Магазин Адский!

Эвиллс

не в сети давно

— Магазин адский! Жуть, как устал! — выдохнул я, чуть не уронив пакет с продуктами в коридоре.

— Ты всего лишь прошёл половину остановки от дома и купил еды. Чего это ты устал? — удивилась Муся.

— Ага, всего-лишь! Да это была целая эпопея…

Муся смешно сморщила нос и фыркнула:

— Слово какое дурацкое! Эпопе-е-ея. Похоже на «корму» нашей соседки снизу. Вот же склочная ведьма! Давай, Пусик, рассказывай, чего такого обалдительного с тобой приключилось?

— Ты хоть пакет разбери, — проворчал я, устраиваясь поудобнее на диване и закуривая.

— Раз, и готово! — бодро отрапортовала Муся, хлопнув в ладоши, — все продукты в холодильнике, можешь рассказывать, — добавила она.

— Если ты так быстро всё телепортировать умеешь, чего я-то в магаз пёрся? — продолжал нудеть я.

— Ну-у… А вот, очередь твоя была за едой идти. Я тоже не бездельничала. Между прочим, всех нетопырей с балкона повытравила и всю посуду перемыла! — гордо заметила моя невеста.

— Да-а. Посуда — это святое! Ну, слушай, чего было. Только пивка плесни, лапуль. Устал чертовски…- вздохнул я.

— Ну? — с нетерпением спросила Муся, когда я сделал пару глотков.
— Давай, рассказывай, чего там с тобой-за эпопе-е-ея произошла?

 

Ещё раз вздохнув, я начал:

— Значит, вышел я из квартиры. Лифт- зараза такая опять не работал! Двинул вниз по лестнице, а там, как на зло, шушара эта, соседка наша, ведьма старая! Караулит она меня, что ли? Раскорячилась прямо посреди дороги и сковородкой здоровой размахивает. А сама гаденько так ухмыляется стерва:

— Опять ты, лысый чёрт, со своей чертовкой всю ночь нетопырей гонял?! Пенсионерам отдыхать мешаете. Вот я на вас рогатых управу-то найду! Донесу куда следовает.
А я ей такой:

— Это всё — Ваши галлюцинации, Сколопендра Скорпионовна. Ничего мы не шумели.

Прыгнул на перила быстренько и съехал по ним. Только она меня и видела!

Муся снова фыркнула и захихикав, поторопила меня:

— Ты уже про магазин давай рассказывай, зануда!

— Ну вот, — продолжил я, — значит, подхожу я к магазину. А там штуку такую придумали: тележки для покупок теперь на цепочки с карабинами друг за другом прицеплены. Если хочешь тележку взять, нужно монетку в замок засунуть и карабин выдернуть со всей дури! Тогда тележка отцепляется и можно с комфортом за покупками шпарить. А если жаба задушила монетку тратить, то всё — чапай так и зубах всё тащи.

—  И кто же такое издевательство учудил?! — выкатила глаза Муся.

— Да известно кто, Хозяин наш, приколист-затейник! Ему лишь бы покуражиться над трудящимися! Да и монетки лишними не бывают. Бесенята приезжие с периферии Адской, шустро их собирают и укатывают. А монетки все под отчёт сдают в казну. Следят за ними строго. Жаба меня душила, но с монеткой я расстался. Качу я тележку, цепочка с карабином раскачивается и лупит по мне. Подхожу к овощам. Баклажанов набрать. Дёргаю пакет, а он не отрывается. «Заговорённый что ли кем-то для прикола?» — думаю.

— Ещё монетка нужна, товарищ покупатель. Видите в установке щёлочку? Одна монетка — один пакетик. Бросаете, отрываете, взвешиваете,  — раздался рядом голосок.

Я глянул вниз. Это, оказывается, говорил гном в форменной жилетке.
— А Вы что делать будете?  — спросил я.

