Леший и грибник

Вор4ун

не в сети давно

Леший сидел в засаде и ждал. Ждал, наслаждаясь любимыми запахами леса, вдыхая их полной грудью через заросшие рыжеватыми волосами ноздри. Леший ждал Браконьера. Ждал давно, испытывая лёгкое, но из-за этого не менее постоянное раздражение. Браконьер был тщедушный паренёк лет 15-85-ти, точнее определить не получалось, с бесцветными глазами и незапоминающейся внешностью, с постоянным перегаром изо рта и чупа-чупсом за щекой. Нелепее человека Леший не знал. Любое порученное ему дело было обречено на провал. Но не идти же самому в деревню? Лешему путь туда был закрыт, поэтому и нужен ему был Браконьер – Бракоша. Пусть не надежный, зато привычный, с правом доступа в деревенскую лавку. Бракошей он стал лет в 7, когда вытаскивал воробьёв из гнёзд… Леший сплюнул обмусоленную папиросу.

 

— Ну, где он? – спросил у себя Леший и мир, вспыхнув миллионами звёздочек, собравшихся в весёлый рой, улетел в сторону заветного магазина…

 

— М-м-м, — промычал Леший, подражая старому благородному оленю, увидевшему юную самку, — м-м-м-у-у-у!

 

Голова болела так, что он понял, Бракоша вернулся, но вот что и чем они пили, память подсказать отказывалась.

 

— Очухался? Ты, это, как его? Не сердись на меня, ничего личного. Ты вот давеча не поверил мне, а я, эт самое…

 

— Ну, да, поверишь тут, — подумал Леший, понимая, что во рту не привычный перегар, а старая портянка, снятая с его же ноги, — приполз тогда еле живой и молол про какого-то грибника, который совсем озверел, в сумке осколки бутылок и запах самогона, а сам: «Упаааал, когда от грибника убегал». Это надо ж так упасть, что осколки в сумке, а водка — в рот, и чупа-чупс не помешал же. Ну всыпал немного, Но по дружески же. Для порядка, чтобы знал меру и берега не путал…

 

— От грибника убегал тогда, тока не убёг. Вот он и сказал мне, шоб я ему с тобой тихую охоту обеспечил, — донеслось до слуха Лешего сквозь скрип обиды.

 

Леший огляделся. Он сидел на красивой поляне в сосновом бору, привязанный к вбитому в землю колышку. Причём привязан так, что не вздохнуть, не охнуть. А его ненадёжный друг идёт к нему с какой-то красной штуковиной.

 

— Погодь, Лёха, не дёргайся, щас надену и всё, больше я тебе не помешаю, — бормотал Браконьер, надевая на Лешего нелепую красную шляпу, — он сыроежки сильно любит. Так любит, так любит…

 

— Кто любит, какие сыроежки? – попытался заорать Леший, но портянка, впитывая слюни, только сильнее разбухла, не переставая благоухать.

 

Земля дрогнула. Показался силуэт с корзинкой в одной руке и суковатой палкой в другой. Он шёл, раздвигая сосны посохом, топча рябины и берёзы, шёл и напевал голосом, от которого сгибались кустарники, а у Бракоши сорвало треух: «Сыроежки, сыроежки, сыроежечки мои…»

 

— Ну, ладно, Лёх, я побежал. Чо бабе-то твоей сказать? Который день уже матерится насчёт получки. Ну, ты это, если чо… А, ну да, — бормотал Бракоша, отползая с пути Грибника.

2

Как Леший самогон пил (басня)

Эвиллс

не в сети давно

Наш Леший брагу раз варил,
Да так, что смрадный дым валил!

В тот раз взорвался аппарат.
Стоял великий русский мат!

В печали, зУбьями скрипя,
Ушли все гости, матеря

И Лешего, и аппарат,
Друг друга. В общем, всё подряд.

Но наш герой не лыком шит!
Он за грибами вновь спешит.

И травы собирает он,
Весь в предвкушенье погружён.

Недолго Леший горевал.
И новый аппарат собрал!

Добавил новых лопастей,
Ещё прибавил мощностей.

(На всякий случай, чтоб его,
Как в прошлый раз, не разнесло.)

Детальки новые блестят.
Ну словом, чудо-аппарат!

Включил. Потёр ладони рук.
И слышит в дверь тревожный стук.

— Кого там Черти принесли?!
Вы кто? И как меня нашли?

И Леший взял большой ухват.
— Кто там стучал? Ау-у! Ребят…

— Я почтальонша-егоза.
Полулиса, полукоза.

Письмо несу от Упырей.
А ну, впусти меня скорей!

— Нет, ты, родная, не серчай,
Но не получишь ты на чай.

Письмо оставь ты на крыльце.
И вспомню я о письмеце,

Как только завершу дела.
Ты что стоишь? А ну, пошла!

Лиса-коза сказала: «Жмот!
Пенёк ты старый и урод!»

Письмо подсунула под дверь.
Ушла. (Вот гордый чудо-зверь!)

