? А ты со своей дурацкой шляпой. Отстань! — он несколько раз с раздражением ударил пальцами по клавишам и откинулся на спинку стула, — Опять убили! Сколько тебе раз говорил, чтобы ты не лезла ко мне, когда я играю? Ты совсем тупая? Каждый раз одно и тоже… Что за шляпа, на кой чёрт она мне, я никогда не носил шляп. Что тебе в голову взбрело?

 

Иван вскочил, откинув стул в сторону и пошёл на кухню ставить чайник. Алиса стояла, прислонившись к стене и прижимала шляпу к груди. Она не понимала, чем заслужила такую реакцию.

 

Три месяца как они жили вместе. Она никогда бы не подумала, что этот сероглазый парень с густой шевелюрой и со смешным прозвищем — Шляпник, которого она заметила на вечеринке у Сони, так быстро станет для неё самым близким человеком. Он шутил, балагурил, демонстративно флиртовал с другими девушками, украдкой поглядывая  на Алису, как бы проверяя её реакцию. А она изображала полное равнодушие, хотя каждый раз сердце проваливалось куда-то в живот и там ухало от ревности. И только когда Кот, со своей неизменной улыбочкой ловеласа, подкатил к ней и, положив руку на плечо, склонился что-то, нашёптывая на ухо, как из-под земли появился Иван. Взяв Кота под локоть и дав тому пинок, подошёл к Алисе. Краснея и заикаясь, он что-то объяснял ей про Кота, про вечеринку, про Соню и других девушек, про компьютеры и какой-то софт. Она ничего не слышала, в голове шумело — пели жаворонки, бил набат и гремел гром одновременно. Через месяц они сняли двушку и въехали в неё.

— Аль, ну ты хоть поняла что-нибудь? — понимая, что перегнул палку спросил Иван девушку, которая так и стояла у стены с проклятой шляпой в руке.

Он неторопливо размешивал сахар в чашечке кофе с молоком и с укором смотрел на ту, которая хотела быть бо́льшей частью его жизни. Да, она была красивее всех тех кто был до неё, она была значительно умнее и начитаннее, она разбиралась в компьютере не только на уровне ВК или Инстаграмм. Она любила его, была нежна и внимательна с ним. А как она готовила! Но эта её навязчивость, постоянное желание перетянуть внимание на себя… Играть в компьютер стало почти невозможно, готовиться к соревнованиям — нереально. Неужели такую плату нужно платить за любовь? Если это так, то нафиг она нужна вместе со своей любовью.

— Ваня, ты совсем перестал меня замечать, обращать на меня внимание. Ты весь в своём компьютере. Целыми днями и ночами, на работе и дома. Так нельзя же. Мы перестали разговаривать, мне кажется, что ты перестал меня любить.

— Любить-не любить — достало всё! У меня соревнования через 2 недели, а ты со своими претензиями. Отвали! Отстань! Исчезни, в конце концов! Мне никого и ничего не нужно кроме компьютера, — возмущённо выговаривал Шляпник, неся чашку на кухню, — как можно было в это вляпаться, нафига съезжаться, когда…

 

За спиной раздался странный звук, как будто заискрились провода на компьютере. Он рванулся назад.

 

— Боже тебя упаси! – он представил, как Алиса вырывает провода из системника, рвёт и режет на куски всё, что попало под руки и имело отношение к его компу. Он как ураган ворвался в комнату. Всё было на месте. На экране горела привычная эмблема Виндовс, провода были на месте. Только странный запах озона повис в воздухе. Алисы в комнате не было.

 

— Аля, ты где? – громко спросил парень, — Алиска, ну не злись, прости. Я правда не прошёл из-за твоей шляпы в следующий тур отборочного, теперь всё заново. Вот и психанул. Аля!

 

Он обошёл комнаты, кухню, ванную, туалет; зачем-то проверил шкаф, заглянул на балкон… Алисы не было.

«Ну вот, ушла. Но вещи оставила, значит вернётся… Дурак ты Шляпник! Такую девушку…» — он сидел на диване и мысленно рвал на себе волосы.

 

Алиса не пришла утром, не пришла в обед. Иван убрал квартиру, приготовил ужин, но она не пришла и вечером. Надев смешную шляпу и галстук поверх футболки, надеясь рассмешить её, когда она придёт, он бродил по пустой квартире, не находя себе места. Уже ближе к полуночи, он уселся на любимый стул перед компьютером и включил его. На экране появились знакомые обои, только… В нижнем левом углу новая иконка с надписью: Скажите «Привет, Алиса» и значок микрофона.

 

Он точно помнил, что вчера этого не было.

 

— Привет, Алиса, — настороженно произнёс Шляпник.

— Привет-привет! — ответил знакомый весёлый голос.

— Как ты туда попала?

— А вот уметь надо.

— А ты надолго там?

— До воскресенья.

 

Сегодня было воскресенье и что-то подсказывало Ивану, что Алиса говорила не о дне недели.

 

— Значит теперь ты в компьютере?

— И не только в этом.

—  Как же так?

— Ну вот так вышло. Зато теперь мы всегда вместе.

 

Голосовать

5

Смысл бессмысленности

Вор4ун

не в сети давно

— Если в мире всё бессмысленно, — сказала Алиса,
— что мешает выдумать какой-нибудь смысл?

Льюис Кэрролл

На уютной террасе, за длинным, почти бесконечным столом сидел Шляпник, грустно разглядывая сад за деревянными диагональными решётками. На столе стояли приборы для еды, чайные сервизы, валялись обломки чашек, огрызки яблок, отъедки торта, ползали виноградные улитки с лихо закрученными усами, лежал на боку старый, пузатый чайник. Из его носика периодически вылетали чёрные тучки или выползала и растекалась по столу какая-то зелёная, болотная жижа. Рядом со Шляпником лежала огромная шляпа странной трапецеидальной формы. Из верха шляпы шёл то ли лёгкий дымок, то ли парок, по тулье валялись огромные валуны, и росли могучие ели; на полях разогревал пары́ древний, чёрный с позолотой паровоз с десятком вагонов. Шляпа произвела бы сногсшибательный эффект, но не здесь, не в этом мире.

Пузатый чайник качнулся, из него донеслось недовольное бормотание.
— Что-то Соня совсем покой потеряла, который день с собой спорит… или не с собой? — обратился Шляпник к Мартовскому Зайцу, который пытался рассмотреть в зеркале своё изображение. Глаза его то разъезжались в разные стороны, то сходились на носу. То левый соскальзывал вниз, когда правый взлетал вверх, то оба глаза убегали на кончики ушей, тогда Заяц становился похожим на виноградную улитку. Всё это его страшно заводило, и он подпрыгивал, пофыркивал, порыкивал как ушастый «Запорожец», которого пообещали превратить в «Мерседес».
— Что-то творится с нашей Страной, — продолжил Шляпник, — прогресс явно ей не на пользу.
— Сартр ку, пу шен то фу, — согласился Заяц, пытаясь сфокусировать внимание на старом друге.
— Вот и ты пургу понёс, а был неплохим собеседником.
— Да ладно, — заяц прикрыл один глаз лапой в белой перчатке и стал серьёзным, — дело не в прогрессе, дело в нас. Миры меняются, а мы пытаемся удержать то, чего уже давно нет. Мы считаем, что можем быть счастливы только в связке с прошлым, со своими воспоминаниями или в будущем, когда кончатся наши беды. Ждём, а завтра не наступает и прошлое не возвращается. Вчера было вчера, а завтра наступает опять сегодня. И я жду завтра, потому что сегодня положено ждать завтра, а завтра наступает сегодня. Сегодня – сегодня, и завтра – сегодня, вчера тоже было сегодня, но стало вчера, чтобы пришло завтра, а пришло…

Глаз выскочил из-под лапы и умчался на затылок, заяц озадачено замолчал.
За пределами террасы, в загоне, возбуждённо кричали фламинго – они пытались играть с ёжиками в крокет, но что-то шло не так, и птицы возмущённо кричали. Что там происходило, было не видно, потому что решётка была заплетена разноцветными ипомеями. Колокольчики равнодушно взирали в обе стороны террасы, перелистывая острыми листочками страницы соцсетей в своих гаджетах и ведя оживлённую переписку.
— А помнишь бабочку? Раньше она рассказывала нам про удивительные миры, которые посещала. Пила с нами нектар. А теперь? Не вытаскивает свой хоботок из смартфона, общается с каким-то старым Бражником, выдающим себя за Махаона, — продолжал грустно Шляпных дел мастер, не обращая внимания на бред, который нёс друг.