— Товар выложил — и привет! Моя смена закончилась,  — буркнул гном и стал улепётывать в сторону служебного выхода.

Я порылся в карманах, нашёл ещё монетку, оторвал наконец пакетик. Выбрал баклажаны, что не гнилые вроде. Подошёл к весам, а они показывают двести грамм плюсом. Как это?! Я ещё за двести грамм лишних должен переплачивать?! Стал оглядываться по сторонам, в поисках кого-нибудь из сотрудников. И увидел, что за мной уже заняли очередь: русалка с пакетиком персиков и гоблин с гроздью винограда в зубах.

— Товарищ, чего стоим? Кого ждём?!  — хмуро поинтересовалась русалка. Гоблин тихо порычал, выражая согласие с недовольной дамочкой. Тут же подскочила старая кикимора, волоча за собой сумарь на колёсах.

— Хитрая баба нашла выход не платить за тележку. И как её охрана с такой бандурой пропустила?

— Арбуз и картоху я могу тут завесить? Или мне цельный день в очередях мыкаться?! Молодёжь, пропустите!  — горлопанила она, поправляя свой белобрысый парик, то и дело сползающий набекрень.

— Где-то я её видел… — мелькнула мысль.
— Да вот, тут весы врут. Двести грамм лишние показывают… — начал было я.

— Двести грамм лишними не бывают,  — донеслось со стороны залежей огурцов. Это глубокомысленное высказывание принадлежало упитанному сатиру с красным носом, который перебирал овощи, выискивая подпорченные.

— Эй ты, алкаш старый! А ну чини весы быстро! — громко скомандовала кикимора в парике.

— Да щас прямо! В мои обязанности не входит с весами возиться, — парировал красноносый юморист. И добавил:

— Долбаните по ним резче, они и выправятся. Или доломаете эту хрень — уж как повезёт.

— Безобразие! — завопила обладательница фальшивой шевелюры,  — Мало того, что алкашей понабирали по объявлению, так ещё и хамство тут сплошное! Я буду жаловаться! В суд подам! Тебя козлобаран, первым вытурят!
Раздухарилась кикимора и швырнула в сатира помидор.
Он же ловко увернулся от летящего орудия возмездия. Помидор просвистел мимо, и впечатался в морду проходящего мимо упыря. От неожиданности тот выронил пакет с яблоками и, споткнувшись о них, шлёпнулся, щедро осыпая негодяйку проклятиями. Гоблин прыснул со смеху, выронив из пасти виноградную гроздь. Русалка весело захихикала. Я тоже трясся от смеха!
Вдруг, как из ниоткуда, возникли двое вервольфов в форме охранников. «Деликатно» схватив старую склочницу вместе с её сумарём на колёсиках, они спешно уволокли голосящую и матерящуюся кикимору в досмотровую комнату.

— В тюрьму сдадут? — ужаснулась русалка.

— Наркотики будут искать?  — предположил гоблин.

— Да нет, штраф за непристойное поведение сдерут, — пояснил, довольно ухмыляясь, сатир.

— А как же с весами? — робко спросил я.

Сатир хмыкнул, ткнул пальцем в какую-то кнопку. И весы погасли. Снова ткнул в эту же кнопку. Весы включились.
— Вот, всё по нулям, можете взвешивать, — спокойно сказал он.

— А чего же Вы сразу так не сделали? — стало любопытно мне.

Здоровяк ответил:

— А лень мне было просто. Да и грымза эта с сумарём своим выбесила, — и продолжил перебирать овощи, выкидывая гнилые в ящик.

 

Упырь закончил матюгаться, собрал в охапку рассыпавшиеся яблоки и поковылял покупать новый пакет.

Я судорожно взвесил баклажаны и поспешил в колбасный отдел. Аппетитный аромат множества сортов колбас, сосисок, сарделек и копчёных деликатесов захватывал воображение! И я приступил к выбору лакомства. Мой взгляд остановился на красивой нарезке из буженины и неприлично дорогой копчёной колбасе.