А Леший стал письмо читать,
Травою трубку набивать,

Да и хлебать волшебный чай.
(Шустёр старик, ты так и знай.)

Читает: «Пишет атаман
Всех Упырей, лихой буян.

Прознал я, брагу варишь сам.
Мы будем в гости к двум часам.

С собой вкусняшек привезём.
И славно браги мы попьём!»

— Вот хитрый жук! Вот наглый гад!
— Ругался Леший невпопад.

— Хотя, вкусняшек привезёт.
Ну ладно. Время уж идёт!

И начал варево мутить
И с заклинаньями чудить.

Старался, в думы погружён.
И вышел крепкий самогон.

А тут и банда Упырей
Уж появилась у дверей.

Ввалились в хату всей толпой.
— Сегодня день рожденья мой!

— Сказал довольный атаман.
— Эх, буду я сегодня пьян!

Вкусняшки будут с нами пить.
Прекрасней дам не может быть!

Так ведьмы эти хороши!
Бери любую для души.

Заулыбался Леший-дед,
Как будто сбросил сотню лет.

Ответил: «Вот сейчас гульнём.
Ну, с днюхой! Налетайте, пьём!

За атамана первый тост.
Чтоб что мечтал ты — всё сбылось!»

И, первой стопку заглотив,
Вторую тут же пропустив,

(За милых и прекрасных дам)
Сказал им Леший: «Как он вам?

Хороший вышел самогон?
Иль я добавить что должОн?»

Душевно атаман сказал:
— Вкуснее пойла не пивал!

Кровь он невиданно бодрит!
И возбуждает аппетит.

И вкусов сразу много в нём.
И запах — круть. Ну, дальше пьём!

И тосты новые пошли:
— Потери чтоб мы все нашли.

— Здоровья всем и навсегда!
— Чтоб вся была вкусна еда.

— Чтоб деньги сами в руки шли!
— Чтоб все мы всё всегда смогли!

— Вкусняшки, эй! Давай стриптиз!
Ну, Леший, шире улыбнись.

Я селфи сделаю с тобой.
Ты лучший друг отныне мой!

— Вопил довольный атаман.
И тут же — снова за стакан.

А ведьмы пьяные толпой
Канкан танцуют заводной!

И крикнул Леший-здоровяк:
— Красавицы, давай медляк!

Все с ними стали танцевать,
Одежды плавно с них снимать…

Ну, в общем, веселились все.
Забыли о Лисе-козе.

А эта бестия стоит
Под дверью, в щёлочку глядит.

— Неблагодарное жмотьё!
Не заплатили, ё-моё!

И веселятся без меня.
Ну, отомщу вам, гады, я!

Бормочет. Достаёт айфон,
Снимает их со всех сторон.

В газету местную бежит.
Главреду Чуду говорит:

Смотри, устроили бардак!
Пьют самогон, улётный смак.

И не позвал, подлец, тебя,
Наш Леший! Разве не свинья?!

Отмашку Чудо-Юдо дал.
И напечатали: «Скандал!

Мещанский, низменный разврат!
Во всём повинен Леший, гад.»

Газету разослали всем.
— Ну, будет Лешему проблем!

Ан нет! Пошло наоборот.
С тех пор толпа клиентов прёт.

Так бизнес Лешего растёт!
В лесу — бухающий народ.

Лиса-коза от этих дел
В психушке. (Нервам есть предел!)

Главред на это наплевал.
И сам конкретно забухал!

Мораль: Коль хочешь отомстить,
Не стоит глупости творить.

Позорить не пытайся тех,
Кому бухло — сплошной успех!

Иль выйдет всё наоборот:
Ты — в дурке, их же бизнес — прёт.

0

Как Леший брагу варил (басня)

Эвиллс

не в сети давно

Затейник Леший, ловкий хват,
Однажды сделал аппарат.

Такой, что брагу варит сам.
Решил старик: «Эх! Жару дам!»

Он мухоморы притащил
И мох волшебный не забыл.

Пучки пахучих, странных трав.
И кой-каких ещё приправ.

Воды из родника припёр.
На выдумки мастак хитёр!

И начал зелье он варить
И заклинанья говорить.

Раздался в дверь тревожный стук.
Кикимора сказала:

— Друг, я знаю, брагу варишь ты.

Возьми ещё мои цветы.

Вкуснее брага будет, знай!
Тогда гостей уж приглашай.

Наш Леший «репу» почесал,
Цветы в котёл он побросал.

Вот, слышит — снова в дверь стучат.
То Чёрт пришёл.

—  Эй, слушай, брат!

Добавь-ка в брагу ты костей.
Тогда уж и зови гостей.

Пожал плечами Леший:

— Что-ж, добавлю, только не тревожь.

Минуты три всего прошло,
Ещё кого то принесло!

Русалка принесла ужа
И жабу и ещё ежа.

Сказала:

— В них — особый смак!
Поверил старый наш дурак.

