Мужики

Starling

не в сети давно

Это случилось чуть больше года назад. Шеф не позвонил, как обычно — «зайди», а зашёл сам. Сел напротив, в гостевое кресло, и без предисловий:
— Один из наших заводов последние несколько месяцев здорово сбоит. Я хочу, чтобы ты съездил, разобрался, наладил, в общем, как ты умеешь. Они работают на большой регион, суммы проходят серьёзные, а отдача не та. Да и партнёры, я чувствую, недовольны. У тебя сейчас как с работой?

— Да с работой в наше время география не существенна, было бы GSM покрытие, — ехать, конечно, не хотелось, — Вы считаете, что Степанович со своей командой не справится?
Степанович у нас возглавлял группу внутреннего аудита. Крепкий старикан – из породы «такие всех нас переживут», — воспитанный ОБХСС и закалённый Народным Контролем. И ребят к себе в группу набирал соответственно.

— Да нет. Они там были зимой. Отчёт я тебе дам. Деньги там, конечно, воруют. Но там проблемы не столько с финансами, сколько в управлении. Пять лет работают, большие заказы, заказчик сам идёт, расслабились, разленились, надо встряхнуть. Тебе не впервой.
— Веселенькое дельце, — энтузиазма не было, — Там человек триста? На месяц, не меньше.
— Около четырёхсот, — шеф поднялся и направился к двери, — Возьми с собой кого ни будь у Степановича.

Через два дня я с двумя нашими аудиторами и с результатами предыдущей проверки, на моём «бобике» выдвинулись на место. Самолётом не захотел. Всё равно больше трёхсот вёрст от аэропорта, да и дальние автопробеги я не совершал уже лет пять. Закис совсем. Около тысячи вёрст с перерывом на таможню — и навигатор привёл по нужному адресу в одном небольшом областном центре в соседней стране.

Ворота открыты. Когда въехал на территорию предприятия – охранник у ворот встретил меня спиной, разговаривая по мобильному. Директор – Олег Николаевич — невысокого роста, лысоват, в дорогом костюме. Что-то очень плоское золотится в глубине манжета. Рыхлая, потная ладошка. Слишком суетлив и услужлив. «Да, всё как вы просили, две квартиры недалеко друг от друга, всё в вашем распоряжении. Ключи, адреса. Конечно, представлю коллективу. Уже даны распоряжения во всём содействовать. Безусловно, любые документы. Уже освободили два кабинета. На вечер заказана баня, ресторан. Как же с дороги то? Ну, по результатам, так по результатам. Какие-то конкретные вопросы к нам? Всё понимаю. Я отменил все поездки и всё время в вашем распоряжении. Я проведу до машины».

Я отвёз своих ребят и поехал к себе. И правда недалеко. Здесь всё недалеко. По дороге купил поесть и пиво. Чешская пятиэтажка буквой «П». Втиснул «бобик» между чьим-то «Гольфом» и бельевым столбом. Почему-то заметил, что, двигаясь задним ходом, я уже давно не поворачиваюсь в пол оборота, обнимая спинку пассажирского сиденья, а полагаюсь на зеркала и камеру заднего вида. Да, закис. Угловой подъезд, четвёртый этаж. Приличная трёхкомнатная квартира. Небольшая прихожая, налево кухня. Прямо – гостиная, направо, по коридору, спальня, детская и удобства. Всё чисто, достаточно уютно, Бытовая техника присутствует. Постель – новая. Зачёт.

Разобрал саквояж, душ, нарезал всего по чуть-чуть. Открыл пиво, открыл леп-топ, принял почту. Немного посмотрел в телевизор и спать.
Уже почти уснул, и вдруг: «топ–топ–топ-топ». Ребёнок пробежал из детской в кухню. Босиком по линолеуму. Ух ты. Встал, зажёг свет. Зажёг свет в кухне. Никого. Всё на месте. Заглянул в шкафы, в холодильник – нет никого. Приснилось? Да нет, слышал ведь уже когда проснулся. Окно закрыто. Баран, какое окно – четвёртый этаж! Вдруг:
— Хи-хи!
Это из спальни. Хорошие игрушки. Точно ребёнок. Откуда? Пошёл в спальню. Зажёг свет и там. Проверил шкаф, заглянул под кровать — нет никого. Балкон закрыт изнутри. И опять «топ-топ-топ-топ». Из кухни в детскую. Ладно, в детской ещё не был. Включил свет. Здесь даже спрятаться негде. Одна небольшая кровать до пола и книжные полки.

«Топ-топ-топ-топ». Это из спальни на кухню. Включил свет еще и в коридоре. Стою в трусах посреди ярко освещённой квартиры в час ночи.
— Дружище, — уже не выдержал, — Выходи, хорош играться!
— Хи-хи, — За спиной в детской.
Значит, достаточно взрослый, речь понимает.
«Топ-топ-топ-топ» — Опять за спиной. Из кухни в мою комнату. И опять никого.
Я убеждённый материалист. Во всю эту чепуху не верю. Но мурашки пробежали. Затем ещё раз пробежали.

Так. Один знакомый любил повторять: «Даже если вас съели, у вас как минимум два выхода». Есть два варианта. Либо я сплю, либо это шизофрения. Пошёл к холодильнику, налил воды в стакан, выпил. Пошарил рукой в морозилке – холодно. Открыл воду, намочил руку и вытер лицо. Нет, не сплю. Это плохо.
«Топ-топ-топ-топ». Опять за спиной. Из гостиной в детскую. Проклятье! Неужели я сошёл с ума? Боже, как жалко. Так! Спокойно! Проанализируем. За всё время перемещений ключевой точкой был пятачок между гостиной, кухней и прихожей (в это время какая то возня в детской и кряхтенье), здесь пересекались все маршруты. Следовательно, оставаясь здесь, я обязательно увижу этого парня (почему именно парня?)
— Дружок, — сказал я негромко, — ты продолжай прятаться, а когда захочешь поиграть, я тебя здесь подожду.
— Хи-хи, — это из детской. Всё он понимает.
Я сел на пол в углу между гостиной и кухней, облокотился на стену, вытянул ноги, перекрыв доступ на кухню, и стал ждать.
Из детской раздавалось кряхтенье, какое то глухое бормотанье и сосредоточенное сопенье. Но уже никто никуда не бегал.
Так я и проснулся утром – на полу у входа в кухню. «Нифига себе ночка!»

