Могила шамана

Вор4ун

не в сети давно

Давно слышали и хотели побывать, но всё что-то мешало. А тут собрались в один час, прыгнули в электричку и поехали. Смотреть на могилу шамана!
Конечно, мы уже большие мальчики и девочки, многое знаем, немножко меньше умеем, но верить в чудо хочется. В любое. Поэтому — почему не поверить, что разрытый курган действительно волшебная могила Шамана?
Нас пятеро, дружим давно. Ну как давно? Уже больше двух лет. Время от времени толкаем друг друга на авантюры. Есть ещё друзья в нашей толпе, но только пятеро отважных согласились ехать «незнамо куда, неведомо зачем». Остальные пусть завидуют!

Сошли на небольшой станции, ещё 15 километров в сторону от железной дороги, и в горы. Всё-таки удивляют люди, рассказывающие про неприветливых русских, на этих километрах столько раз останавливались машины и предлагали подкинуть, что пришлось на Линкином рюкзаке крупными буквами написать: «Мы хотим идти пешком!» Когда спрашиваем про могилу, проезжие ржут и спрашивают, мол, кого из нас будем хоронить, а местные делают круглые глаза и говорят, что туда нельзя. Интересно…
Один дедуля посмеялся и спросил, были мы там раньше или нет? Узнав, что нет, сделал важное лицо и стал учить уму-разуму:

— Перво-наперво, когда войдёте в лес, не шумите и не дурачьтесь. При входе в лес остановитесь, снимите рюкзаки, шапки и попросите разрешения войти.
— А долго ответ ждать?
— Дождётесь, не боись, сам поймёшь можно или нельзя, башка вон какая…

Прикольный дедуля. Глаза хитрые, как у товарища Ленина.
Добрались к восьми часам вечера. Курган было видно ещё от подножья горы, и что самое интересное, как-то на нет сошли страшилки и хохмы по поводу леших, домовых и их родственников. Девчонки даже предложили разбить лагерь возле дороги. Но мы чё, бояться сюда ехали? Пошли к роще, о которой говорил дед, она находилась метрах в 100—150 от кургана, как и рассказывал дедуля.

Подошли, не сговариваясь остановились, сняли рюкзаки. Стоим, переглядываемся. Вокруг тихо, даже ветер дуть перестал, впечатление, что всё вокруг замерло и смотрит на нас — кого там ещё черти принесли? Снимаю кепку.

— Здравствуй, хозяин, разреши в твоём лесу табор разбить. Очень уж места твои тянут нас к себе…

Стоим, а что делать дальше? Фиг знает! Вдруг чувствую — дышать легче стало, почти одновременно вздох облегчения у всех вырвался, запереглядывались, заулыбались, птицы, оказывается, поют, ветки колышутся. Выбрали место — полянка небольшая, старое кострище, понравилось всем. Девчонки пошли хворост собирать, мы палатки ставим. Лес как лес, ну дед…

Решили пока не стемнело сходить на разведку. Курган и курган, рядом камень какой-то лежит, чуть дальше дерево, увешанное разноцветными лоскутками. Камень большой плоский, подруги сразу предложили перенести лагерь сюда, а камень вместо стола. Им бы везде этот комфорт с собой таскать… Устроили фотосессию, блин )) Минут через 5 заметили, что снимать снимали, а снимков нет, просто нет! Ни на трёх фотоаппаратах, ни на телефонах. Может, магнитная аномалия? А может, мы вход в курган оттягиваем?

— Пошли уже, стемнеет скоро!

Вход с востока теперь оказался в тени, проём немаленький, при моём росте не пришлось сильно напрягаться. Снял кепку, постучал в край входа.

— Можно?

Захожу, пещера как пещера, корни, паутина, дохлая мышь. Пол уходит немного вниз и влево. Группа поддержки пыхтит сзади. Включил налобник. Спуск стал круче, ощущение, как будто спускаешься по винтовой лестнице большого диаметра…

Вот кто знает, что такое интуиция? Когда ты идёшь ночью по парку, а навстречу тебе человек 5-7 не совсем трезвых гопников, и ты чувствуешь, что щас прилетит — это интуиция или тупо очко играет?

Продолжаем спускаться, и с каждым шагом мне этот процесс всё меньше и меньше нравится. Вдруг при следующем повороте, когда гвардейцы оказались от меня по левое плечо, вижу, что налобник освещает пространство впереди как-то странно. Нет, ничего необычного, просто один участок свет как бы обтекает, а не освещает. Останавливаюсь, чтобы разглядеть и… ощущение из детства: я лежу на кровати, а моё одеяло кто-то тащит под кровать, я держу его, упираюсь, а оно продолжает уползать в темноту подкроватья. И тут я понимаю, что не слышу сопения и бормотания моих защитников, и это последняя капля, ужас заполняет каждую клеточку, исчезает воздух, я рвусь к выходу, как аквалангист с перекушенной трубкой рвётся к поверхности моря.