Готово варево почти.
И гости все уже в пути.

Стучится к Лешему Яга.
— Возьми от Чудища рога

И когти длинные его.
Прекрасней нету ничего!

И их наш Леший тоже взял.
Добавил в брагу, размешал.

И тут, представьте, как на зло —
Взорвалось варево его!

Хибара Лешего в дыму.
Невесело совсем ему.

Противный источая смрад,
Его взорвался аппарат!

Раскрыли рты все, обалдев.
И даже монстр Кентавролев.

А Леший в ярости кричит!
И гарь на целый лес стоит.

Попойка сорвана была,
Такие грустные дела…

Мораль сей басни такова:
Коль на плечах есть голова,

Не слушай ты советов бред,
Как бедный Леший, старый дед.

Рецептов ты не нарушай
И ерунду не добавляй.

Гони советчиков метлой!
Тогда устроишь праздник свой.

0

Лесной хозяин

Pupsik

не в сети давно

Тепла ещё нет, но соки в берёзах
Пульсом чуть слышным из дома зовут.
Давно уж небритый, от сна нетверёзый
Решил Леший: нужен в хозяйстве уют.

Птицы слетелись и в шоке культурном
Свистят и чирикают об чудесах:
По моде заморской, в стиле гламурном
Всё стало в запущенных досель лесах.

Салатовый модный на гривах деревьев
В контрасте с пожухлостью старой листвы.
И каплями звёзд, раскрытых в цветении,
Блестят хитроглазо цветы из травы.

В хозяйстве лесном лад по домострою.
Все зимние сны смог он в жизнь воплотить,
Чтоб была возможность с лёгкой душою
Подруге болотной любовь предложить.

0

Как Леший меня проучил

Эвиллс

не в сети давно

Ещё в детстве мы с ребятами любили ходить по грибы. Вставали ещё затемно и уходили в лес.
Лес был небольшой: светлый, множество просек и полян, деревья, в основном берёзы, рядом была автотрасса. Заблудиться было невозможно, и родители смело нас отпускали.
Вот как-то раз припозднились мы, проспали. И вышли днём, не особо надеясь на удачу. Просто захотелось приключений! Шли мы долго, разговаривали о всякой ерунде и как-то плавно перешли на мистику. Начались воспоминания, кто какого духа и в какой компании вызывал и кто видел когда-нибудь что-то необычное. Грибов нам совсем не попадалось, видны были только свежие срезы на грибных местах. Видно, шустрые бабки, которые снуют по лесу ни свет ни заря, уже провели свой боевой рейд. Нам было досадно! Настроение постепенно портилось всё больше и больше. И тут от глупости своей детской я и говорю: «Нет здесь никакого Лешего! Да его вообще не существует! Если бы он был, то грибов в лесу было бы видимо-невидимо.» Ребята начали смеяться и говорить, что конечно же никаких Леших не существует! Что все истории про Леших — просто бабушкины сказки.
Так мы шли, болтая, по знакомым местам. Глядим, а места вдруг стали неузнаваемы. Не было там слева никакой рощицы, и там справа овраг какой-то незнакомый. Побежали мы через бурелом прямо, и вот под ногами предательски чавкнуло и стало мокро. Трясина! Варя заревела, Федька заорал дурным голосом, а Мишка стал судорожно оглядываться вокруг.
Мне было страшно. Ну всё, думаю, не выйдем мы отсюда! Начинаю вспоминать наш недавний разговор о том, что Леших в природе не существует. Наш идиотский смех..
Вдруг чувствую спиной буравящий и холодный взгляд. Оборачиваюсь — никого. Но было ощущение, что за нами наблюдают чьи-то сердитые глаза.
Вспомнились слова моей бабушки: «Вы там в лесу не бедокурьте! Деда не гневите.» Вспомнилось выражение «Дедушко-Хозяюшко», но так мать моя и бабушка Домового звали. (Именно не Дедушка а Дедушко. Ну и Хозяюшко, соответственно.)
От истеричного отчаянья я сняла башмачки и переодела слева-направо и справа-налево, сняла курточку и одела навыворот, панамку тоже перевернула. И вот стоит этакое чучело и говорит шёпотом: «Дедушко-Хозяюшко, отпусти нас!»
Фразу эту я повторила трижды. Вся компания таращилась на меня, не зная как реагировать. Внезапно я будто услышала чью-то мысль: «Ну всё, хватит!» И я испуганно перестала шептать. Ноги сами понесли меня прочь с этой страшной топи! Дети, толкаясь и ещё всхлипывая, бросились за мной. Кое-как мы выбрались оттуда, лес начал редеть, облака рассеялись, и мы выбежали к автостраде. Я обернулась в сторону леса и в голове услышала: «Не благодари. Если бы не твоя бабка, не отпустил бы.»
Мы шли по обочине, грязные, голодные, ужасно хотелось пить. Грибов мы так и не набрали. Но мы были счастливы, что идём домой!
Больше нас в лес одних не пускали.

1