Душ, завтрак. Выкатил «бобик», забрал своих и поехал знакомиться с коллективом.
Уже во второй половине дня понял – мой шеф был не только прав, но и недооценивал масштабы происходящего. Коллективчик тот ещё! Всё провоняло дрязгами и стукачеством. На первое место ставилась подковёрная возня, а только потом – работа. Все всерьёз спешили прогнуться перед директором, обгадить коллегу, а о заказах, поставках, производстве говорили вскользь. Это не интересно. Это отвлекает. Штат непомерно раздут родственниками, знакомыми и родственниками знакомых. Во мне народ увидел «Самого Главного» и вся эта грязь полилась на меня селевым потоком. К концу дня я понял, что месяца может не хватить.

Нет, конечно же, не всё так плохо. Были абсолютно нормальные люди, со здравым видением, с адекватным восприятием. С такими говорили о работе достаточно конструктивно. Но опять же. В чём минус порядочного человека. Не станет он говорить, из–за кого конкретно получилось так и так, или происходит так, а не иначе.
Незаметно подошёл конец рабочего дня, и вспомнилась прошедшая ночь. Сейчас это казалось сном. Может, это и правда был сон? Ладно, там посмотрим. Лягу сегодня пораньше.
Сказано – сделано. Отвёз своих в центр города — решили прогуляться — а сам, через магазин, поехал домой. Разложил продукты, переоделся, взял пиво и стал вникать в прошлый отчёт своих аудиторов.

Да. Деньги уводили. Но сначала хотя бы пытались всё это дело вуалировать, а последний год просто нагло. Видимо, лесть даёт своё, и директор правда почувствовал себя всемогущим. Но суммы меньше, чем я ожидал. Ладно, об этом позже.
И только я подумал про сон — «топ-топ-топ-топ» — из детской в кухню.
Сразу стало тоскливо и захотелось водки.
Вообще-то, я водку пью крайне редко. Для этого должны совпасть слишком много факторов, как то: свободное время, хорошая компания, соответствующая закуска, и, главное – настроение. Но, наверное, кому-то знакомо чувство, когда хочется залпом полстакана.
Пока одевался – пробегали два раза. Даже не поворачивался. Взял «бобик» и покатил в сторону работы. По дороге, под мостом, был замечен ресторан с грузинским названием. Жареное мясо – это всегда хорошо. И водка должна там быть.

Ресторан оказался очень приличный, стилизованный. Персонал явно набирали не с улицы. Высокий уровень. Отдал мэтру ключи от «бобика» и попросил через час – полтора меня отвезти, назвал адрес. Сделал заказ. Через пару минут вышел шеф повар, поинтересоваться, как лучше приготовить. Еда была действительно достойная, водка в меру холодная, поэтому напился я быстро, был доставлен по названному адресу, как лёг спать – не помню.
Утром, стоя под душем, подумал, что это не выход. Уходить от проблем не в моих правилах. Проблема есть, её надо решить. Можно каждый день напиваться, можно съехать отсюда, но это не решение. Как-то же здесь жили. Вид у квартиры достаточно жилой. Да, наверно в эту сторону и надо двигаться. Ключи от «бобика» нашёл на полочке у зеркала.

Через полчаса в кабинете директора:
— Олег Николаевич, кто занимался съёмом моей квартиры? Нет, все в порядке, попросите его зайти ко мне.
— Через какое агентство? Номер телефона сохранился? С кем в агентстве вы контактировали?
— Андрея Сергеевича попросите. Добрый день. Я бы хотел с вами встретиться. По поводу съёма жилья. Благодарю вас.
Через двадцать минут помятый дядька с красными прожилками на носу:
— Мы не даём контакты наших клиентов, если у вас есть вопросы — решайте с агентством.
«Как же, мой красноносый друг, меня в своё время добрых три месяца учили, как правильно общаться с такими, как ты».
Выяснил вскоре: Лидия Фёдоровна. Дочка в другом областном центре за четыреста вёрст. Родился ребёнок. Дочка работает в банке, взяла месяц отпуска плюс две недели за свой счёт. На больше не отпускают. Или увольняйся. Попросила маму приехать, а тем временем сдавать мамину квартиру. Всё-таки тоже доход.
Горел бы тот банк!
Не дурак придумал мобильный телефон.

— Лидия Фёдоровна? Добрый день. Удобно вам говорить? Меня зовут Юрий Владимирович. Я снимаю вашу квартиру.
И вдруг сразу мне в лоб вопрос:
— Вы, наверное, по поводу «мужиков»? Я думала, они обиделись и ушли. Я как сказала им, что уезжаю, они пропали. Месяц не слышала, до самого отъезда. Я так плакала…
Вот так всё просто. Оказывается, их трое или четверо, зла никакого не делают. Иногда шалят, но всегда беззлобно. Очень любят всякие сладости, молоко. Нет, никогда не видела. Как дом сдали – так и живут, лет двадцать, как. Ой, боже, Светочка проснулась…

И снова на работу. Очередной сотрудник:
— Вячеслав Михайлович, с марта прошлого года стали появляться временные разрывы между датой подачи заявки заказчиком и датой отправки на производство или в КБ. Сначала день – два, затем больше, и к октябрю разрыв достигает месяца. Чем вы это можете объяснить?
Раскрасневшийся полноватый мужичёк, за сорок, видно в не первый раз одетой рубашке и джинсах.
— Это всё, Юрий Владимирович, началось, когда Людка из кадров привела племянницу своей подруги, сама делать ничего не умеет, только командует. А бабы в отделе – никто не работает. Целыми днями кофе пьют, а сказать никому ничего нельзя — директор взял…
— Вячеслав Михайлович, я вас попрошу ответ на этот и на другие мои вопросы подробно написать. Кроме того, отдельно опишите мне ваши должностные обязанности, как вы их понимаете. Завтра к восьми утра мне отдадите.
— Так уже пол пятого, когда ж я успею? Может послезавтра?
— Вячеслав Михайлович, вы хотите здесь работать послезавтра? Тогда потрудитесь сделать это до завтра.
Боже мой, и это начальник отдела!

Ладно. Скоро вечер. Сладости. Что за сладости? Конфеты? Печенье? Торт? Где наша Лидия Фёдоровна?
С Лидией Фёдоровной нет связи. Будем думать сами. Конфеты – шоколадные или карамель? Может, взять в коробке, а то будут шелестеть фантиками всю ночь?
Стоп! Секундочку! Мне тридцать восемь лет. У меня два высших образования, не считая бизнес академии и всяческих тренингов! У меня в подчинении более трёх тысяч человек! И чем я занимаюсь? Составляю меню для домового? А что ты предлагаешь? Ну, хорошо. Проблема есть? Есть! Решений два – мир и война. Если война – опять же два финала. Либо они уходят из дома, либо ухожу я. Как их выжить? Позвать попа или колдуна? А если не выгоню? Только разозлю? Может, они не такие безобидные? Тогда придется съезжать. Так это можно сделать и сейчас. А если выгоню? Они здесь живут двадцать лет, а я два дня как приехал, и через месяц – два уеду. Нет, надо мириться.
Заткнулся? Сиди и сочиняй меню.