Вспомнился кошмар из детских снов. Мне лет 7-8, я возвращаюсь с гулянья вечером в бабушкин дом в деревне. Захожу, дома никого нет, включаю свет, напряжение едва окрасило волосок лампочки в оранжевый цвет, при закрытых окнах и дверях занавеска в мою комнату развевается, я иду, зная, что в комнате меня ждёт нечто невообразимое и ждёт именно меня. Уже прикасаясь к занавескам, я понимаю, что ОНО бросилось на меня, и, разворачиваясь, бегу назад, бегу, бегу, а двери на улицу не приближаются, а приближается только ОНО…

Здесь всё один в один, только я не сплю и реально перематываю берцами выход из могилы… Вылетаю наружу и несусь, подпрыгивая и меняя направление, к спасительному лесу, там не обидят. Метрах в 50 от леса замечаю, что передо мной несётся группка людей, пригибаясь, виляя, но не оглядываясь, причём Сенька ещё умудряется подталкивать Линку, мечтающую упасть в обморок — хохма! Такого цирка я не видел в жизни, падаю с хохотом в траву…

Через несколько минут мы собрались у костра и стали вспоминать, кто первый побежал и почему? Сразу хочу уточнить, что наша компашка не употребляет стимуляторов ни для каких естественных процессов, поэтому предположения о травке и прочей дури не к месту.
Короче, все, включая меня, вспомнили, что кто-то сказал: «А ну пошли вон…» Ну, мы и пошли.

Спалось плохо, всю ночь вылезал из палатки, чтобы подбросить в костёр валежин. Впечатление, что кто-то постоянно наблюдает, не отпускало, но наблюдатель следил без злобы, с любопытством. Утром я знал, что и как делать (откуда взялось — не знаю). Нужно взять черную курицу и зарезать её на жертвенном камне (бред какой-то). Камень, который стол, кстати, действительно оказался со склонами от краёв к центру и с общим наклоном в сторону кургана, когда льёшь водичку, она по этому желобку стекает в ямку. А сразу-то не заметили.