«Шок! Сенсация! Вся правда!» — развернул Мартовский Заяц свежую газету, вылетевшую из чайника Сони. – «Шляпник ворует детей в угоду своей похоти!», «Сколько можно это терпеть?», «Доколе?»
— Друг мой, о чём они? – удивлённо скосив глаза, спросил ушастый, — у меня выкупили эксклюзивное право на бред? Где чек?
— Это всё чёртов прогресс, — поморщился герой первых полос всех газет Страны Чудес, — если раньше человек ориентировался на лучших представителей общества и вольно или невольно пытался подражать им, то сейчас все мыслят опираясь только на светлый или тёмный образ себя любимого. Пользуясь системой фильтров собственного разума. Пьяному кажется, что все вокруг качаются, шлюхам кажется, что все вокруг продажны, педофилам кажется, что они единственные честно любят, а остальные — латентны и тайно страдают, ворам кажется, что все вокруг воруют и…
— Вор должен сидеть в горшке! — неожиданно хриплым басом рявкнула Соня.
— Вы оба не правы, — материализовался на краю стола кот, — я знаю пароль, я вижу ананас, я верю, что еноты придут спасать нас! Я знаю бобров, я вижу бабуин, нельзя с амфетамином мешать кокаин!.. Сегодня я притворился мертвым перед своим четырёхлетним племяхой, он поплакал 3 секунды, потом схватил мой айфон и убежал.
— Вот ещё одна жертва прогресса! — вздохнул мастер, — Кот, прекращай вещать статусами из Контакта или вали отсюда.
Чеширец обиженно улыбнулся и стал исчезать, через минуту над столом висел только хвост и то, что было под ним.
— Так значит говоришь, не надо ждать завтра, а брать и начинать сегодня? –
Шляпник повернулся к Мартовскому Зайцу.
За столом никого не было. Шляпник взял зеркало и, расправляя пальцем усы, посмотрелся в него. В зеркале отражался Заяц.
— Значит решился? — спросило отражение, — Утренним поездом на 18:47, ровно в полдень?
— Да, и именно сегодня, даже если оно наступит вчера, — подмигнул ему Шляпник, — не забывай поливать Соню, иногда переворачивай её с боку на бок.
— А ну-ка подвинься! – сказал он Зайцу, входя в зеркало и направляясь в сторону своей шляпы, — мне ещё к поезду опоздать надо.

За пару часов до захода солнца наш путешественник уже подходил к полям шляпы.
— Доброе утро! – поприветствовал Шляпника кролик в униформе проводника Чудесных Железных Дорог.
— Рановато. Чуть было не проспешили, — недовольно скосил он глаза на пассажира, компостируя билет передними резцами…
— Благодарю, любезный, — кивнул мастер проводнику, — ещё немного и было бы рано. Не могли бы Вы принести мне в купе чаю с двумя ложечками коньяка?

«Давно надо было решиться, ведь с того дня как Алиса вернулась в свой мир, наш мир медленно и неотвратимо стал разрушаться», — размышлял Шляпник, прихлёбывая ароматный чай из фарфоровой чашечки, — «Нужно встретиться с ней и решить всё. Возвращать прошлое или ждать будущее? И какое оно это будущее?»
В темноте соседней полки что-то зашевелилось.
— Я не знаю, что несёт нам будущее, поэтому живу улыбаясь настоящему, — донесся оттуда вкрадчивый голос, — Невозмутим… Холоднокровен… Диагноз правильный — цинизм… Когда и где приобретённый? Уже не помню… Помнит жизнь!
— Брысь! Жертва ВКонтакта, — рявкнул путешественник, швыряя шляпу в Чеширского Кота.

Состав вздрогнул. Раздался длинный, тоскливый гудок.
— Поехали, — вздохнул Шляпник.
Поезд взлетел и, плавно огибая гору, направился по спирали к дымящемуся, изрыгающему пламя и лаву жерлу вулкана, находящемуся на вершине.

За большим столом светлой гостиной сидела рыжеволосая девочка лет пяти и ела кашу. Напротив неё сидела не менее рыжеволосая женщина и вязала.
— Мама, а почему дедушка называет меня Ли́са или лисенок? Я же Лиза, — спросила девочка, отложив ложку и опасно раскачиваясь на двух ножках стула.
— Ну ты же знаешь, дедушка любит придумывать всем свои имена, — ответила мать.
— А почему… а почему… — раскачивалась Лиза все сильнее, — А почему он тебя научил так вязать?
— Нет, вязать он меня не учил, он меня научил создавать миры и вплетать в них радость. А вязать меня научила мама, — женщина поправила тонкую паутинку миров, спадавшую с её колен на плитку полов и растекающуюся по гостиной.
— А ты меня научишь вязать?
— Конечно, с радостью.
Лиса крутнулась на одной ножке, заставляя стул вращаться.
— А почему дед с нами не живёт? — снова спросила девочка, разглядывая на паутинке кролика, отправляющего поезд взмахом жёлтого флажка.
— Может быть он так привык? Там его воспоминания, его работа, его друзья. Помнишь этого смешного Мартовского Зайца, который все путает, но на все имеет своё мнение? А Соня? Она тоже создаёт свои миры, только во сне. А Чеширский кот? Кто будет искать его постоянно теряющееся тело? Нет, он не может переехать к нам, без него там все станет другим, — женщина наклонилась над вязанием и двумя пальцами вытащила из него огнедышащего дракона, пытающегося сжечь всё вокруг, включая себя самого. Она осторожно опустила его в огнеупорную коробку с дырочками для дыхания и отставила в сторону.
— Мам, а почему ты его в коробку?
— А мы найдём ему подружку и отпустим их весной к нам в сад, они совьют гнездо и будут петь песни все лето. Они станут соловьями.
— Мам, а когда мы поедем к деду? Летом?
Алиса в первый раз промолчала.
А что она могла ответить? Дед сидел на своей террасе и ждал, когда вернётся то, что он так любил, не замечая никого.