Лады. Конфет возьмём всех по чуть-чуть. Печенья и пряников тоже. Молоко. Наверняка из супермаркета пить не будут. Там от молока только цвет. В бухгалтерии тётки должны знать. Какой у них внутренний номер? Ага.
— Елена Александровна, — главбух меня уже узнаёт по голосу, — подскажите, где я сейчас смогу купить молока? Нет хорошего молока для ребёнка. Поинтересуйтесь, пожалуйста.
Нашлась одна женщина, у которой есть номер мобильного телефона молочницы с рынка, у которой она по выходным берёт молоко и яйца. Зовут Лариса.
Дальше очень просто. Три литра вечернего молока и три десятка яиц забираю через час в двадцати километрах от города. «Конечно, банку верну. Завтра или послезавтра я снова заеду». Приятная женщина Лариса. Теперь в супермаркет за сладким. Хоть и по чуть-чуть, но пакет получился внушительный. Взял на всякий случай разной сладкой воды, просто воды и маленький торт.

Придя домой, с порога объявил:
— Мужики! Это всё вам. Будем жить дружно. Я сейчас разложу на кухне, — поставил пакет на стол и начал доставать оттуда пакетики,- и разложу по тарелкам. Сам буду в гостиной. Утром сам всё уберу.
Достал четыре стакана, разлил молоко. Выставил сладкую воду, сорвал пластиковые крышки. Открыл и порезал торт. Места на столе едва хватило. Отошёл и окинул взором сервировку. Блин! Детский день рождения! Пододвинул табуретки.
— Вы мне дадите выспаться, а я вас буду угощать. Если что особенно понравится, отложите на столик у плиты. Я буду знать, что взять в следующий раз.
Взял пиво, местной сырокопченой колбасы (вкусная, зараза, давно такой не ел), вынул пивной стакан из морозилки, леп-топ под мышку и закрыл за собой дверь в гостиную. Разложил всё на журнальном столике у дивана и сделал погромче телевизор. Но всё равно, когда минут через двадцать на кухне началась возня, я услышал.

Через час захотелось в туалет. Проклятье, мог бы предусмотреть.
Подошёл к двери. Возня тут же смолкла.
— Мужики! Я в туалет! Смотреть не буду!
Тишина.
Тихонько открыв дверь, демонстративно отвернувшись от кухни, пошёл по своим делам. Обратно шёл, уставившись в пол. Закрыл дверь, допил пиво и лёг спать. Свет на кухне остался гореть.
Пролежал минут пятнадцать – тишина. Вот и чудесно.
Утром ожидаемого хаоса на кухне я не обнаружил. Свет не горел. Практически всё было на месте, лишь на некоторых тарелках пряников уменьшилось заметно. Молоко тоже пили не сильно. Воду и напитки не тронули. Фантиков и крошек нигде не было. На столе у плиты лежали квадратная «ириска», цилиндрическая «коровка» и горбатый пряник с пятнистой спинкой. Как мило. Совсем не балованный народ.

Итак! Контакт налажен, меню на вечер определено, можно заняться делом.
Этот день посвятил производству. Здесь всё было неожиданно очень пристойно. Главный инженер, Иван Васильевич (почему-то сразу вспомнилось: «жил – был царь Иван Грозный, которого за свирепый нрав прозвали «Васильевич»), явно за шестьдесят, в советском ещё сером костюме, молчаливый и спокойный. Народу неожиданно немного, как для таких площадей (зарплаты не поднимали с самого начала, поперву было не плохо, ну а сейчас, что это за деньги?), но везде чисто, процесс отлажен, учёт двусторонний, контролем качества, да и качеством остался доволен. Есть, конечно, нюансы, но это лечение амбулаторное. Хирург здесь не нужен.

— Иван Васильевич, вы кабинет себе сами в цех перенесли?
— «Коммерческого» когда Николаевич взял на работу, мне предложил перебраться. Кабинетов на всех не хватает.
— Вот вы к «охране труда» и переехали?
— Ну, — улыбается,- была еще проходная.
Ещё чуть больше часа общался с начальниками цехов и мастерами. После зашёл к конструкторам.
Через три часа:
— Людмила Анатольевна, из нашей с вами беседы я практически ничего не понял. У вас в отделе кадров шесть человек. Вы можете к концу дня мне написать, кто конкретно какие функции выполняет и за что несёт ответственность? Пожалуйста, поимённо. И укажите, пожалуйста, образование и стаж работы ваших сотрудников. Да, всех, включая начальника отдела. Нет, именно к восемнадцати часам. Нет, конечно, вы ничего мне не обязаны. Я тоже знаю законы. Поверьте, для нашего холдинга три месячных оклада не станут препятствием сокращения любого сотрудника. Но ведь можно уволить и по статье, согласитесь? Я бы на вашем месте не стал бы рассчитывать на директора. Всего хорошего.

Надо будет «бобика» на стоянку определить. Дальше будет только хуже. Сожгут ведь. Жалко «бобика». И менять охрану надо срочно.
После ещё одного такого разговора последовал визит директора и довольно резкий наезд в плане не тех методов, не умения работать с людьми. В общем, он не даст мне разрушить дело, которое он создавал столько лет. Боже, во что могут превратить человека «попу лизаторы». Зевс! Видать, здорово его накрутили, если так расхрабрился. Что я мог ему сказать?
— Олег Николаевич. Завтра в девять я назначил вашему «коммерческому», а после этого, в одиннадцать, мы с вами расставим все точки. Вас это устраивает?

