Белая Дева

Вор4ун

не в сети давно

В первые тёплые майские деньки мы собрались в поход. После нашего с Василием прошлогоднего похода в Северский район и красочных описаний красот предгорья, в эти места собралась ехать большая группа. Было ещё одно огромное преимущество, эти места находились всего в 50 км от Краснодара, где мы учились, и не нужно было тратить время на электрички и долгие переходы. С нами поехал инструктор по туризму, назовём его Анатолий Иванович. Конечной целью нашего маршрута была гора ведьм — Собер Оашх или Собер Баш.

Остановились недалеко от подножья, разбили лагерь, развели костер, поели и на сытый желудок стали вспоминать случаи из жизни. Мы с Васькой в ролях рассказали про грузовик, Иваныч кивнул — есть такое, кто-то про адыгейскую Джульетту, кто-то про ежегодный слёт удов на горе. Уды – это местные колдуны и ведьмы, они каждый год на Иванов день слетаются на козлах для того, чтобы решить каким будет год для народа, если большинство добрых, то всё окей, год удачный для всех, ну и наоборот.
— Анатолий Иванович, но вы-то точно знаете что-то пострашнее, — спросил кто-то из девчонок.
— Ну, есть история, только я хотел днём рассказать, а то не уснёте.
— Так никто и не собирается спать, — заржали мы, — рассказывайте, не бойтесь, мы вас в обиду не дадим.

Начало этой истории произошло в 41-м году. Группа альпинистов из 3 человек отрабатывала маршрут на скалах. Молодые ребята, лет по 18-20, 2 парня и девушка. Оба парня влюблены в девушку, а она, как водится, не знает, кому отдать предпочтение. Уже у самой вершины скалы, а это 90 метров, срывается один парень. Казалось бы, судьба сделала за неё свой выбор, но спускаясь к нему, срывается второй. Девушка так и не вернулась в приют, поиски не были начаты, началась война.

И наверно историю забыли бы, но люди стали замечать в лесу, в районе скал бледную девушку с белыми волосами, она ходила и искала кого-то, рыдая и стеная.
Во время войны в горах базировался небольшой партизанский отряд, уходя на задание, он оставлял дежурного. Для чего? Кто знает. Может, ужин приготовить, может этот человек не в состоянии был совершать подвиги, но это был пожилой учитель, когда-то учивший всех бойцов этого отряда. В один из дней учитель из землянки услышал какие-то странные звуки, доносящиеся снаружи. Он выглянул и увидел девушку, абсолютно белую, в белом одеянии, она шла, рыдая и подняв глаза к небу, потрясала кулаками. Что-то очень сильно испугало учителя, и он, спрятавшись, стал записывать события в журнал. Он описывал, что девушка ищет и зовет кого-то, о жутком зверином крике, что она прильнула к окошку землянки, и он увидел на абсолютно белом лице ярко-желтые глаза, без радужки и зрачков. Зов притягивал и лишал разума…
Вернувшийся отряд обнаружил мёртвого учителя, лежащего у открытой двери.

До сих пор в какие-то известные ей одной дни, появляется она и стучит в окна туристического приюта. Были случаи непонятных приступов и нервных срывов у туристов, видевших Белую Деву с жёлтыми глазами, зафиксированные официально.

Иваныч подбросил в костер веток потолще. Из леса доносился хохот и плач шакалов, мы сидели, раздумывая об услышанном. Вдруг взвизгнула одна из девушек и, взглянув туда, куда она смотрела, выпучив глаза, мы увидели светлый силуэт, раскачивающийся из стороны в сторону и издающий стоны.
Кто знает, что такое цепная реакция страха? Это, когда ты чувствуешь, когда твой рот, помимо твоей воли раскрывается на всю ширину, а может и больше, и ты орёшь, не потому, что ты что-то понял и тебе страшно, а потому, что ужас, стоящий в глазах соседа, вполз в тебя и ты не знаешь, как это остановить.


АААААААААААААААААААААААААААААААААААААА!!!!!!!
Адекватно повёл себя только инструктор, он выхватил из костра горящую головню и швырнул её в белую деву…
— Вы что, охренели! — послышался жалобный Васькин голос. Оказывается, на середине рассказа он отошёл «по делам» и стоял в кустах, дослушивая рассказ, и готовил свой план. Он натянул на голову капюшон своей старой нейлоновой ветровки, встал на границу света и тьмы и стал раскачиваться завывая. Такой реакции, как он говорит, не ожидал, потому что через несколько секунд он орал вместе со всеми. Он говорил, что ему казалось, что мы все кричим, глядя ему за спину. Примерно полчаса мы снимали стресс, гоняя Ваську по кустам, не замечая одиноко плачущей в кустах от обиды Белой Девы.

4

Про Колькиного брата

Эвиллс

не в сети давно

Сосед мой, Колька — тот ещё прикольщик,
Мне рассказал историю по пьяни:
«Мой братец, наркоман и самогонщик,
Давно сидеть забросил на стакане.

 

Всё потому, под вечер было дело:
Закусывал и пил, всё чин по чину.
На кухне вдруг за раз похолодело.
И видит очень странного мужчину.

 

Тот вышел из-за шкафа, ухмыляясь.
Жевал большую колбасу неспешно.
Вопрос задал, противненько оскалясь:
— Ты третьим будешь? Видимо конечно…

 

А мой братан так отвечал пришельцу:
— Откуда взялся ты? Что за подстава?!
Сейчас  как двину кулаком по тельцу!
Не будешь ты так лыбиться лукаво.

 

А незнакомец колбасой своею
Так врезал прямо в лоб ему, бедняге!
И — цап его клыками прямо в шею!
Ну много ль надо было доходяге?