Пролетев сквозь жерло вулкана, паровоз выехал к тихой станции. Окутав весь перрон клубами дыма и пара, он остановился. Торопливый кролик выскочил из вагона и усердно протёр поручни. На перрон вышел Шляпник. В неизменно странном цилиндре, в длинном коричневом сюртуке, с бантом на шее и саквояжем в руке — он выглядел весьма архаично даже рядом с древним паровозом. Он огляделся и прошёл к скамейке, стоявшей под станционными часами. Время тянулось долго…
— Тянулся, — мысленно поправил он себя и улыбнулся, — Время это он, старый мудрый старик, расставляющий всё по своим местам.
По плитам перрона застучали каблучки. В паровозном тумане показался слабый силуэт.
— Она! — сердце ухнуло куда-то вниз, к пяткам.
Шляпник вскочил и бросился навстречу.
— Привет, ты всё-таки выбрался, — проговорила Алиса, обнимая странника, — я знала, что ты сможешь.
— Когда извержение вулкана могло остановить меня?
— Но я всё-таки переживала.
Они сели на скамью.
— Я очень скучал. Всё стало другим, без тебя Страна Чудес превращается в Страну Воспоминаний о Счастье, и это грустно.
— Ты решил переехать к нам?
— А как же мой мир? Мои Чудеса? Мои шляпы? Мои друзья? Я не хочу менять тот мир, в котором был счастлив.
Алиса молчала.
— Что же делать? — тихо спросил он.
— Если не хочешь менять дорогой тебе мир, измени себя в этом мире…

На уютной террасе, за длинным, почти бесконечным столом сидел Шляпник, он что-то шил на своей старой швейной машинке. Блуждающая улыбка на его лице говорила о том, что работа ему нравилась. Из пузатого чайника доносилось умиротворённое посапывание, из его носика вырывались белоснежные облачка спиралевидных галактик и, сверкая мириадами звезд, уносились куда-то вдаль. Колокольчики, побросав гаджеты, следили то за галактиками, то за шитьём, пытаясь что-нибудь понять.
— Грядут большие изменения? Значит не зря съездил? Не будет ли от этого плохо? — выглянул из зеркала Мартовский Заяц.
«Изменения — это не «хорошо» и не «плохо». Это просто означает «что-то иное», — процитировал классика довольный Шляпник.

Он закончил шить и рассматривал результат.
— Кепка?! — хором удивились цветы
— Это и есть твоё новое? — выпал заяц из зеркала.
«— Все, с понедельника начинаю новую жизнь!
— Что, бросаешь пить, курить и материться?
— Нет! Меняю ник, почтовый ящик и номер аськи…» — повис в воздухе Чеширский Кот
— Привет, котяра! Именно в таком порядке, — засмеялся новый человек, надев кепку и повернув козырек вбок. Засунул за ухо карандаш, и, улыбнувшись, прицепил на грудь большой красный значок.
— Ну что, чаю? Соня, сыру? – мастер сел за стол, — а может…

За спиной скрипнула нарисованная когда-то давно Мартовским Зайцем на кирпичной стене белая дверь. Все оглянулись. Дверь открылась и на террасу выбежала маленькая рыжеволосая девочка. Она бесцеремонно влезла на колени бывшему Шляпнику.
— А… Ли́са! — засмеялся он.
— Дед, а почему?.. — она осмотрелась, прислушалась…

В саду заливались огнедышащие соловьи; в огороженном загоне, согреваясь в лучах вечернего солнца, разгуливали фламинго; ёжики развесили свои колючие спецовки сушится и загорали; Мартовский Заяц задумчиво грыз фарфоровую чашку; Соня, блаженно вытянувшись, нюхала сыр; Чеширский Кот расплылся в такой улыбке, что все прочие были вычеркнуты из каталога улыбок…
— А расскажи мне свои стишки, дед, — усевшись поудобнее, откусила кусок изумлённой улитки девочка.
— Ну, слушай, лисёнок:

Сертом бурлыкает ховрон,
Чепу́шит бырлохост,
И перегулит в челотон
Клюгавый лупохвост…

 

Голосовать

5

Алиса и Шляпник: 10 лет спустя

Rada

не в сети давно

— Какой у вас забавный цилиндр, мистер… — улыбнулась хитроглазо старушка напротив. У нее в руках было вязание, на носу – пенсне, но каждый раз, когда поезд потряхивало, у нее слетала либо петля со спицы, либо пенсне с носа. Осознав, что при такой тряске вязать не получится, старушка переключила все свое внимание на странно одетого господина, который с огромным интересом рассматривал публику вокруг себя.

 

Рядом с отстраненным видом сидел седовласый джентльмен с газетой. То ли читал ее, то ли клевал носом.

 

Напротив, около хитроглазой старушки, сидел молодой человек, распевавший что-то про себя и отстукивавший ритм пальцами по столику в их тесном купе.

 

Они направлялись в Лондон.

 

— Нет ничего лучше, чем то, что сделано своими руками! – гордо ответил Шляпник хитроглазой старушке.

 

Молодой человек прыснул, а старик сделал вид, что газета интереснее разговора.

 

— И это тоже – ваших рук дело?.. – старушка тыкнула спицей в сторону громадного шейного платка Шляпника, завязанного на его тонкой шее в нелепый пышный бант.

 

Молодой человек заржал в голос.

 

Шляпник порывисто пытался пригладить бант на шее. Не помогло. Стремительно снял цилиндр, положил на пол, прыгнул сверху. В Стране Чудес это должно было бы помочь уменьшить цилиндр до размеров модного котелка, что носил пожилой джентльмен, а бант, по идее, должен был бы превратиться во франтоватую черную ленту, наподобие той, что была повязана крестиком на шее у молодого человека. Но ничего в этом мире не работало так, как Шляпнику хотелось бы.

 

— Как же вы живете тут?… – ошарашенно глядя на испорченный навсегда цилиндр выдохнул Шляпник.

 

Старушка выронила спицы. Шляпник автоматически поднял их: она напомнили ему две волшебные палочки.

 

«А вдруг?» — промелькнула шальная мысль в его голове. И он принялся махать спицами, колдуя над цилиндром. Опять – ничего. Просто две железные чуть погнутые острые спицы. Никакого волшебства.

 

— Как вы живете в этом мире?!? – заорал Шляпник, тыча спицами в своих попутчиков.

 

— Только не убивайте нас! – взмолился старичок, прижав газету к груди. Молодой человек вжался в угол, став похожим на испуганного ребенка. У старушки затряслись руки, лицо и шея пошли красными пятнами, хотя она изо всех сил пыталась не терять самообладание.

 

Выяснилось, что в этом мире живут за деньги. Деньги получают за труд. Трудятся с утра до ночи. Неважно – на дядю или на себя. Все равно с утра до ночи. Чтобы налить себе чай, надо сшить за день минимум две шляпы. Продать их. Пойти в магазин. Купить заварку, купить угли для растопки чайника, набрать воды, подождать, пока она закипит. И только тогда будет чай. За воду тоже надо платить. За содержание дома – тоже. Дом требует постоянного ремонта. То обои отвалятся, то крыша протечет. Еще надо платить налоги. Это чтобы спалось спокойно.

 

— А если всего этого НЕ делать??? – вспотевший Шляпник ошалело схватил себя за бакенбарды.

 

— Тогда будешь сидеть в тюрьме! – хором ответили все трое.

 

— Не хочу даже знать, что это такое! – заорал Шляпник, швырнув спицы в пол. В его мире они должны были бы отскочить и прыгнуть в руки старушке. Всего лишь потому, что она – их обладательница. Но эти спицы так не сделали. Они лишь подчинились сухим законам физики: подпрыгнув от удара пару раз, они остались неподвижно лежать на полу.

 

— Черт, черт, черт! – громко вдыхал и выдыхал Шляпник в ужасе.

 

Его «заложники» сидели, едва дыша.

 

— Кроме труда, денег и восполнения испорченных материальных предметов, у вас здесь есть место для ЛЮБВИ?!?… – прошипел Шляпник, выпучив глаза и переводя взгляд с одного попутчика на другого.