Возвращался домой в настроении гадостном. Ребята мои за три дня сразу нарыли такого, что прошлый год оказался финансовым раем для предприятия. Деньги выводились, как перед смертью, совершенно нелепо и безобразно. Нет, не стоит затягивать диагностику. Завтра разберусь с «верхами» и начну резать этот чирей. А что покажет вскрытие, сколько там на самом деле гноя — посмотрим. Позвонил нашему начальнику безопасности. Старый добрый Петрович. Отставной полковник. Десять лет назад мы пришли на фирму практически одновременно. Его чуть хриплый голос сразу поднял настроение:
— Приветствую, Юрий Владимирович! Шеф предупреждал. Что, пора?
— Приветствую, Вячеслав Петрович! Человек десять, если есть – двенадцать.
— Опасаешься бунта?
— Думаю, до этого не дойдёт. Здесь территории два гектара, шесть зданий, плюс круглые сутки. И понаблюдать кое-кого.
-Всё сделаю. Как обычно, на вчера?
— Нет. Завтра, вторая половина дня. Дашь ребятам с собой оригинал приказа о моём назначении временным управляющим, и копии приказа в банки, таможню, в общем, Виталик всё знает. Да, ещё…
— Ну, говори, говори.
— Попроси, пожалуйста, кого-то из ребят взять штук пять тульских пряников, посвежей, с разной начинкой. Здесь не продают.
— Эк, брат, тебя крутануло. Добро! Всё будет!
— Спасибо, Петрович.
— До встречи!

«Бобика» отогнал на стоянку. Восемь минут от дома – не напряг. Благо, дома всё есть, нести ничего не надо. Настроение заметно улучшилось, у «мужиков» тоже всё есть, за молоком поеду завтра. Всё остальное тоже завтра. Сегодня только пять страниц отчёта. Зашёл, включил свет…
Шок!
Сейчас, по прошествии года, мне легко рассуждать на эту тему. Тем более, что ничего уж совсем ужасного я тогда не увидел. Сейчас многие в разговоре говорят «Я в шоке», и это нормально воспринимается. Но многие ли знают, что такое «Шок». Я теперь знаю.

Меня в своё время поболтало немало. Было очень много разного. Девяностые годы я прошёл от начала и до конца по полной. Доводилось бывать и на передовой. Спасибо двум годам, отданным МГ ГОН ПВ КГБ СССР, кто понимает. Скажу лишь, что когда в девяносто четвёртом, меня, пристёгнутого наручником к полудюймовой трубе, отхаживали дубинками два мента, в арендованном мною цеху, возле контрабандой привезенного моего бэушного станка для склейки пакетов, а затем облив моим растворителем мои рулоны с полиэтиленом всё это подожгли, – то даже те события не оставили во мне таких запоминающихся эмоций, как то, о чём я сейчас пишу. Тогда я отделался вывихом плеча, двумя сломанными рёбрами и ожогами (дай Бог здоровья тому сварщику, так халтурно приварившему тот конвектор). Страх точно был. Была злость. Обида была страшная — такая, наверно, бывает только в детстве. Слёзы тоже были. Но даже сейчас, ещё раз переживая тот эпизод в цеху, я не могу вспомнить ничего похожего на силу тех эмоций, которые я испытал в прошлом году, войдя в квартиру на четвертом этаже кирпичной пятиэтажки.

Одновременно с прихожей свет зажёгся в гостиной. На журнальном столике у дивана стояла банка с пивом. Явно только из холодильника, поскольку сразу начала покрываться капельками конденсата. Рядом был мой стакан из морозилки. И тоже на моих глазах запотевал и тут же покрывался инеем. Рядом со стаканом расположилась тарелка с тонко нарезанной сырокопченой колбасой. С характерным звуком включился телевизор и, практически сразу – открылась банка с пивом. Вроде бы ничего особенно страшного. Просто немного необычно.
Но волосы вправду встали дыбом. Рубашка в миг намокла и прилипла к спине. Онемели и руки, и ноги. Перехватило дыхание. Внутри всё похолодело, и холод не уходил. Я продолжал тогда стоять, а глаза заливал липкий пот. Я ничего не мог сделать.

Сколько я так провёл времени – не знаю. Но когда я смог выдохнуть, стакан уже оттаял, и конденсат с него струйками стекал вниз.
— Ну, «мужики» — это сюрприз!
Я смог сделать шаг.
— Хи-хи, — это из спальни. И снова:
— Хи-хи, хи-хи.
Я сделал глубокий вдох. Голова чуть кружилась. В ладонях слегка покалывало. Не разуваясь, прошёл в гостиную. Налил пиво в стакан и жадно выпил большими глотками. Налил и выпил ещё стакан. Из заднего кармана бирюк достал платок. Вытер лоб, шею, виски. Сел на диван. Плеснул в стакан остатки пива и выпил в один глоток. В голове была просто звенящая пустота. Пот лил не переставая. Скорей механически, чем что-то соображая, я направился в ванную. Лишь под холодным душем начал приходить в себя. Выключил воду, только когда понял, что совсем замёрз. Надел халат — и на кухню.
Молока было больше двух литров. Часть разлил по стаканам. Руки дрожали. Пряники и любимые «мужиками» конфеты я не убирал со стола. Конфет, пожалуй, маловато – нужно немного досыпать.

— «Мужики»! – немного подташнивало, зубы пытались сорваться в дробь, — Я дверь в кухню чуть прикрою, чтоб я мог перемещаться по квартире и вас не смущать.
Тишина.
Я взял пиво в холодильнике, прикрыл дверь в кухню, оставив щель сантиметров в двадцать, и весь вечер провёл в попытках разобраться: что же меня так напугало?
«Мужики» возились на кухне, хихикали, глухо бормотали, несколько раз бегали туда – сюда. Однако когда я лёг спать, восстановилась тишина.
Утром встал раньше. Нужно проработать первые результаты аудита. Вчера было не до того. Ребята Степановича не зря едят свой хлеб. Знают точно, где и что искать. Всё чётко и лаконично. Отчёт приятно читать: дата — событие – цифры – выводы. Директор, сволочь та ещё, но с ним, думаю, будет проще. А вот «коммерческий» — личность явно не устойчивая. Без истерик не обойдёмся.

По дороге на работу отзвонился Паша Пархоменко – зам Петровича, бывший инструктор морской пехоты. Огромный, спокойный и надёжный, как пик Коммунизма.
— Мы выдвинулись из аэропорта в вашу сторону.
Прекрасно.
Как и ожидал, конструктивного диалога с «коммерческим» не получилось.
Высокий, чуть больше тридцати. Прямые длинные волосы. Вытянутое худое лицо. Одет в… Мать дорогая! Похоже это Tom Ford! Ух-ты! Быстро прошёл к моему столу, брезгливо протянул мне четыре пальца. Я проигнорировал, жестом пригласив присесть:
— Игорь Григорьевич, через две недели после вашего назначения все основные поставки замкнула на себя одна фирма. Стоимость сырья сразу выросла в полтора – два раза. Учредителями являетесь вы, ваш директор – Олег Николаевич, и его жена, ваша сестра, — лицо его побелело, и пошло красными пятнами от шеи до лба.