 

— Ты это купил?! — взвизгнула Муся.

— Ужасно хотелось шикануть! Но ты же знаешь, я коплю на машину, а ипотеку за квартиру я ещё не выплатил… В общем, взял сосиски. Те, что подешевле, но не самый отстой. Которые без осколков костей. И вижу боковым зрением, рядом присоседился, подозрительно оглядывающийся домовик. Судорожно сглотнув, он быстрым движением попытался вытащить у меня кошелёк. Я подумал: «Ах ты, крысятник!»

И тут же наступил ему на ногу. Этот гад противно ойкнул и нагло мне выдал:

— Смотреть надо под копыта!

А я ему в ответ:

— Ещё раз сунешь мне свою жадную ручонку в карман, огребёшь тогда! Мало не покажется. Я палач со стажем.

Домовик промямлил:

— Пардону просим. Я нечаянно…
И быстренько схватив колбасу подороже, сунул её в рукав. Отправив ещё и кусок пастромы за пазуху, домовик резво засеменил к выходу. Тут же за глупышом ринулся охранник вервольф.

— У каждого  своя работа,  — подумал я. Переборол в себе соблазн стырить что-нибудь из вкусненького и завернул в сырный отдел.

 

— Подходим, пробуем! Рекламная акция! Новый трёхцветный сыр с разными вкусами. Бесплатно!  — выкрикивали наперебой бесовочки студентки. Около них толпились любители халявы.

— Дайте ещё кусочек, я не распробовал! — басил плаксивого вида, не худенький кентавр в джинсовом костюме.

— А чё такие маленькие-то кусманчики?! Как тут распробовать?  — пискляво допытывалась мантикора в цветастом сарафане и шлёпанцах на босы лапки.

— Я ещё не брала! Пропустите!  — верещала гномиха с нечёсаной бородой, прижимая к себе дико орущего, описавшегося младенца.

Стайка гоблинов толкалась и норовила цапнуть по второму, а может и по третьему кусочку сыра.

Потрясая клюкой и свирепо вращая глазами, мелюзгу пытался осадить лесовик:

— Чего вы тут балаган устроили?! Пропустите ветерана!

— Пробуйте, дедуля, сыр отменный! Бесплатно! — подбодрила его одна из юных рекламщиц.

Старик отправил в рот кусочек сыра, поморщился:

— Не распробовал что-то… — ещё взял, пожевал, — химия-поди сплошная?

Ещё взял пару кусочков. Так и не купив рекламируемый сыр, поплёлся прочь.

Я пожал плечами, попробовал кусочек.

— Ну и как? — спросила моя невеста, -Вкусный? Ты купил его?

— Мне понравился. Но уж больно дорогой, зараза! Не решился я его взять.

Направился я за макаронами. А там стоит необъятная чупокабра и трясёт за грудки сотрудника магазина, троллёнка. Вид у него был обречённый и потерянный. Бедняга тихо поскуливал. Кричала чупокабра голосом атаманши из мультика и вид у неё был разбойничий: странная, винтажная и художественно рваная юбка, поверх аляповатых штанов, сапоги страшенные, кофта цвета хаки. А взлохмаченную голову её венчала широкополая шляпа с пером фазана. Зверюга трясла несчастного работягу за грудки и тыкала носом в полки с макаронами:

— Где ценник?! Паршивец ты зачуханный! Как я цену на эти макароны узнаю?! Куда дел ценник, морда продажная, отвечай?!

Троллёнок хныкал и тянул жалобно:

— Пустите, тётенька. Был ценник, был. С утра я всё напечатал. Может он выпал или взял кто-то?

Чупокабра злобно оскалилась:

—  Ты это что же, гадёныш малокалиберный, на меня намекаешь?! Я что ли, ценник твой спёрла?! Быстро печатай новый, остолоп ты шелудивый!