 

И брат мой потерял тогда сознанье.
Когда очнулся, видит: он в пещере.
Вокруг него рычанье, завыванье.
И прыгают все в чёрном, страшном Звери!

 

А главный, тот что в мантии кровавой,
Подходит к брату с вилами большими.
И угрожает лютою расправой!
И материт словами, жуть какими!

 

Мой братец побывал, конечно, в коме.
Зато теперь он больше не бухает.
Порядок он навёл приличный в доме.
И с дрожью он тот случай вспоминает!

 

Да он «торчит», конечно, но культурно.
И варит самогон. Но лишь в продажу.
Как вспомнит о чертях, ему — прям дурно!
Ты верь, Серёга, я сказал не лажу.»

 

Но я не доверяю Кольке, точно.
Болтун он, как известно, уникальный!
Хотя, он гад, так скалится порочно,
Ну просто Демон Ада Инфернальный!

0

Красная дорога Демона

Эвиллс

не в сети давно

Вот красная дорога зазмеилась
По чёрному пространству бытия.
И сердце вновь отчаянно забилось!
Но нежности не будет для меня.

Ты кровью позвала меня средь ночи.
(Приятною, но всё же, не своей.)
Мне путь к тебе опять ускорить хочешь.
А я желаю лишь любви твоей!

Но ты, плутовка, вновь ко мне жестока.
И любишь, знаю, только лишь себя!
Ты как была близка, но всё ж далёка,
Так и осталась: не со мной, моя.

Опять молчишь, упрямо сдвинув брови.
Но мысли все твои всегда видны.
Ты для меня своей жалеешь крови!
И чувства для меня твои бледны.

Боишься ты моей внезапной власти.
Ты кругом оградилась от меня.
Ты с уваженьем просишь много счастья.
(О, как же сильно любишь ты себя!)

Жестокая, хочу тебя оставить!
Но ты не понимаешь до конца.
На деле — я хочу тебя исправить.
Пусть наши в унисон стучат сердца!

Я прокрадусь в твой дом, моя фемина.
Сквозь сны твои, к тебе я проберусь.
Пусть мысли, будто снежная лавина,
Несут меня к тебе! Уйдя — вернусь.

Кровавая дорога зазмеилась.
И снова я к тебе иду сквозь ночь.
Хочу, чтоб ты скорее изменилась.
Хочу тебе любить меня помочь!

0

Купальская ночь

Эвиллс

не в сети давно

Красавица, твоя объёмна грудь,
Но прелести свои не обнажаешь.
Я, Демон, вновь сказал: «Моею будь!»
Но ты с полу-кокетством, возражаешь.

Взмахнула юбкой, яркой, озорной!
Отпрянула, как-будто кобылица.
Приятно быть поблизости с тобой.
Но мне б хотелось ближе веселиться!

Красивая… Танцуешь, веселясь.
И снова льются странные напевы.
Я рядом, применить не смею власть.
И вновь танцуют в тайном круге девы.

Я дьявольски желаю быть с тобой!
А ты не мне раскроешь вновь объятья.
Готова к единенью, не со мной.
И ласки все другим спешу отдать я.

Пылает на поляне наш костёр.
И лес во тьме поёт шальною песней!
Рассвет крадётся плавно, словно вор.
Но скоро всем нам будет интересней.

Хоть колдовской любви костёр горит,
И льются песни яркие мажоры,
Но с вожделеньем взгляд твой говорит:
«Найти б сокровищ золотые горы!»

Отыщут ведьмы тайную траву.
Увидят: синевой цветы искрятся.
Услышат рядом чёрную сову.
И клады злата девам покорятся!

Прелестница, и ты идёшь сквозь ночь.
И для тебя в земле таится злато.
Упрямая, хочу тебе помочь!
С тобою будем вместе мы, когда-то…

0

Зеркальная дорога

Эвиллс

не в сети давно

Я краду дыхание огня.
Мысли в ночь, нежданные уходят.
Кто-то вспоминает про меня.
И желанья чьи-то цель находят!

Странной тайной участью объят,
В зеркала иду, огнём ступая.
А в глазах моих жестокий яд.
Он для тех, кого давно я знаю!

Я иду тропой зеркальных звёзд,
Я иду ступенями желаний.
Строю я из мыслей странный мост.
Приведёт он к чуждым, для страданий!

Для моих отмщений я иду.
В зареве кровавого Востока!
Вижу и свою тоску-беду.
И она всегда не одинока!

Ты со мной не хочешь говорить.
Смотришь в зеркала мои с опаской.
Рвёшь моих желаний сердца нить,
Спешно попрощалась ты со сказкой!

Шепчешь нежеланные слова.
И меня ругаешь неизбежно!
В чём-то, относительно права,
Но не в том, что бросила, конечно!

Всё равно заглянешь в зеркала.
(Ждёшь меня ты, от себя украдкой).
Ты меня во сне опять звала.
Для меня осталась ты загадкой.

Для страданий чуждых я иду!
И огня дыхание ворую.
Я люблю тебя в своём Аду!
К демонам другим тебя ревную!

0

Клякса

Остап Бендер

не в сети давно

 

***

На новоселье у Женьки публика собралась самая разношерстная. Здесь были и пара коллег с родного предприятия, и закадычные друзья-баламуты со студенческих лет, и тех, кого сам Женька видел и вовсе впервые. Генка, Серега, Пашка, рядом с ним дамочка, буквально облитая цветочными духами, будто она пыталась заглушить крепкий запашок, который стоял в прокуренной квартире. (далее…)

0