— Ещё через неделю появился Торговый Дом, с тем же составом учредителей и тем же директором – братом вашей мамы — взявший на себя всю реализацию. При этом мало того, что продукция на него отгружалась с двух – трёх процентной рентабельностью, этот Торговый Дом успел накопить задолженность, выражающуюся вот этой цифрой. – Я развернул в его сторону лист бумаги у себя на столе. – Прокомментируйте, пожалуйста.
Красные пятна остались только на скулах. Глаза забегали. Явно ошарашен, видно готовился к другому разговору. Но быстро очухался:
— Кто вам сказал?! Кто?! – руки прыгали по столу.
— Это всё есть в бухгалтерии.
— Нет! Про учредителей!

— Игорь Григорьевич, оба этих предприятия ведёт ваш главбух, Елена Александровна. Учредительные документы всех предприятий находятся в одном месте в её кабинете.
— Вы не имели права!
— Игорь Григорьевич, мы отвлеклись. Я просил вас ответить на мой вопрос.
Лицо стало полностью белым. Нижняя губа затряслась. Сейчас начнётся.
Правой рукой он схватил меня за галстук и потянул к себе.
— Ты хочешь всё сломать?! Ты, сука! Всё сломать?!
Очень захотелось дать правой снизу в подбородок. Чтоб только ноги мелькнули. За одно посмотрим на туфли. Боже, о чём я думаю?
Левой рукой взял его правую руку у самого плечевого сустава, и сильно надавил большим пальцем с внутренней стороны руки. Она сразу обмякла и шлёпнулась на стол. Он отскочил на два шага назад, сбив по дороге стул. Губа тряслась, в глазах стояли слёзы. Висевшую плетью правую руку он взял левой на перевес, нежно, как ребёнка.
— Я тебя уничтожу, сука! – вышел из кабинета, нажав на дверную ручку локтем, и захлопнув дверь ногой.

Да. Разговора не получилось. И фамилию туфлей определить не удалось. Директор, судя по всему, должен появиться минут через пятнадцать.
Нет. В одиннадцать, как и договаривались, зашёл Олег Николаевич.
— Добрый день. Я говорил с Игорем. Что вы намерены предпринять.
Руки не подал. Волнуется сильно. Но тон сухой, деловой.
-Олег Николаевич. Всё, что происходит внутри холдинга, есть внутренние дела холдинга. С сегодняшнего дня временным управляющим являюсь я. При выполнении всех моих условий я не дам хода ни одной бумаге.
— Ваши условия? – это был уже совсем другой Олег Николаевич, совсем незнакомый мне человек.
Я изложил. Пять пунктов.
— В течение какого времени должна быть погашена задолженность?
— Сколько вам необходимо?
— Две недели.
— Два дня. И это время вы, ваша семья и Игорь Григорьевич будете под наблюдением.
Вопросительно – недоумённый взгляд. Что? В правду хотел смыться?
— Сумма очень серьёзная, Олег Николаевич.
— Но два дня мало! Сумма правда серьёзная.
Завибрировал мобильный. Паша. Значит у проходной.
— Вы справитесь, Олег Николаевич. Пойдёмте менять охрану.

Дальше пошла текучка. Перетряхнул штатное расписание. Подогнал под него штат. Кто-то увольнялся сам, кто-то пугал судом и прокуратурой. Человек пятьдесят неделю митинговало у горисполкома. Тут же прошло в новостях. Познакомился с мэром. Сошлись на том, что я не буду перерегистрироваться в районе, все налоги по прежнему буду платить здесь. Оплатил оборудование компьютерного класса, который мэр должен подарить какой-то школе на первое сентября.
Директором поставил главного инженера. Замами к нему определил главного технолога – бой бабу, и молодого паренька Юру из сбыта. Соображающий и обучаемый парень. Сносный английский. Свозил его к партнёрам в Европу и в Китай. Личных контактов не заменит ни что. И если в Европе в основном говорили, то в Китае плотно прошлись по трём заводам, в деталях показал Юре технологию (это вам не какая то китайская подделка, это настоящий Китай). Если я в нём не ошибся, через пару лет заберу к себе замом.

«Мужики» мои в тот раз тульские пряники смели в одну ночь. После ещё несколько раз их заказывал через DHL. В доме уже никто никого не стеснялся. Гремели посудой прямо в моём присутствии. При этом всегда поддерживали чистоту. Встречали меня холодным пивом. Где-то нашли старый, совсем лысый мячик для большого тенниса, и играли по вечерам. Сначала просто бросали друг другу, а затем я им устроил кегельбан из пустых пивных банок. Они бросали вдоль коридора из тёмной детской, а я расставлял банки на входе в кухню, и возвращал им мячик. Визг и хохот стоял, скажу я вам! А, когда сбивались все банки — так просто истерика.
На период моих командировок мы выбирали меню посредством пустых пивных крышек. Каждой крышке соответствовал определённый вид напитка или продукта. К тому времени пользовались спросом уже творог, мед, сгущенное молоко, питьевые йогурты, варенье. Какие крышки оставались на утро, такие продукты закупались на время моего отсутствия.

Но пришло время уезжать. За несколько дней я предупредил своих «мужиков».
— «Мужики», поехали со мной! Я живу в очень большом городе. У меня там большая квартира на верхнем этаже высокого дома. Вам там обязательно понравится! А ещё у меня есть красивый деревянный дом в вековом лесу, на берегу очень красивого озера. Рядом в сторожке живёт один усатый дядька. Он хоть и ворчливый, зато очень добрый. Захотите — будете жить там.

Я выставил три крышечки и объявил:
— Первая остаётся, если со мной ехать никто не хочет. Вторая – если кто-то хочет, а кто-то нет. Третья остаётся, если едут все. Определим состав, затем будем подбирать метод транспортировки.
Но не на утро, ни через день, ни к отъезду ни одна крышка не сдвинулась.
Вечером, накануне отъезда, собрав свои вещи, я попытался проститься с «мужиками». Я произнёс прощальную речь, но ответом мне была тишина.
Утром – та же история. Но знаю ведь, слышат. Ну, нет, так нет.