 

Троллёнок трясущимися лапками достал из кармана курточки сканер и начал жать на кнопки.

— Всё тётенька, готово, сейчас принесу, — выдавил он.

И бедолага поспешил к принтеру что стоял, видимо, в подсобке.

— Зачем Вы так с ним? Работа в магазине тяжёлая, весь день на ногах, а тут из-за бумажки какой-то? — начал было я.

Чупокабра, довольно ухмыляясь, показала мне спрятанный ею в редикюле ценник:

— Да просто так, чтоб он место своё знал, лимита ощипанная. Прихожу сюда поразвлечься и гоняю их — недоумков.

— А как же охрана? Не штрафует Вас за такое обращение с сотрудниками?  — поинтересовался я.

Чупокабра презрительно фыркнула:

— А что мне охрана? У меня зять — начальник охраны. Мне всё можно!
И гордо задрав волосатую морду она принялась выискивать макароны покрасивее.

 

Я махнул рукой на странную стерву. Быстро взял макароны подешевле и отправился в рыбный отдел. У прилавка была длинная очередь. Всех задерживала та самая кикимора в белобрысом парике, которую недавно уволокли вервольфы. Значит, не смотря на штраф, бабулька всё-таки решила затариться провиантом. С важным видом, будто выбирает корову на ярмарке, она деловито отдавала распоряжения продавцу:

— Ну-ка, ещё раз поковыряйся в ведёрке. Найди мне селёдку покрасивее, да чтоб толстая была, как я. Слышал, олух? Мне с икрой надо! А ты всё замухрышек чахлых подсовываешь!

Продавец-зеленоволосый русал с дредами и обилием пирсинга на лице, лукаво щурясь, медовеньким голоском протянул:

— Ну-у-у, гражданка. Опоздали. Всех беременных дам уже разобрали на закусь. Могу поймать Вам только противного, тощего мальчишку. Молоки тоже вещь вкусная, особенно под водочку!

Кикимора перестала теребить завязки на своём сумаре с колёсиками, вытаращила без того не маленькие глазищи ещё больше:

— На что это ты, зелёная морда, намекаешь? Я что, алкоголичка сифонная?! Какой закусь? Салат я собираюсь делать. С икрой хочу рыбину! Если в этом ведёрке нет, в других ищи!

Русал устало вздохнул:

— Все вёдра я уже перерыл. Нету икорной, говорю, разобрали.

— Долго я буду ждать?!  — истерично завопила лешачиха, трясущая коляску с двумя орущими детёнышами. Близнецы своим рёвом заглушили бы и реактивный двигатель старинного самолёта! Но их мамаша героически перекрывала дикие визги своим непревзойдённым криком:

— Сколько можно выбирать одну селёдку? Я уже долбаный час жду, когда мне гигантского мечехвоста поймают! Поворачивайся быстрее дрыщ зелёный!

 

Молодой продавец, не выдержав напора воинствующих дам, судорожно вздохнул и опрометью ринулся из отдела. Все застыли от неожиданности. Но тут, из ниоткуда, материализовался опытный сотрудник рыбного отдела. Огромного роста, небритый и нетрезвый птеродактель, со щупальцами осьминога вместо лап и кривыми шипами на голове. Он явно не собирался церемониться с покупателями. Мрачно зыркнув на притихших скандалисток, чудовище проскрежетало:

— Каждый сам себе ловит рыбу и прочую гадость. Хватайте щипцы и сачки, ловите и взвешивайте. Пакеты, естественно, платные. Кто скандалит, обязан уплатить штраф. Охрана у выхода проконтролирует. Приказ Хозяина. Чтобы порядок был!

Сказав это, монстр испарился, как не бывало.
Поникшие дамочки стали каждая сама себе ловить то, за чем они пришли.

Я плюнул и передумал покупать летающих лягушек. Лень было за ними гоняться.

—  Пусик! Они же дорогие. Нам не по средствам,  —  заметила Муся.