1

Неожиданная помощь

Вор4ун

не в сети давно

Было это тогда, когда я белоголовым, голубоглазым сорванцом бегал, где мне вздумается, не зная бед и забот, было мне лет 5. В те времена родители не боялись отпустить одного ребенка на улицу, хотя не то, что мобильных, простые телефоны были редкостью, а телевизор приходили смотреть все соседи. Жили мы в Казахстане, где я и родился, на самой окраине города. После нашего дома еще один и степь, дальше сопки и лес. Ну вот, с утра моя сестра дала мне кусок хлеба, посыпанного сахаром, и вытолкала на улицу, чтоб не мешался. Я и не сильно сопротивлялся, потому что с друзьями собирались пойти в лес к муравейникам. Друзья мои кто на год, кто на два старше меня. Пришёл к одному – нет его, к другому, его мать говорит — в лес ушли. Ну что же, пойду один, найду их в лесу, там разберемся. Пошёл. Дошёл до берёзовой рощи, где мы обычно играли в свои игры, нет их, пошел искать, крича на весь лес, тишина, никто не отзывается. Перевалил через гору и увидел невдалеке сосновый бор. Огромные сосны, ровные как мачты кораблей. Мне рассказывали об этом боре старшие братья и давно обещали меня туда взять, но всё как-то не до меня им было. И скорее всего мои друзья пошли туда. Я пошёл, бор, казалось, был совсем рядом, только пройти ковыльное поле. Погода была прекрасная, над головой заливались жаворонки, впереди, как серебро сверкал на солнце ковыль. Лес не спешил приближаться, но цель поставлена, фон для её достижения отличный, и я брёл, мечтая, как я напугаю этих гадов, которые не дождались меня. Кстати, именно тогда я осознал, что умею думать, правда тогда я назвал это «говорить без звука» и мечтал изобрести им месть с помощью этой своей новой способности… Наконец, когда ноги меня уже еле несли, я добрёл до бора. Знаете, как будто посреди знойного дня зашёл в затенённую комнату с включенным сплитом. С первым вздохом густого соснового воздуха, вернулись все мои силёнки, потраченные на долгий переход. Под ногами лежал толстый мягкий ковер из опавших сосновых иголок с редкой травой, вдоль тропы росли тёмно-бордовые колокольчики, которые, если потрясти, издавали, нет, конечно, не звон, а какое-то приятное постукивание. Под соснами прятались огромные муравейники, я очистил длинную травину, облизал её и подержал над муравейником. Бесчисленные жители, к моему удовольствию атаковали травинку, после чего я облизывал её кислую и ароматную. Набродившись, я лег на мягкую сосновую подстилку и стал смотреть на верхушки сосен и бегущие в вышине облака… Проснулся я от тихого ласкового голоса. — Откуда ты забрёл сюда, внучёк? Рядом на старой поваленной сосне сидели старички, дедушка и бабушка, и смотрели на меня с такой теплотой, что я не испытал никакого страха. У их ног стояли туески с какой-то ягодой. Только тогда я понял, как я проголодался. Солнце уже было почти над горизонтом, а я ничего не ел кроме куска хлеба. Бабулька разворачивала свертки. — Иди внучёк, покушай, набегался, поди? Хлеб с маслом, вареное яйцо и ягоды из туеска и чистая, сладкая родниковая вода. Я в пять минут наелся и стал озираться, ища направление для возвращения. -Пойдём, мы тебя отведём, — сказал дедушка. Мы шли, они держали меня за руки, а я рассказывал им про Серёжку и Марата, которые не дождались меня, про муравьёв, про сосны, про маму. Они слушали, улыбаясь, лишь изредка задавали какие-то вопросы. Дорога пролетела незаметно, казалось, только вышли из бора, а мы уже на краю рощи, с которой началось моё путешествие, пройдя немного по дороге в сторону города, старички остановились. — Ну вот, тебя уже встречают, — сказала бабушка, показывая на бегущую мне навстречу сестру с её подругой, ниже на дороге стояли мои друзья. Я помахал ей рукой, потом обнял и поцеловал бабушку и дедушку и, помахав им рукой, весело побежал навстречу сестре. — Ты где шлялся, горе луковое, — причитала сестра, — я уже с ног сбилась, всех обежала, а ты разгуливаешь. — Да что ты ругаешься, меня дедушка с бабушкой покормили и проводили до сих пор. Ты же видела. Сестра переглянулась с подружкой. — Какие дедушка с бабушкой? Мы тебя от рощи увидели, ты один шёл… Через много лет мы вспоминали этот случай, она говорит, что я шёл от рощи, держа руки немного вверх, как будто держал кого-то за руки, а потом делал какие-то странные движения, как будто обнимал и махал рукой в сторону леса и кричал: «Приходите к нам в гости». За все последующее время, мне никто так и не смог объяснить, кто это мог быть.

0

Баба Фая

Эвиллс

не в сети давно

Туманный перекрёсток, что за лесом, —
Подобие горы ведьмачьей, жуткой.
Туда одной полуночной минуткой
Спешили черти с явным интересом.

А также чьи-то взмыленные кости
Во гробе прилетали, напевая.
И на велосипеде — баба Фая,
Ведь к ней на юбилей примчались гости!

0

Страшная баба Фрося

Эвиллс

не в сети давно

(Рассказал мне один мой знакомый про свою родню странную историю. Далее от его лица.)

Было это ещё в советские времена в родной деревне. Моя бабушка — учительница, по совместительству и директор местной школы. Дедушка мой на пенсии, очень уважаемый человек. В дремучести и мракобесии заподозрить их нельзя. Дружили они с местной ведьмой. Неизвестно, что их объединяло, но общались они часто и помогали ей по хозяйству. Она, в свою очередь, лучше всяких докторов помогала им. Мне было удивительно, как они не боялись её?! Такой у нашей ведьмы бабы Фроси был тяжёлый взгляд, обжигал прямо! Аж сердце в пятки уходило… И подружки были под стать ей. Поколдовывали они вместе. Про то вся деревня знала, но бабок не трогали. Взаимовыручка была прочная у советских товарищей с ведьмами! Со стороны это, наверное, странно. Ну а там и тогда ведьмы были обычные соседки, готовые всегда прийти на помощь в трудную минуту. Прямо как тимуровцы!

Но судьба неумолима… В одну ночь баба Фрося ушла в лес, на болото. И что её туда понесло?! Соседки позже рассказали (те же самые бабки, с коими она колдовала). «Со мною ходить не смейте! — сказала она тогда подругам. — Пойдёте — пропадёте!»