 

Молодой человек подпрыгнул на своей попе, плотно сжав ягодицы.

Старушка покраснела еще больше, расправляя юбку.

Старичок вытаращил глаза, впустую пытаясь найти ответ в своей голове.

 

В этом мире Шляпник не желал оставаться ни минуты. Он мог бы в любую секунду выскочить в окно и вновь оказаться в норке Кролика. Еще мгновение – или вечность – и он будет снова пить чай за своим столом с заляпанной вареньем и лапками Сони скатертью. Он так и сделал бы, если бы не безудержное желание – его и Алисы – увидеть друг друга. Тем более что поезд уже прибыл на перрон.

 

Путь домой, в Страну Чудес, теперь возможен лишь на следующем поезде в обратную сторону, который отправится через 15 минут. Он заберет Алису с собой. Их жизнь будет соткана из мгновений, которые будут пролетать, как вечность. Они будут счастливы.

 

Пошатываясь, Шляпник ступил на лондонскую землю.

 

Перрон постепенно пустел. Вдали, у самого первого вагона, неподвижно стояла женская фигура, изящно оперевшись на зонтик. Статная, грудастая девушка в самом соку. С пышными подкладками на задней нижней половине юбки платья. Очень привлекательно.

 

Привлекательно для любого лондонского мужчины, который захотел бы создать семью и заиметь добротных крепких здоровых детей.

 

Шляпник всматривался в очертания девушки. Где ее пухлые щечки? Где растрепанная копна волос? Вместо этого – подкрашенные скулы и подводка под глазами, похожая на боевую раскраску апачей. Аккуратно и изысканно уложенная прическа, распутывать и расплетать которую займет минимум час. Где ее короткое платьице и передничек с кармашками?.. Где ее детская непосредственность? Где… где Алиса?!?

 

Она стояла и пристально смотрела на него. Волшебства не было. Низкорослый, кривоногий, растрепанный, растерянный сорокалетний страшненький господин без шляпы. С лысинкой. Чуть сутулый, со смешным нелепым бантом на шее. Похож скорее на клоуна, а не на героя-любовника. Вряд ли ее отец примет его как зятя. Как представить его семье? «Папа, этот бездомный портной, по имени Шляпник, который старше меня на… двадцать лет? Или тридцать? Или тысячу??? Неважно. Ты сыграешь нашу свадьбу за свой счет. Он будет жить у… у меня в комнате?!? И… шить свои шляпы на продажу???». Сердце у Алисы забилось чаще. Она заправила под шляпку выпущенную кудряшку у лба. «Если он подойдет, я не знаю, как сказать ему “нет”!» — билось в груди у Алисы. «Я хочу семью и детей: а ведь в Стране Чудес мне придется остаток жизни напиваться чаем и слушать всякий бред от зооморфных созданий! А если я превращусь там в Соню? По имени Алиса? И меня засунут в один из бесконечных чайников и потом забудут обо мне навсегда?».

 

Шляпник сделал шаг ей на встречу. Или ей показалось? Уже неважно: она интуитивно отшагнула назад.

 

Он понял. Постоял еще минуту для приличия, а потом вскочил на отбывавший в обратную сторону поезд.

 

Алисы больше нет. Жизнь меняет все. Но есть ее образ. Надо просто держать его в своей голове – до мельчайших подробностей. Ее улыбку, ее короткое платьице, ее милые детские ножки, взгляд ее чистых незамутненных трудом и деньгами глазок. Она любит его огромный нелепый бант, а ее голова тонет в его гигантском цилиндре. Она скачет перед ним, показывая, как умеет танцевать, а он хлопает в ладоши в такт ее неуклюжим прыжкам…

 

Когда поезд выехал за пределы Лондона, Шляпник выпрыгнул из него и попал в норку Кролика. Оттуда – домой, где в чайнике по-прежнему спала Соня, высунув голову, на которой, словно шляпка, была надета крышечка. Но кое-что добавилось в эту привычную картину. На столе красовалась большая чашка в большом блюдце с золотой каемочкой… «В этой чашке вполне может поместиться маленькая девочка!» — воскликнулось в голове у Шляпника. И – о, да! – из чашки тут же выпрыгнула его Алиса.

 

— Буууу! – закричала она. – Не ожидал? Хахаха, на то она и Страна Чудес!

 

И она прыгнула ему на шею, теребя его огромный дурацкий бант.

 

Он обнял ее крепко-крепко.

 

До того момента Шляпник еще ни разу не плакал от счастья.

Голосовать

6

Внезапная сказка

Эвиллс

не в сети давно

Хамелеоном изменяясь,
Смотря коварно из щелей.
За мной тоска моя гоняясь,
Травила время скучных дней.

Мой Шляпник, я не ожидала,
Что я смогу прийти сюда.
Начнём же сказку мы сначала!
И будем вместе навсегда!

Алису помнишь ли родную?
Уже ли позабыл меня?!
Ведь знал, что по тебе тоскую,
Надежду в сердце сохраня!

Но ты молчишь, нахмурясь грозно.
И пальцем крутишь у виска.
И говоришь: «Алиса, поздно
Ты добралась издалека!

Теперь ты взрослая, фемина.
И слишком прелести видны.
Года промчались вихрем мимо.
Воспоминания бледны.

Любил я маленькую пери,
Ну, то есть, глупая, тебя.
Когда могла пройти ты в двери,
Мои фантазии будя.

Теперь ты стала мощной бабой!
Велик твоей груди размер.
Была ты хрупкою и слабой.
Теперь — путанам всем пример!

Ты знай, что лишь детей люблю я.
Лишь к ним погибельная страсть!
И не тянись для поцелуя.
Ты мне теперь уже не «в масть».

Ступай же прочь, ты взрослой стала!
И письма больше не пиши.
– Такого я не ожидала!
Трагедия больной души!

Тряхнула Шляпника за плечи.
И говорю: «Мерзавец ты!
Какие в детстве плёл мне речи,
Будил волшебные мечты…»

И укусила в шею вольно!
И врезала ему под дых!
А Шляпник пискнул: «Стерва! Больно!»
Уполз в нору и там затих.

Напрасно я вампиршей стала?!
Ведь Шляпнику я не нужна.
И сказку не начать сначала.
Ему не буду я жена!

Ушла из сказки я в готичность.
Алиса-вамп, княгиня Тьмы.
Я одиозная сверхличность!
А Шляпник? Всё! Не дружим мы!

Хотела сказку — получила.
Теперь мне Дракула родня.
Пью кровь. Моя растёт сверхсила!
А Шляпника забуду я.

…Тем временем, в норе кошмарной
Сам Шляпник отрастил себе
Клыки и взор сверхлучезарный
И крылья, вопреки судьбе.

И стал он сказочным вампиром.
Такой нежданный поворот!
Не кормит больше соню сыром,
Сбежал его Чеширский кот.

И держит Зазеркалье в страхе
Гад Шляпник и Страну Чудес.
Уже мечтает о размахе,
Он властью бредит. К нам пролез!

И оказался Шляпник рядом.
И я простила упыря.
Не называю больше гадом.
Теперь мы с ним одна семья!

…Вампиры: Шляпник и Алиса,
Так в браке счастливы теперь!
Вновь угораздило влюбиться
Друг в друга их, ты мне поверь!

 

Голосовать

4

Алиса, Шляпник и любовь, или Место преступления: Иерусалим

Sv. Goranflo

не в сети давно

Алиса, Шляпник и любовь

 

или

 

Место преступления: Иерусалим

 

…не ждал, Иуда? – спросил Иисус спокойным, чуть хриплым голосом. Ни одной эмоции не отражалось на его красивом, гладко выбритом лице. В стальных глазах читалась решимость. Пот и кровь блестели на рельефных мускулах.