Дорога прошла на одном дыхании. Когда пересёк кольцевую, позвонил домой консьержу. Попросил купить еды, и забить пивом холодильник. Позвонил друзьям, за которыми сильно соскучился. Договорились в девятнадцать у меня поиграть в карты.
Затянувшиеся распасы, не сыгранные мизера, просто трёп, короче, расстались за полночь.
Ещё не коснувшись подушки – я уже куда-то уплывал, сон подхватил и сразу понёс. И так же внезапно исчез.
«Топ-топ-топ-топ». Из столовой в кабинет. И сразу:
— Хи-хи! – из за дивана в холле.
Ком подступил к горлу. Навернулись слёзы. Молча встав, я подошёл к телефону, набрал номер консьержа:
— Доброй ночи. Мне необходимо сейчас свежее деревенское молоко, и штук пять тульских пряников.
Повесил трубку, повернулся и сказал в пустоту тихонько:
— С приездом, «мужики».

P.S. Скажите мне, что это не шизофрения.

 

Автор — Polett
Источник — https://www.yaplakal.com/forum6/topic255150.html#

1

Дом-2

Вор4ун

не в сети давно

Кто про что, а голый про баню, так и я про свой дом) Этот случай вряд ли можно назвать мистическим, но всё же…

После того, как я внял просьбам защитникам котов (после рассказа «Дом или Кошачьи страхи») и перестал пытать кошек мышами, эта кошачья еда совсем наглость потеряла. Супруга даже визжать перестала уже при их виде — привыкла. И стали мы на семейном совете совещаться, как гуманно или не очень извести эту напасть. Но, судя по всему, забыли ввести режим особой секретности, потому что сыр из мышеловок исчезал, а мышей в них не оказывалось, отравленное зерно съедалось, а отрава оставалась не тронутой. Оставалась одна надежда, на моё изобретение, о котором я, в целях конспирации никому не сказал, чтобы враги не подслушали.
Конструкция была до одури проста. Обычное ведро с водой, не долитой см 20 до края, от приступка к ведру лежит дощечка, на краюшке которой угощение. Мышка чует угощение, бежит к хлебушку, палочка наклоняется от её веса и … плюх! Для защитников мышей и прочих крыс уточняю, что в ведре были спасательные жилеты и плоты, чтоб не утонули, а в деревне открыт приют для них, могу дать адрес. Короче, испытав конструкцию раз 10 и отрегулировав опрокидывание на 1,15 гр. я ушёл спать. Утром прихожу, хлеба нет, а остальное как устанавливал — на взводе. Пошёл я понуро, понял, что не победить мне их так. Иду, слышу на втором этаже звук странный — грызь-грызь. Как будто кто-то сухарь грызёт. Потихоньку поднимаюсь по лестнице и вижу — прямо у открытой двери в курилку, стоит… Именно стоит на задних ногах мышонок и грызёт мою дверь. Почему решил, что мышонок? Фиг знает, он больше походил на крысёнка, такой же длинный нос, рыжеватый окрас, хвост опять же и по размерам был больше взрослой мыши, но у меня была твёрдая уверенность, что он мышонок.

— Ах ты наглая рожа! — кричу я.

Совершенно спокойно, он поворачивает голову, презрительно смотрит на меня и продолжает грызть дверь. Вы видели, чтобы мыши поворачивали голову как человек? И я до этого не видел! Но этот разве что не хмыкнул презрительно и не сплюнул мне под ноги. Я в бешенстве сорвал тапок с ноги и метнул его в зверюгу. Глянув на меня ещё раз ехидно и поняв, что я не отстану, он ушёл, чуть ли не задрав хвост.

Утром в прихожей образовалась лужа, прямо рядом с канистрой в котором мы хранили запас воды. Жена ворча о том, что нефиг канистру здесь держать, собрала с пола ведро воды (канистра 10литров), но когда хотела переставить её в другое место, не смогла поднять, канистра была полной. Других источников утечки в прихожей не было, да и быть не могло, все коммуникации прокладывал сам и в другом месте.

Вечером приехал товарищ с женой и, после третьей рюмки я решил рассказать им для веселья о наших злоключениях. На что товарищ налил пол стакана водки, положил кусок хлеба и отнёс на второй этаж (мы там ещё не жили) сказав, чтоб я не лазил там дня три.
Через день я был уже там, стакан был пуст, а на нём лежал засушенный сухарь. Да и мыши перестали ходить по дому пешком без всяких дополнительных усилий с моей стороны. Хотя на этом закончилось не всё. Но об этом в следующий раз.

5

Дом или Кошачьи страхи

Вор4ун

не в сети давно

Дом строили долго. Купили землю вначале 90-х и потихоньку, не спеша строили, приезжая на лето в родной посёлок. Раньше на этом месте были поля, то пшеницу сеяли, то кукурузу, то табак. Потом, в конце 80-х, нарезали улицы, разметили участки и получился новый район.

В 2001 стояла готовая коробка, и я приехал заканчивать строительство. Дом получился хороший, с цокольным этажом и несколькими уровнями. На верхних уровнях потолок деревянный, засыпанный керамзитом. Я для чего так дом описываю? Чтоб потом всё понятно было, и от повествования не отклоняться.

Через полгода я привёз семью, жили у мамы в доме, но это отдельная история. Закончили отделку и переехали… Хотя, стоп! Был перед этими странный случай.

Когда завезли сантехнику, взяли на смотрины своего кота. Подносим к дверям, а он вырывается — не хочет в дом, но от меня не отобьёшься, внесли-таки, он шмыг из рук и побежал по комнатам. Проверили всё, осмотрели и собрались домой, и только в машине заметили, что нет кота. Пошел, поискал в доме — нету, покричали на улице — тот же результат. Куда он денется с подводной лодки до завтра? И спокойно уехали. Но ни на следующий день, ни через день кот не появился. И только на третий день, находясь в комнате, услышал не то придушенный стон, не то сдавленный вой. Обыскал весь дом — никого. Обыскивать-то просто, дом пустой, только в зале стоят запечатанные коробки с сантехникой, и этот вой доносился оттуда.
Короче, не буду затягивать интригу, кот сидел в закрытой коробке, в новом унитазе, забившись в слив так, что с первого раза я его и не увидел. Освободившись из плена, рванул в машину, и никакими китикетами его оттуда не могли выманить, пока не приехали домой. Но это как бы для разогреву.