— Так я и не купил их. Но хотелось, вкусные они… — мечтательно облизнулся я.

— В итоге взял крабовые палочки, которые из рыбьей требухи. Зашёл ещё в отдел алкоголя. Ну уж пиво-то я купил. — Да-а-а…Пиво — это свято-о-ое! — передразнила меня Муся.

— А как же? Само собой! — ухмыльнулся я, — короче говоря, надоело мне шляться по магазину и я направился на кассу.

А там, конечно же, очередь. На кассах, что стояли дальше — тоже. Не стал я искать, где очередь короче, опять стало лень. Стою, жду. Кассиры, видно, стараются быстрее обслужить покупателей. Но очереди то ли не двигаются, то ли растягиваются как-то? Меньше народу не становится. Как мне показалось, час прошёл, а я только на два шага продвинулся вперёд.

 

— Ну и что дальше? Ничего не случилось прикольного? — спросила Муся.

— Сейчас узнаешь. Стою я, значит, в очереди, скучаю. А тут, протискивается ко мне шишига лохматая и вкрадчиво-так лопочет:

— Молодой-красивый, пропусти вперёд. Вижу, сердце у тебя золотое. Пропустишь беременную самку?

И она для пущей убедительности выпятила своё и так заметно выпирающее пузо. Всё равно очередь медленно ползла, ну и пропустил я её.
А тут ещё одна дамочка в таком же положении нарисовалась. И тоже ласково так запела:

— Золотой, родной, брильянтовый! Пропусти и меня, яхонтовый! Дома меня детёнышей выводок оголодавший дожидается.

«Не убудет с меня,» — думаю. Пропустил и эту. И вот, вторая шишига, той, первой и говорит:

— Сестрёнка, дорогая, пропусти меня вперёд, у меня много детёнышей голодных дома.

А первая шишига разворачивается и как взвизгнет:

— Шиш тебе, потаскуха задрипанная! Мои детки голоднее твоих!

Та вторая ей в ответ:

— Ах ты дрянь подзаборная, профурсетка плюгавая!

И как вцепятся обе бабы друг дружке в космы! Не обращая внимания на хохот кассиров, лупили они друг дружку, как заведённые!

Вдруг, материализовавшийся поблизости охранник вервольф, ухватил обеих бузотёрш за шиворот и поволок в досмотровую. Штрафовать за непристойное поведение, а заодно и обыскать, вдруг спёрли чего?

А дамочки, ни чуть не конфузясь, тем временем продолжали молотить друг дружку и сквернословить, вспоминая весьма интересные слова и выражения.

 

— Пакет брать будем? — внезапно раздалось рядом.

И тут я заметил, что моя очередь, наконец-то подошла.

Кассирша ведьма бесцеремонно и громко ещё раз окликнула меня:

— Товарищ чёрт, пакет брать будем?

Её золотые зубы оскалились в подобии улыбки, жутковатой даже для меня.

— Средний пожалуйста, — робко ответил я.

— Ну так хватайте и складывайте покупки, я же пробивать их начала. Пакет уже посчитала.

Я начал лихорадочно распихивать еду в пакет.

— Так! — важно подытожила златозубая ведьма,  — с  вас одна тысяча шестьсот шестьдесят шесть монет.

—  За-за! Слышь-чего?! Он выиграл! — добавила с удивлением она, обращаясь к соседке по кассе, вампирше с пышным бюстом.

— Везёт же некоторым!  — прошипела её товарка, щёлкнув клыками.

Я рассчитался с зарплатной карты.

— Товарищ чёрт, Вы только что выиграли в нашей акции главный приз! — торжественно обратилась ко мне ведьма, угрожающе сверкая золотой улыбкой.