 

Сердце Искариота забилось в бешеном, неправильном ритме, как птица в когтистой лапе льва.

 

— Учитель… — пролепетал он, с трудом разлепив губы. Руки Иуды затряслись, и серебряники в его кошеле ответили мелодичным звоном.

 

— Как ты мог предать меня, Иуда? – спросил Иисус, делая шаг вперёд.

 

— Ни с места, назаретянин! – раздался вдруг хриплый голос Каиафы.

 

Иисус обернулся. Из кустов вышел первосвященник Иудеи. А перед собой он толкал Марию Магдалину. Каиафа крепко держал её за волосы, приставив к горлу меч. Следом за Каиафой вышло десять бойцов из храмовой стражи с обнажёнными мечами.

 

— Бросай оружие, назаретянин! И подальше!

 

Иисус окинул воинство Каиафы презрительным взглядом и бросил свой меч на песок. Его тут же подхватил подскочивший Иуда.

 

— А теперь медленно, медленно встань на колени и медленно подними руки… — прошипел первосвященник. – Медленно! Я не шучу! – и он резко дёрнул Марию за волосы. Она застонала. На глазах появились слёзы. Иисус плавно опустился на колени и поднял руки над головой, так что стали видны огромные дыры в его ладонях, оставленные гвоздями…

 

 

Преподобный Лавпентер перевернул страницу Писания. Утирая пот со лба, он украдкой кинул взгляд в сторону своей паствы. Прихожане сидели на скамьях, едва дыша, уставившись на своего пастора, как заворожённые. Новое Евангелие шло на ура. И взрослые, и дети с одинаковой жадностью слушали повествование о приключениях Иисуса – одного из первых и любимых супергероев Америки…

 

Непривычное внимание прихожан льстило преподобному Лавпентеру, но сейчас его больше всего интересовала реакция нескольких молодых мужчин и женщин, сидевших в первом ряду. Они были одеты в элегантные деловые костюмы, носили стильные очки в изящных оправах, а на коленях держали дорогие дипломаты. Адвокаты Братства Хэппи Энда…

 

С тех пор, как все христианские церкви США перешли на модернизированное Священное писание, воскресные чтения вошли в число самых посещаемых мероприятий в стране. И коммерчески успешных. Блюдо для пожертвований, пускавшееся среди прихожан после каждой проповеди, возвращалось с кругленькими суммами. Скорее, даже с круглыми. Или круглющими.

 

Своей популярностью Новое Евангелие было обязано голливудской экранизации старого, вышедшей пару лет назад. Главные роли в блокбастере сыграли звезда бодибилдинга Брандульф Шнафгрюннер и популярная поп-певица Миладонна. Прекрасный творческий тандем составили режиссёр гонконгского происхождения Джим Гу и сценарист Катрин Тарантелла, сумевшая адаптировать евангельскую историю под вкусы и чаяния простого зрителя. Постановщиком боёв выступил легендарный Джет Пинчан. Это о многом говорит… Неудивительно, что съёмки достигли такого размаха – ведь продюссировало картину само всемогущее Братство Хэппи Энда…

 

После премьеры люди всех возрастов массово бросились скупать и скачивать Евангелия, чтобы глубже погрузиться в очаровавший их мир песков и пальм, непобедимых легионов и свирепых пиратов, гордых поединков и древних боевых искусств, придворных интриг, загадок неведомых цивилизаций, искренней дружбы, подлого предательства, пиров и битв, тайн, опасностей и обворожительных женщин…

 

Каково же было удивление граждан, внезапно узнавших, что в оригинальной истории Иисуса нет ни кровавых сражений, ни буйных пиров, ни головокружительных трюков с мечами, ни драконов, ни зомби… Обворожительные женщины и любовные страсти, если и упоминаются, то только в негативном ключе и с осуждением… И конец какой-то грустный…

 

Всеобщее возмущение едва не вылилось в беспорядки. Была подана серия коллективных исков как к создателям фильма, так и к авторам оригинального источника.

 

Создалась сложнейшая ситуация, затрагивающая интересы крупных религиозных, медийных и финансовых организаций, а также задевающая чувства множества простых налогоплательщиков. И тогда, как и во многих подобных случаях, имевших место ранее, выступило Братство Хэппи Энда с предложением пересмотреть имеющиеся религиозные тексты и адаптировать их к потребностям современного общества.

 

За основу Нового Евангелия было решено взять сценарий полюбившегося всем фильма…

 

 

— Что, назаретянин, болит? – издевательски ухмыльнулся Каиафа, увидев раны. – Ничего, будет ещё больнее! Я обязательно вложу туда палец, когда ты будешь связан!

 

При этих словах он слегка ослабил свою хватку. Лезвие меча немного отошло от горла Магдалины…

 

Это было ошибкой Каиафы. Неуловимым движением Иисус сунул руки за голову, выхватил два огромных гвоздя, которые были спрятаны в его густых, доходящих до плеч волосах, и метнул их. Один тяжёлый острый гвоздь со свистом воткнулся в левый глаз Каиафы, второй – в шею солдата, стоявшего к первосвященнику ближе всех. Прежде чем два тела упали на песок Гефсиманского сада, Иисус кувырком ушёл от свистнувшего над ним меча Иуды и влетел в самую гущу замешкавшихся стражников. Ловким приёмом выхватил у одного из них меч… В следующие несколько секунд поляна оглашалась звуками ударов, топотом и криками умирающих. Иисус уничтожал врагов одного за другим, безжалостно используя как приёмы, которым научился в школе гладиаторов, так и секретные техники, полученные в горном Храме Ассасинов. Через минуту всё было кончено. На поляне остались лишь Иисус, Мария Магдалина и одиннадцать окровавленных трупов, среди которых лежал великий и ужасный первосвященник Каиафа. И ещё остался Иуда Искариот. Бывший апостол стоял на коленях и трясся, вцепившись руками в лицо. Между пальцев отступника струились слёзы.

 

— Иисус, пожалуйста… — пролепетал он тонким голосом, — не убивай меня! Я же твой друг… Возьми деньги! Три тысячи серебряников! Это состояние! Хватит на всю оставшуюся жизнь!

 

— Прощай, Иуда, — ответил Иисус. – Забирай свои деньги и проваливай. Я не собираюсь тебя убивать.

 

С этими словами он развернулся и пошёл к Магдалине.

 

— Иисус!!! – вдруг закричала Мария. Она увидела, как Иуда выхватил из-за пазухи кинжал и бросился на повернувшегося спиной Иисуса… Казалось, того уже ничто не может спасти. Искариот был проворен и как никто умел бить в спину…

 

Но Иисус был начеку и услышал движение сзади. Он ударил мечом с разворота. Голова Иуды отлетела и покатилась вниз по каменистому склону. Тело ещё немного постояло, пуская фонтанчики крови из обрубленной шеи, а потом рухнуло, как подкошенное дерево.

 

— Прощай, Иуда… — повторил Иисус.

 

 

Несмотря на огромный успех Нового Евангелия, среди американских священников у него нашлись противники. Консервативно настроенные клирики считали, что голливудская история не совпадает с их Священным Писанием по ряду ключевых моментов и никак не может быть ему адекватной заменой. Вопреки рекомендациям церковного руководства, они продолжили проповедовать старое Евангелие, чем вызвали очередной всплеск возмущения граждан. За непокорных пасторов взялось Братство Хэппи Энда.