Летом мы переехали в новый дом, а к осени началось… нашествие мышей. К холодам они лезли на чердак и там пытались жить. Ну, жили бы и жили, нам там с ними делить нечего. Так нет, они прогрызли деревянный потолок, спрыгивали на гипсокартон и топали по нему, как лошади, лишая сна и покоя. Мало того, они понатаскали туда керамзиту и стали играть им в футбол, другого объяснения я просто дать не могу. Зачем мышам катать несъедобный керамзит у нас над головой в 3 часа ночи?
А тут приблудилась к нам молодая, полудикая кошечка. Кота весной отравили соседи, уж очень сильно огурцы любил… Так вот, прикормили мы Муську, на руки идти стала, и решил я её к делу пристроить. Взял на руки и понёс на чердак. На чердак у нас дверь со второго этажа. Только поднёс к дому, стала вырываться, но знай наших, затащил на чердак и закрыл двери. Пусть отъедается. Выхожу во двор, а кошка из слухового окна чердака вылетает, аж на передних ногах пошла, так шлёпнулась. Не думал я, что кошка с 8 метров прыгать будет. Закрыл слуховое окно — больше не сбежит. Дня два не подходила, потом подманил чем-то, к дому — вырывается, к чердачной двери подношу — думал не удержу, поцарапала всего, но забросил и захлопнул. Уже вечер на дворе стоял.
Ночью лёг спать, включил ночник и читаю книжку. Слышу, как по керамзиту кошка ходит, мяукает… И тут — дикий кошачий вопль, потом шаги, не кошки — человека. Потом, такое ощущение, что он взял её за хвост и бил о керамзит, потому что «мявк» и удар по потолку совпадали. Кошка видно вырвалась, потому что слышны были её бегущие шаги, потом опять тяжёлые шаги, вопль и «мявк-мявк» одновременно с ударами. Волосы на голове встали дыбом, хорошо, что супруга в ванной и не слышит этого… Где там, прибегает, глаза выпучены:
— Что это было? — Пошёл разбираться. Иду за фонарём, а сам думаю: «Как в фильме ужасов, там монстр всех убивает, а всем надо именно туда». Взял фонарь и пошёл, других-то героев не было. Открываю дверь, захожу, осветил — никого, ни человека, ни кошки, прошёл немножко дальше — никого. Вдруг, слышу за спиной стон протяжный, резко оборачиваюсь… Сказать, что вся жизнь перед глазами пролетела – не сказать ничего. Сзади, на двери, в самом верху, загнав когти почти на всю длину, сидела Муська, выпучив глаза и пуская изо рта пену. Минут пять я её отдирал от двери, а потом надеялся, что она не выцарапает мне глаза, пока я нёс её на улицу.
Кошка снова появилась только через месяц. В общем, прожила у нас лет 7, не входя в дом. Самое интересное, что по цокольному, техническому этажу бегала спокойно, а в дом зашла только в последний год и то только метра на 3-4, обнюхала и ушла. И за всё это время ни один котёнок не вырос у неё. То мышью дохлой отравятся, то под машину попадут, но чаще всего коты душили.
Ну, вот, как-то так))

4

Как завести домового

Pupsik

не в сети давно

Автор данной  истории из жизни — Черное Дупло. На сайте история размещается с его любезного согласия.

 

Друзья по работе купили недорогую квартиру: двушку в старом доме из расчета одну комнату – себе, а вторую – будущему ребенку. Но вместо запланированного ребенка у них появилось в одночасье… сразу трое! Главе семьи пришлось срочно изыскивать возможности и средства на расширение жилплощади. В муках и метаниях он пробыл недолго: его сосед из квартиры справа предложил ему выкупить его однушку и «слить» две квартиры в одну четырехкомнатную, убрав кухню.

Поскольку этот вариант устроил всех, то уже через полгода ремонта две квартиры стали одним просторным целым. Позвали гостей. Они были люди приличные и принесли не только горячительного, но и гору игрушек. На троих младенцев на три года вперед.

Но на следующий день оказалось, что игрушек не так уж и много. Друзья решили, что съели лишнего, да и выпили тоже, так что это у них вечером в глазах двоилось, а не утром гора игрушек поубавилась.

Однако потом стали пропадать соски, бутылки и детское питание. При этом дети были еще совсем маленькие: у них руки еще не научились хватать предметы, и даже сидеть эти младенцы еще не умели, и уж тем более они были не способны ныкать вещи туда, где их никто не мог найти. Да никто и не искал особо: не до того было в детском бедламе.

Тем не менее, когда младенцы начали ходить, мои друзья стали обнаруживать в разных местах какие-то погрызенные соски и игрушки. Причем по их виду можно было бы подумать, что кусал их, скорее, какой-то очень игривый острозубый пес, а не флегматичная тройня (все тройняшки, к радости моих друзей, удались характером в них – спокойных, как удавы, программистов).

Не веря, что малыши способны сгрызать игрушки до состояния лохмотьев, да еще и оборвать люстру, друзья установили в квартире скрытые камеры. Уже через несколько дней они с ликованием притащили к нам на работу отснятый материал, на котором был запечатлен обычный кухонный шкаф, дверь которого ночью приоткрылась якобы «сама собой», и оттуда начали вылетать какие-то мелкие предметы. Словно кто-то пулялся чем-то из шкафа. Утром друзья с немым удивлением крутили перед камерой эти предметы: сгрыженные до неузнаваемости детские игрушки, разбросанные по всей кухне.

Ну мы, понятное дело, всей работой поржали над их несмешным розыгрышем, который может смонтировать любой школьник, не то что программист, и констатировали, что у молодых родителей совсем крышу снесло.

Друзья обиделись. Чтобы восстановить доверие, я позвал их в гости по поводу моего переезда в новостройку, и они согласились прийти.

Пришли они не только со своей тройней, но и с веником! «Держи», — говорят, — «чтобы в твоей новостройке было счастье, мир и покой! Прямо как у нас!». Но при этом странно как-то переглянулись. На мое предложение: «Колитесь, причем тут веник?», они ответили что-то непонятное про то, что, когда они объединили две квартиры в одну, то автоматически соединились два домовых, обитавших до этого в двух разных квартирах… И что у домовых – которые, видимо, оказались разнополыми, — появилось вроде бы пополнение – типа домовенок – которого они и хотят презентовать мне в венике. Именно домовенок, по их мнению, был повинен в исчезновении и порче игрушек в их доме.

Якобы скоро я должен буду убедиться в их правоте. И тогда посмотрим, какие видео я тогда принесу на работу…

На этом моменте я окончательно понял, что мозги у моих друзей далеко не на месте, и мысленно перевел их в статус «не очень знакомых».

Веник я решил выбросить наутро, и так и поступил. Но было, как оказалось, поздно.