— На Ваш встроенный микрочип, в течении часа, автоматически поступит уведомление о выигрыше главного приза — двух путёвок в санаторий класса люкс на три недели, и на карту поступят денежные средства в размере Вашей годовой зарплаты. Хозяин в этом году невероятно щедр! — завистливо вздохнув, кассирша добавила:

— Вы счастливчик! Приходите к нам ещё!

От неожиданной удачи я конечно обалдел!
На автопилоте я дошёл до дома. И вот, рассказал тебе, Муся, про свои приключения.

— А чего ты говоришь, что устал? Радоваться надо! Тебе невероятно повезло!

— подпрыгнула Муся.

— Да я радуюсь. Но в очередях и толпах толкаться неохота. В следующий раз в магазин идёшь ты.

И тут мне пришло сообщение на встроенный микрочип. Всё-таки я выиграл!

2

Мой дедушка чёрт?

Эвиллс

не в сети давно

Это было, когда я ещё в детсад ходила. В тот день к бабушке наведывалось народу больше обычного. Кто за помощью, кто отблагодарить за уже оказанную когда-то поддержку. Одна женщина даже приехала из Башкирии. Она оказалась дальней родственницей бабушки Нины (матери моей мамы). Привезла она вкуснейший мёд. На кухне у нас варились какие-то травы. Бабушка достала крыло белой курицы. А я скакала рядом и просила: «Расскажи сказку про чёрта!»

Была суббота, и меня не повели в садик. Я путалась у всех под ногами и мешала спокойно поговорить. Бабушку это раздражало. А некоторые из посетительниц спрашивали то ли у меня, то ли у бабушки: «Бабушкина внучка? Девочка что-то знает?», на что моя бабушка отвечала: «Да». А чаще всего просто отмалчивалась.

«Бабушка, расскажи сказку про чёрта-а-а!» — ныла я. У бабушки моей была традиция иногда рассказывать мне сказки про чертей и их проделки. «У чёрта своих до чёрта! — прикрикнула на меня бабушка. — Иди в другую комнату играть. Не мешай. Будешь лезть — чёрт придёт и заберёт тебя!» Я обиделась и убежала в большую комнату. Играла там, фантазировала. Иногда всё же прибегая и прося: «Сказку про чёрта! Хочу сказку про чёрта!» всё больше из вредности. Нравилось мне позлить бабулю, хоть я очень боялась её больших и строгих тёмных глаз! А гостьи всё поддакивали: «Бабушкина помощница растёт…» Моя бабушка сердилась и, выпихивая меня из кухни, говорила: «Угомон тебя возьми! От поперёшная!».

Так день и пролетел. Вечером вернулись с дачи мама и дедушка Федя (отец моей мамы). Ничего необычного не происходило… До ночи. Ночью я опять заладила: «Бабушка, расскажи сказку про чёрта!» «Спи, кулёма, коза драная! И так за весь день покою не дала!» — ответила бабушка. А я, в очередной раз обидевшись, подумала: «Тебя бы чёрт забрал!»

Легли. Только я начала засыпать, слышу: дверь в мою комнату тихонько отворяется. Медленно, со скрипом. Я смотрю в дверной проём, тускло подсвечиваемый луной, что виднелась из окошка, а там в дверях… Чёрт! Чёрный, лохматый и с горящими жёлтыми глазами. Ростом он мне показался под потолок! Стоит и смотрит на меня. «Забрать меня пришёл!» — промелькнуло у меня в голове. Я как заору! Все повскакивали: «Что случилось!? Почему кричал ребёнок!?» А я тычу пальцем в темноту и кричу: «Чёрт! Чёрт!» От страха схватила я подушку и швырнула её в чёрта! Тут раздался великий и могучий отборный русский мат! И голос: «Что это ты меня чёртом обзываешь!?»

Включили свет. А вместо чёрта стоит в дверях дедушка мой и подушку в руках держит… Очень мы все смеялись, когда дедушка перестал сердиться. А бабушка, посмеявшись вдоволь, мне и сказала: «Я же говорила, у чёрта своих до чёрта!»

1