 

Неизвестно, когда эта богатая и могущественная организация зародилась в недрах Голливуда. Может быть, даже в самом начале его истории, когда некоторые поняли, какую власть над умами может дать кинематограф, и назвали его важнейшим из всех искусств.

 

Один бог знает, сколько лет Братство существовало в подполье, тайно вмешиваясь в съёмки фильмов и издание книг, незаметно изменяя мировое информационное пространство. Главный принцип – «чтобы люди пошли за тобой, надо пообещать им то, чего они хотят». Люди, посещающие кинотеатры, обычно ведут довольно размеренную и даже, по их собственному мнению, немного скучную жизнь. Поэтому герой киноленты должен пережить удивительные приключения, связанные с риском для жизни. Однако по-настоящему все люди хотят жить. Так что после всех приключений героям надо было гарантировать выживание. Люди хотят доминировать. Поэтому герой должен победить в бою множество врагов. Ещё люди хотят сытости и благополучия. Поэтому герой должен в конце получить деньги. Но при этом люди не любят работать. Следовательно, в конце герой должен получить очень большие деньги, чтобы хватило на безбедную жизнь до конца дней. Ну и конечно, как можно обойтись без любовной линии? Все мечтают о любви. Поэтому герой обязательно должен быть половозрелым и привлекательным, а по ходу сюжета рядом с ним должна появиться такая же интересная особа другого пола. Все вместе эти Великие принципы – риск и выживание, битва и победа, деньги, любовь, — складываются в понятие «Хэппи Энд»…

 

Если Великие принципы будут соблюдены, картину с большой вероятностью ждёт успех. Люди будут ходить на неё, приводить друзей, покупать её на носителях и незаконно скачивать. Если аккуратно и ненавязчиво приправить киноблюдо другими идеями, на которое большинство зрителей, сосредоточенных на любви и приключениях, не обратит внимания, можно незаметно и без всякого насилия вложить их в головы массам. И повлиять на судьбу целого поколения.

 

Следы тайной деятельности Братства прослеживаются во множестве популярных фильмов. Особенно они становятся заметны в экранизациях и ремейках, если сравнить новые ленты с оригинальными произведениями. Первой историей, привлёкшей внимание преподобного Лавпентера, была последняя экранизация «Алисы в стране чудес». Она заставила пастора надолго задуматься, кому и зачем было надо превращать семилетнюю Алису в совершеннолетнюю девушку, странного и хамоватого Безумного Шляпника – в симпатичного молодого человека, и зачем нужны романтические отношения между этими персонажами, которые в книге друг друга явно недолюбливают… А также, зачем в фильме нужна очередная эпическая битва на мечах, которую пастор уже видел в «Нарнии» и «Властелине колец».

 

Около десяти лет назад Братство Хэппи Энда достигло такого влияния, что смогло открыто заявить о себе. Была обнародована его глобальная программа позитивных преобразований, ведущая американскую нацию, а впоследствии и весь мир к состоянию полного благоденствия, самореализации, удовлетворения. К одному великому Хэппи Энду. «Почему именно к “энду”, а не к “светлому будущему”, как раньше?», — спросите вы. И зря спросите, потому что с некоторых пор Братство начало выполнять в Америке функции Министерства культуры. Почему-то Министерства культуры нередко работают вплотную с Министерствами внутренних дел или с ФБР. Так что ваш бестактный вопрос может принести вам массу неприятностей. Как принесло преподобному Лавпентеру его нежелание читать прихожанам Новое Евангелие. После громкого судебного процесса, под угрозой изгнания из церкви, миллионного иска о компенсации морального ущерба и даже тюремного срока за пропаганду негатива, пастор публично покаялся и принёс извинения всем прихожанам и лично четверым руководителям Братства, известным в миру как четыре Всадника Хэппи Энда – Выживание, Победа, Деньги и Любовь. Преподобный Лавпентер был прощён и получил испытательный срок. В течение года все его проповеди должны были проходить под надзором представителей Братства.

 

 

Пламенеющее солнце взошло из-за горизонта, чтобы добавить месту сражения ещё больше оттенков красного. В воздухе раздавалось завывание труб и военных рожков. Со всего Иерусалима к оцепленному Гефсиманскому саду неслись боевые колесницы. Легионеры из оцепления, отталкивавшие щитами зевак, расступились, чтобы пропустить колесницу прокуратора. Понтий Пилат сошёл на землю и направился к своим подручным, камушками выкладывавшим контуры тел убитых. К прокуратору немедленно подбежал старший дознаватель, поклонился и принялся докладывать. Однако Понтий Пилат не стал слушать и сразу отослал выскочку принести вино. Прокуратору требовалось самому, не спеша, осмотреть место преступления. Как он это делал каждый день уже много лет. Место преступления – Иерусалим…

 

Иисус и Мария Магдалина не слышали ни воя рогов, ни грохота колесниц. Они уже несколько часов ехали верхом через пустыню. Мария дремала в объятиях своего спасителя. В такт лошадиному шагу поскрипывали ремни перевязи и кожаные ножны меча за спиной Иисуса. Мелодично позвякивали три тысячи серебряников в мешке, притороченном к седлу. Могучий белый конь плавной рысью нёс их за горизонт, навстречу восходящему солнцу…

 

 

Церковь взорвалась аплодисментами. Прихожане орали, свистели и прыгали. Пастор опять кинул взгляд на адвокатов на первой скамье. Те сдержанно хлопали и одобрительно улыбались. Преподобный Лавпентер облегчённо вздохнул. Больше всего ему сейчас хотелось прийти домой, смыть усталость душем, а память о сегодняшнем чтении – хорошим стаканом виски. А потом завалиться на диван с книжкой – настоящей Библией или настоящей «Алисой». Врубить старый диснеевский мультик или вестерн с молодым Клинтом Иствудом. Но пастор знал, что за ним ещё следят. Доставать книги и кассеты из тайника и приносить их домой нельзя ни в коем случае. Как и снимать с шеи неубиваемую, непромокаемую и защищённую от магнитного излучения вечную флэшку на сто двадцать терабайт в форме распятия. На ней хранились книги, фильмы и музыка. Был там и оригинальный текст Библии, и «Алиса», и первозданный «Том Сойер» со всеми неполиткорректными словами. «Шерлок Холмс» с курением и кокаином, «Мастер и Маргарита» с обнажёнкой. «Анна Каренина», «Мадам Баттерфляй» и «Пан Володыёвский» с суицидом. Так и не женившийся «Хоббит», так и не спасшиеся «Триста спартанцев»… Почти весь Дюма и весь Достоевский. Фильмы о короле Артуре и рыцарях Круглого стола без воинов-женщин и чернокожих актёров. Сексистский «Джеймс Бонд», расистские «Друзья». Вампирские ужастики, где герои убивают упырей, а не крутят с ними романы. Рок-н-ролл 1960-70-х. Фотографии забытых людей, разрушенных памятников и переименованных улиц… И ещё многое, многое другое, не вписавшееся в современные представления о нравственности и благополучии. Далеко не всё из этого нравилось самому Лавпентеру. Не нравились такие произведения, как «Лолита», не нравились такие люди, как де Сад и Керуак… Но всё, что было написано – это часть всеобщего человеческого опыта, который приобретался трудом и ошибками. Который никто не имеет права уничтожать или переделывать. А значит, всё это надо было сохранить. Поэтому пастор методично сохранял на свои флэшки всё, что запрещалось, редактировалось, адаптировалось, или могло быть подвергнуто такой участи. Однажды преподобный Лавпентер вставит свою флэшку или одну из её копий в компьютер, выложит всё в Сеть и распечатает на бумаге. Он не знал, когда, но очень надеялся…

Голосовать

5

Сегодня день рождения Льюса Кэрролла

minonA

не в сети давно

186 лет назад родился математик Льюис Кэрролл, он же Чарльз Лютвидж Доджсон, самым гениальным трудом которого оказалась сказка про девочку Алису

Между прочим, в этом же году – но в июле – 150 лет со дня той самой лодочной прогулки, в которую 30-летний преподаватель Доджсон отправился с коллегой Дакуортом и детьми декана колледжа Генри Лидделла. Прогулка осталась в истории потому, что именно тогда – по просьбе 7-летней Алисы — Доджсон начал сочинять сказку о ее приключениях.