Только ведь она сама не вернулась. Хватились её через день. Искали в лесу, вышли к болоту — нет её нигде. Направились в самую глубь леса, как что-то повело! И вот в дупле одного из старых раскидистых деревьев, что росли около удивительно круглой поляны, нашли они бабу Фросю! Вернее, то, что от неё осталось. Лицо у неё было страшно обглодано! Остались одни глаза. Тело у неё было было закоченевшее в немыслимой позе, и пальцы скрючены, подобно когтям. Чтобы достать её из дупла, дерево спилили. Кто ей обглодал лицо, осталось загадкой.

Хоронили её в закрытом гробу. И вот пошёл девятый день. Моя бабушка мне и говорит: «Знаешь, внучек… А ведь ходит по ночам Фрося-то. В окна к нам заглядывает. Такой страх! Я уж так боюсь с ней глазами встретиться», — и заплакала. Если честно, не поверил я бабушке. Стал утешать её: «Ну что ты, ба. Походит и перестанет». А она и говорит: «Ох, внучек, чую я, заберёт она кого-то».

А через четыре дня деда моего не стало. Пошёл он вечером до колодца и не вернулся. Удар хватил его. Умер на месте! Когда мы его нашли, увидел я, посветив фонариком, в глазах дедовых такой ледяной ужас, что у самого сердце чуть не выскочило! «Фросю он видел. Забрала всё-таки», — прошептала бабушка.

Прошло много лет. А я всё думаю, чего этой бабе Фросе от моего дедушки надо было?! И какого лешего её ночью тогда в лес потащило? И кто или что такое обезобразило ей лицо?..

0

Как Леший меня проучил

Эвиллс

не в сети давно

Ещё в детстве мы с ребятами любили ходить по грибы. Вставали ещё затемно и уходили в лес.
Лес был небольшой: светлый, множество просек и полян, деревья, в основном берёзы, рядом была автотрасса. Заблудиться было невозможно, и родители смело нас отпускали.
Вот как-то раз припозднились мы, проспали. И вышли днём, не особо надеясь на удачу. Просто захотелось приключений! Шли мы долго, разговаривали о всякой ерунде и как-то плавно перешли на мистику. Начались воспоминания, кто какого духа и в какой компании вызывал и кто видел когда-нибудь что-то необычное. Грибов нам совсем не попадалось, видны были только свежие срезы на грибных местах. Видно, шустрые бабки, которые снуют по лесу ни свет ни заря, уже провели свой боевой рейд. Нам было досадно! Настроение постепенно портилось всё больше и больше. И тут от глупости своей детской я и говорю: «Нет здесь никакого Лешего! Да его вообще не существует! Если бы он был, то грибов в лесу было бы видимо-невидимо.» Ребята начали смеяться и говорить, что конечно же никаких Леших не существует! Что все истории про Леших — просто бабушкины сказки.
Так мы шли, болтая, по знакомым местам. Глядим, а места вдруг стали неузнаваемы. Не было там слева никакой рощицы, и там справа овраг какой-то незнакомый. Побежали мы через бурелом прямо, и вот под ногами предательски чавкнуло и стало мокро. Трясина! Варя заревела, Федька заорал дурным голосом, а Мишка стал судорожно оглядываться вокруг.
Мне было страшно. Ну всё, думаю, не выйдем мы отсюда! Начинаю вспоминать наш недавний разговор о том, что Леших в природе не существует. Наш идиотский смех..
Вдруг чувствую спиной буравящий и холодный взгляд. Оборачиваюсь — никого. Но было ощущение, что за нами наблюдают чьи-то сердитые глаза.
Вспомнились слова моей бабушки: «Вы там в лесу не бедокурьте! Деда не гневите.» Вспомнилось выражение «Дедушко-Хозяюшко», но так мать моя и бабушка Домового звали. (Именно не Дедушка а Дедушко. Ну и Хозяюшко, соответственно.)
От истеричного отчаянья я сняла башмачки и переодела слева-направо и справа-налево, сняла курточку и одела навыворот, панамку тоже перевернула. И вот стоит этакое чучело и говорит шёпотом: «Дедушко-Хозяюшко, отпусти нас!»
Фразу эту я повторила трижды. Вся компания таращилась на меня, не зная как реагировать. Внезапно я будто услышала чью-то мысль: «Ну всё, хватит!» И я испуганно перестала шептать. Ноги сами понесли меня прочь с этой страшной топи! Дети, толкаясь и ещё всхлипывая, бросились за мной. Кое-как мы выбрались оттуда, лес начал редеть, облака рассеялись, и мы выбежали к автостраде. Я обернулась в сторону леса и в голове услышала: «Не благодари. Если бы не твоя бабка, не отпустил бы.»
Мы шли по обочине, грязные, голодные, ужасно хотелось пить. Грибов мы так и не набрали. Но мы были счастливы, что идём домой!
Больше нас в лес одних не пускали.

0