Теперь у меня в доме то падают с подоконника горшки с цветком, то на мебели остаются следы укусов (словно кто-то чешет маленькие зубки). Мы с женой думали, это делает наша шестилетняя дочь, и всыпали ей по первое число для профилактики. Но когда отправили ее на неделю к бабушке, следов появилось еще больше. Кстати, время от времени волосы у дочери за ночь спутываются так, как будто кто-то неумело пытался заплести косичку…

Короче, священник с экстрасенсом (так уж получилось, что работают они в паре: один выявляет «паранормальные зоны и их характер», другой из этих зон нечисть кадилом выгоняет) сошлись на том, что у меня поселился настоящий домовой. Ну, точнее, домовенок – маленький он еще, неопытный, обживается пока только.

Недавно я отправился в гости к этим самым друзьям, которые мне домовенка на венике подселили. Взял с собой дочь, чтобы та с тройняшками развлеклась. А мы, взрослые неглупые люди, посидели, отдохнули, поговорили за жизнь.

Но почему-то ни я, ни они о наших домовых не обмолвились ни словом. Только, когда я уходил, мне на голову свалилась подкова «на счастье», висевшая у друзей в дверном проеме.

0

Мой товарищ Домовой

Эвиллс

не в сети давно

Несколько случаев, произошедших со мной и особенно запомнившихся.

В детстве часто бывало чувство, что кто-то следит за мной, прячась за дверьми комнат, в тёмных углах, под диваном. В темноте часты были ощущения, что кто-то маленькими и мохнатыми ручками хватает меня за ноги и гладит по голове. Было страшновато, но бабушка говорила: «Брысь!». И тут же всё прекращалось.
Как то раз, погладив нашего кота, пошла через коридор на кухню. Вдруг с громким хрустом взорвалась лампочка! Стало темно. Я увидела в глубине коридора чьи-то огромные, горящие зелёным огнём глаза. По размеру они были больше, чем у кота, раза в три. Мелькнула мысль, что это наш кот Мишка так решил меня напугать из шалости. И тут с противоположной стороны от этих глаз выскочил наш кот! Он понёсся стрелой в направлении этих жутких глаз. Я заверещала от страха. Маленькая ещё была, года три-четыре. Налетел наш Мишка на что-то мягкое, и глаза эти погасли. Началась возня в коридоре. На мой истошный вопль опрометью примчалась мама. Она подумала, что кот меня напугал. Но я видела, как Мишка гонялся за кем-то по коридору, он сам испугался за меня. Пришла моя бабушка со свечкой и стала разговаривать с кем-то в коридоре. Хотя я там кроме неё тогда больше никого не видела. А кот наш успокоился и пошёл на свою лежанку спать.

Несколько лет спустя просыпаюсь как-то от того, что диван подо мной подпрыгивает. Мне показалось, что я ещё сплю, но тут с меня начало сползать одеяло. И было ощущение, что кто-то тянет его за угол. Я схватила одеяло и начала его тянуть на себя, но этот кто-то оказался проворнее! Одеяло оказалось на полу. «Какой странный сон…» — подумала я, легла и закрыла глаза, думая проснуться. Но не тут-то было! Словно большой ком шерсти, что-то прыгнуло на меня. Никаких лап я тогда не чувствовала, просто была тяжесть на мне мохнатая. И стало внезапно не хватать воздуха. Жуть накатила! Я поняла, что не сплю. Мелькнула мысль о домовом. И я, как меня учила когда-то моя бабушка, спросила:
— К добру или к худу?
— Ху-у-у… — услышала я в ответ.
Тяжесть исчезла. Стало грустно. Я поняла — к худу. Несчастье случится! Через несколько дней умерла моя бабушка.

Ещё через несколько лет, когда прошлое немного забылось и настроение моё было приподнятым, размышляла я вслух за столом:
— Всё-таки домовых не бывает. Если бы они были, я бы их видела!
И уже совсем осмелев, говорю в пространство:
— Эй, домовой! Если ты есть, дай знак какой! Кружку, например, подвигай.
Ничего не произошло. «Ну вот, никаких домовых не бывает!» — подумала я, и тут моя кружка с чаем медленно и верно стала ползти к самому краю стола. Я вытаращилась на неё, а кружка ползёт и ползёт! Вот уж совсем близко от края оказалась, я закричала:
— Не надо! Хватит!
Страшно стало, а кружка всё ползёт. Я её хвать! Успела. Цела кружка. И будто мысль чью-то услышала: «А всё равно разобьётся!».
С тех пор я больше не сомневаюсь в существовании домовых. А кружка через неделю-другую всё-таки разбилась. Выскочила у меня из рук, будто выдернул её кто!

Было как-то и такое. Включила я плитку, хотела суп подогреть. Зазвонил телефон. Тогда ещё мобильных не было. Пошла я в комнату, разговорилась с подружкой. Не спеша обсудили мы разные новости. Не торопясь включила я телевизор, посмотрела полчасика. Подумала, что хорошо бы чаю попить. И… Вспомнила о печке. Плитку-то я включила, а суп греться не поставила! Метеором я неслась на кухню, но плитка оказалась выключенной. Я точно помнила, что включала её. Провела рукой по ней. Плитка была тёплой. То есть её кто-то выключил! Но в то время, кроме кота и меня, никого дома не было. Значит, домовой помог.

Было и такое. Отключили воду в доме подружки моей одной. Она пришла ко мне в гости, заодно и ванну принять. Сидим с нею мы вечером и чаи гоняем. Вдруг она мне говорит:
— А чего ты не сказала мне, что ещё кота завела? И как твоего второго кота зовут? Или это кошка?
Я удивилась и говорю:
— Да нет у меня кошки. И второго кота я не заводила.
— Вот же, только что о мои ноги тёрся кто-то. И хвост чёрный мелькал.
Я оглянулась на диван. Там спал мой серый (тогда у меня такой был) кот.
— Да показалось тебе, — говорю подруге своей.
Ночью по ногам подружки кто-то ходил. Она думала, что это мой кот и ворчала:
— Брысь!
— Кому ты брыськаешь-то? — спрашиваю ее. — Мой котяра вон, на соседнем диване спит.
Он и правда там спал.
На утро подружка сказала, что на неё кто-то всю ночь из коридора смотрел, и кто-то по ногам топтался. И что больше с ночевкой не придёт она ко мне никогда.
Шалун у меня домовой-то.

0

Переселенцы

Gosha

не в сети давно

— Эй, Терентий, где тебя нелёгкая носит, подсобил бы! — кричала бабка Матрёна, зовя своего мужа помочь перевернуть коровьи ясли.
Но Терентий прикинулся глухим с рождения и только лихорадочно рылся в сене, бубня себе под нос. (далее…)

1