НО СНАЧАЛА ТРИ ВОПРОСА НА ЗАСЫПКУ

Многие – едва на них начнут сыпаться буковки текста – сразу начинают засыпать. Так что этих сонь – лучше спросить сразу: пока другие будут дочитывать, они успеют все обдумать во сне. Алисе у Кэрролла приснилось, что она на этих вопросах засыпалась. Но читателям проще — ответы они найдут в самом конце текста.

1.Чем день нерождения лучше дня рождения?
2. Как по-французски “фу ты, ну ты”?
3. Что останется, если отнять у собаки кость?

ТЕПЕРЬ О ТОМ, КТО НЕ В СВОЕМ УМЕ

Чеширский кот растолковал Алисе внятно: будь она в своем уме, она бы не оказалась ни в Зазеркалье, ни в Стране чудес. Конечно, героиня – в уме у автора, Льюиса Кэрролла. Но дальше начинается такая круговерть: Кэрролл, как псевдоним, тоже – в уме у придумавшего его Чарльза Лютвиджа Доджсона. Но и у Доджсона, если так разбираться, совсем никому непонятно, сколько всего было на уме. И в своем ли он уме – или в умах своих чудесных героев и вполне реальных читателей?

Авторитетные умы (наверняка они были вполне в себе) написали о нем тонны трудов, но так и замерли в недоумении: “Он шел по жизни таким легким шагом, что не оставил следов”. Проницательную Вирджинию Вулф, листавшую его биографию, это ставило просто в тупик: “у достопочтенного Ч.Л.Доджсона не было жизни”. Почему? Вот штрихи к портрету “невидимки”.

* Застенчивость и заикание всерьез осложняли ему жизнь: в любую среду он вписывался с трудом. 40 лет он прожил в Оксфорде, преподавал в элитном колледже Крайст Черч (в котором за всю историю отучились 13 британских премьеров). “Он принял все условности: он был педантичен, обидчив, благочестив и склонен к шуткам. Если у оксфордской профессуры XIX в., была некая суть, этой сутью был он”. Лекции его при этом отличались “сухостью” (занудством?). Но заикание пригодилось — он часто запинался на своем имени До-До-Доджсон: зато в “Алисе” появилась Птица Додо.

* Изредка он бывал в Лондоне. И лишь раз выбрался из Англии – в 1867 году, причем, в Россию. В целом ему понравилось – но самое яркое впечатление: когда наконец вернулся домой.

* После “Алисы” королева Виктория попросила его следующую книгу посвятить ей. Говоря теперешним языком, тут случился “облом”. Она же не думала, что следующим трудом этого странного джентльмена окажется “Элементарное руководство по теории математических детерминантов”.

* 37 последних лет жизни он вел строгий учет всех своих писем: за это время им написано 98 721 письмо. Письма взрослым адресатам – сухие и скрипучие, как все у взрослых. Зато письма детям – он переписывался со многими – необыкновенны. То размером с почтовую марку (мелкими-мелкими буковками); то написано шиворот-навыворот, чтобы прочесть лишь с помощью зеркала.

* Можно сравнить стиль. Близкой своей взрослой подруге, актрисе Эллен Терри, он пишет пафосно о “сокровенной тайне жизни”: “то, что по-настоящему стоит делать, — это то, что мы делаем для других людей”.

Письмо знакомой девочке (про только что написанную поэму “Охота на Снарка”) написано будто совсем другим человеком: “Ты умная девочка и, безусловно, знаешь, кто это такой – Снарк (а вернее, что это такое). Если знаешь, то очень прошу тебя, просвети и меня об этом, ибо я не имею ни малейшего представления, что это такое”.

* Кэрролл никогда не носил пальто, зато всегда ходил в серых перчатках.

* Умер от бронхита, не дожив немного до 66 лет, – в гостях у сестер в городке Гилфорде. Что поразило доктора: “До чего же молодым выглядит ваш брат!”

* Воспоминания о нем оставили лишь племянник и кое-кто из детей, которым он уделял столько внимания. “Он отличался такой добротой, что сестры его боготворили; такой чистотой и безупречностью, что его племяннику решительно нечего о нем сказать”.

* Льюис Кэрролл напомнил писателю Гилберту Киту Честертону героя некоего романа, написанного одним из художников сатирического журнала “Панч” (просуществовавшего почти полтора века): солидный англичанин-викторианец в параллельной жизни во сне… “летел, оторвавшись от земли; его цилиндр плыл высоко над трубами домов; зонт надувался, словно воздушный шар, или взмывал в небо, словно помело; а бакенбарды взметались, словно крылья птицы”.

* И Вирджиния Вулф остается в своем недоумении: “Он скользил по миру взрослых, словно тень и материализовался лишь на пляже в Истберне, когда подкалывал английскими булавками платья маленьким девочкам. Так как детство хранилось в нем целиком, он… сумел вернуться в этот мир… Вот почему обе книги об Алисе – книги не детские, это единственные книги, в которых мы становимся детьми…”

Но потом — “мы пробуждаемся – и находим – кого же? Достопочтенного Ч.Л.Доджсона? Льюиса Кэрролла? Или и того, и другого вместе? Этот странный субъект-конгломерат намеревается издать для юных английских девственниц сверхскромного Шекспира, умоляет их задуматься о смерти в тот миг, когда они бегут поиграть, и всегда, всегда помнить о том, что “истинная цель жизни состоит в выработке характера”… Как увязать одно с другим?

СТОП! ТУТ У НАС КОРОТКАЯ ПЕРЕДЫШКА!

С передышками главное не переборщить: в атмосфере всякое носится, некоторые передышат так, что у них щеки надуваются, а у окружающих мозги пудрятся. Впрочем, случись такое с вами – заучите два полезных изречения от Кэрролла. Работают безотказно, держат любую аудиторию в изумлении:

“Никогда не думай, что ты иная, чем могла бы быть иначе, чем будучи иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть” (Герцогиня – Алисе)“Если бы это было так, это бы еще ничего, а если бы ничего, оно бы так и было, но так как это не так, так оно и не этак! Такова логика вещей!” (Траляля – Алисе)

ГЛАВА ПРО ОТЧАЯНИЕ С ВАРЕНЬЕМ И БУЛОЧКОЙ

От Кэрролла в какую сторону ни пойди – куда-нибудь обязательно придешь. В прошлое пойдешь, параллели из Шекспира и Эдварда Лира всплывут. В будущее вернешься – тут и Гарри Поттеры с шахматными партиями померещатся, а уж Бармаглотов всяких и не сосчитать. Главная его сказка напичкана страхами страшными, героиня подвергнута нечеловеческим испытаниям – не хуже строительства узкоколейки! — но она спокойно тискает котенка и лихо делится с сестрами, что видела такоооооое!

Пару лет один из российских журналов классифицировал страхи, перекочевавшие из «Алисы» в современную среду обитания. Как и в четверг, и в пятницу, да во все другие дни недели нынешнего мира. Что это за страхи социальные?

— Тут и странности с пространством и временем, радующие своей относительностью ценителей Эйнштейна и бозонов Хиггса. Кисельные барышни рисуют просто «множество». Чтобы встретить Черную Королеву, Алисе надо бежать не навстречу, а наоборот. Или просто бежать, чтобы остаться на месте. А жить надо в обратную сторону, потому что завтра никогда не будет сегодня. Зато при этом хорошо помнишь то, что случится потом.

— Тут все виртуальней, чем в спилберговском “Аватаре”, — в зеркало шагнешь, и понеслось, даже не сядешь на Минутку, потому что она летает быстрей Брандашмыга, поди поймай еще. И можно увидеть Никого = да еще на большом расстоянии! Каждое слово тут ловко материализуется – и того, кто с прутиком, зовут Спрутиком. И Тигровые Лилии болтают, и Маргаритку можно запугать. Не говоря про баобабочек с бегемошками, про превращения Королевы в Овцу, спиц в весла, а лавки в озеро.

— Дальше встает вопрос об актуальных для нас маргиналах и мутантах – и побежали, естественно, косяком Кролик с часами, Мартовский Заяц, Шалтай-Болтай. А все эти пузырьки “Выпей меня”, грибы и гусеницы с кальянами. Жуть и вред наркомании налицо.

— Разумеется, политкорректность тут же. К счастью, негры Алисе не встретились, — но Мыши она, забываясь, упорно твердила про свою хорошую кошку: ой, нехорошо как-то вышло. Мышь явно глупа, да здесь все по сути идиоты – но поди назови их своими именами.

— А следом в полушаге и потеря самоидентификации: Алиса-то еще не знает, что это вырастет в проблему больного общества, в котором принесенные блага цивилизации непременно обернутся злом. Просто она не понимает: если ей снится Черный Король, которому снится она, то кому же все происходящее снится?

— Двуличная политика – а какая она еще бывает? – Алисе это странно. Ну она же еще маленькая. Морж и Плотник выводят Устриц на прогулку, чтобы всех их тут же слопать – так это ж обычная работа с электоратом.

— Наконец, вопрос о педофилии. Тень его вечно витает над всеми фрейдистскими (а какими еще?) толкованиями истории непонятных отношений Кэрролла с детьми. Правда, отношения эти всегда оставались в рамках приличий того времени – а те приличия нынешним не чета. Да и понятие само – педофилия — появилось лишь через 15 лет после выхода «Алисы» в свет (его ввел австрийский психиатр Рихард Крафт-Эбинг в 1886 г.).

В общем, полтора столетия про «Алису» пишут умные слова. Пугают страшилками из взрослого мира, прикладывая их к детской книжке и так, и сяк. А самой Алисе тут не страшно, а удивительно. В один момент “ей показалось скучно и глупо, что жизнь опять пошла по-обычному», — ну какого взрослого это смутит?! Нормальный взрослый только мечтает об этом – обычном, спокойном – течении жизни. Ч.Л.Доджсон так вот и жил. Правильно.

Но Алиса находит этот мир вполне забавным и привлекательным – даже если он такой, какой есть. Неправильный. Что с нее взять: дитя. И Кэрролл, в отличие от Доджсона, знает вместе с ней: все чепуха, а все секреты в сдобе – чем больше ее есть, тем добрее люди. А чего в этом мире не хватает больше, чем простой доброты? Наивный такой вывод и прозрачный, но в сказках так бывает.

Просто Кэрролл верил в сказки, как и Алиса, — но признаться боялся. Засмеют же, дураки противные.

ЕЩЕ 10 ФРАЗ ОТ КЭРРОЛЛА

“Если бы он немного подрос… из него бы вышел весьма неприятный ребенок. А как поросенок он очень мил!” (Алиса)

«Палач говорил, что нельзя отрубить голову, если кроме головы ничего больше нет… Король говорил, что, раз есть голова, то ее можно отрубить».

«Начни с начала… и продолжай, пока не дойдешь до конца. Как дойдешь – кончай!” (Король)

“Ты разве горяча, душечка?” – “Ну что ты, я необычайно сдержанна”, — ответила Королева и швырнула чернильницу…

“Пока думаешь, что сказать, — делай реверанс! Это экономит время”. (Или у той же Королевы: “Если не знаешь, что сказать, говори по-французски”)

“Вообще-то я очень храбрый… Только сегодня у меня голова болит!” (Труляля)

“Нельзя поверить в невозможное!” – “Просто у тебя мало опыта… В твоем возрасте я уделяла этому полчаса каждый день!” (Королева – Алисе)

“Как мне… надоели… все, кто не может отличить пояса от галстука!” (Шалтай-Болтай)

“Неважно, где находится мое тело… Мой ум работает, не переставая. Чем ниже моя голова, тем глубже мои мысли! Да-да! Чем ниже – тем глубже!” (Белый Рыцарь)

“Со временем привыкнешь”, — возразила Гусеница, сунула кальян в рот и выпустила дым в воздух.

ОБЕЩАННЫЕ ОТВЕТЫ НА ТРИ ВОПРОСА АЛИСЕ

1. “Триста шестьдесят четыре дня в году ты можешь получать подарки на день нерожденья… и только один раз на день рожденья!”
2. “Если вы мне скажете, что это значит, я вам тут же переведу на французский”.
3. Останется собачье терпение. Кость не останется, потому что ее отняли, Алиса не останется, потому что убежит от собаки, собака – побежит следом. Но “собака потеряет терпение, верно?.. Если она убежит, ее терпение останется, верно?”

Игорь Николаев
Источник: Комсомольская правда

6

Конкурс: «Алиса и Шляпник. Продолжение»

Вор4ун

не в сети давно

Первый конкурс на 7 пятниц
Название конкурса: Алиса и Шляпник. Продолжение.
Идея конкурса была подсказана elche27 в своих стихах: Письма Страны Чудес
Смогут ли встретиться герои Кэролла или так и останутся каждый в своём мире, забыв о существовании чуда? Решение за вами.
1. В конкурсе может принимать участие любой желающий, включая гостей
сайта http://7pyatniz.ru/
2. Каждый участник имеет право выставить любое количество работ, ранее
не публикуемых ни на одном из ресурсов интернета.
3. Работы могут быть в виде прозы, стихов, живописи, фотографий,
обработанных или не обработанных фоторедакторами.
4. Участие и голосование инкогнито. Работы отправляются на имейл:
bop4yn7@mail.ru в форме: ник – название (например: Вор4ун — Алиса и её
письма). В конце текста оставить ссылку на картинку, если она есть.
5. Голосование на странице Голосование. Голосовать можно один раз —
отслеживается по IP. Комментарии оставлять на странице публикации,
которая будет размещена под авторским названием и ником minonA в
разделе меню «Алиса и Шляпник. Продолжение»
6. Информативные, обоснованные комментарии будут учитываться в случае
одинакового количества голосов по принципу – один пользователь – 1
голос за или против.
7. Комментировать имеют право только зарегистрированные пользователи
(вот такой бонус).

8. Обсуждения конкурса, конкурсных работ, авторов и морального облика администрации сайта и голосующих будет проводится ТОЛЬКО на странице форума: Первый конкурс
9. Начало конкурса 27.01.2018 г.

10. Приём работ и обсуждения до 27.02.2018 г.
11. Подведение итогов 01.03.2018 г.

5