Маме понравилось

Вор4ун

не в сети давно

В детстве, когда мама меня хвалила за что-то, она говорила мне: «Мамина радость», –гладя по голове…
Прошло много лет. Умер отец. Мама переехала жить к сестре в другой город. Всегда интересовалась, как там могилка отца, и всегда просила, не смотря ни на что, похоронить её рядом.
И вот это случилось.
Тело кремировали, и через месяц сестра привезла контейнер с прахом к нам. Похоронили её прямо на могиле отца. А к родительскому дню решено было сменить памятник отца на общий, с любимой ими обоими фотографией.
Так получилось, что из-за болезни я смог участвовать в этом только из дома, и поэтому вся нагрузка легла на хрупкие плечи супруги. Она заказывала памятник и руководила установкой. Боялась, что не понравится многочисленной родне, самоустранившейся от этого дела.
Каждый вечер она переживала: «А вдруг не так что-то, а вдруг мама не так хотела…»
И вот день сдачи работ, я сижу дома за компом, делаю какую-то работу. И вдруг на весь экран выплывает баннер какой-то фирмы с большими буквами: «Мамина радость!». Через минуту позвонила супруга:
– Всё закончили, вроде хорошо получилось. Не знаю только, так она хотела, или нет?
— Всё хорошо, — ответил я, — маме понравилось.

6

Сила веры

Rada

не в сети давно

Я любила истинно, и была истинно любима в ответ; но эта любовь была вне правил. Чтобы восстановить порядок, меня отдали почтенному Иосифу, который, потребовав за меня двух баранов, принял меня к себе… уже беременную. Иосиф пригнал двух баранов на двор судьи, и тот вынес моему возлюбленному смертный приговор за то, чего он не совершал. По закону его привязали к столбу, а Иосиф милостиво позволил мне оставаться у ног моего любимого до его последнего вздоха. (далее…)

1

О жизни, любви… и общественном мнении

Tata

не в сети давно

Ну, а жизнь, согласитесь — забавная штука:
Так легко в ней искать, тяжело — находить.
Те, кто ищет в ней встреч, обречен на разлуку,
Те, кто ищет любви — одинокими быть…

Только если за правило примем сейчас мы
То, что сказано выше, отметим тогда:
В каждом правиле общее рядышком с частным,
Исключения были и будут всегда…

Есть, к примеру, девчонка — по сути, простая:
Симпатичная в меру и в меру умна.
И с задорной улыбкой по жизни шагая,
Ожидает любви настоящей она.

Дождалась! Хорошо! Замечательно просто!
Только как же тут быть, коль избранник ее
Не вписался в «стандарт»: отличается ростом,
Цветом глаз… или Бог знает чем там еще!

Может он не наследник большого богатства,
Может слишком он толстый, а может — худой,
Может он гражданин не того государства
Или, скажем, к примеру, он веры не той…

Усмехнутся подружки: «Ну, Машка, ты дура!
Ты б глаза-то разула, вон сколько кругом
Раскрасавцев, портреты пиши хоть с натуры!
Ну, а ты тратишь время с таким чудаком».

Да и мама вздохнет: «Что ж ты, милая дочка!» —
И посмотрит в окно с неподдельной тоской. —
«Неужели ты в жизни поставила точку?
Приглядись, ну зачем тебе нужен такой!»

Приглядится. Хлебнет чай холодный из кружки.
И подумает вдруг: «Ну, а может права
Моя мама. Возможно, правы и подружки.
Боже мой, где ж была ты, моя голова!»

Позвонит ему. Встречу на вечер назначит.
Будет голос неласков и холоден тон.
Между строк — «Для меня ничего ты не значишь»,
И, конечно, все это почувствует он.

Но придет. И цветы как всегда не забудет.
Да и за опозданье как раньше простит.
А потом долго слушать внимательно будет
Что-то вроде: «Не пара мы. Всё. Не грусти».

Он поймет всё, уйдет. Гордо, молча и скромно.
Может скажет ей: «Счастья желаю тебе».
Только после, потом, в тихой комнате тёмной,
Он заплачет о ней, о любви, о судьбе…

…Годы быстро идут. Ну и что ж та девица?
Как сказать… Стала взрослой, конечно, она.
Может счастье нашла? Или встретила принца?
Нет, напротив, грустна, одинока, бледна.

Причитают подружки: «Вот, Маш, незадача!
Мы все замужем. Дети, заботы, дела.
На столе пироги, и капуста на даче.
Ну а ты все одна. Счастья жизнь не дала!»

Но она на судьбу не в обиде, нет смысла.
Виновата сама, виновата кругом.
Все в итоге свелось лишь к навязчивой мысли:
На него посмотреть бы одним хоть глазком.

И однажды в каком-нибудь стареньком парке,
Или может на площади возле кино,
Или просто у дома соседнего в арке
Она встретит. На шею бы броситься! Но…

На лице его солнцем улыбка сияет,
Рядом женщина с ним — чудо как хороша!
Он так весел, он шутит и с рук не спускает
Круглолицего, крепенького малыша.

Поравняется с ним, вмиг улыбку натянет,
Громко скажет: «Привет!» — и помашет рукой.
Может быть обернется, в глаза ей заглянет…
Он… такой, как и прежде… такой дорогой!

Не заметит её он. И в сторону дома
Своего, не узнав, не увидев, пройдет.
Всё логично, так надо. Но в комнате тёмной
Её очередь плакать теперь уж придет.

0

Маме

Вор4ун

не в сети давно

Никто не назовёт меня «сынок»,
Не поцелует нежно на прощанье,
Не спросит позабытых обещаний,
Не спрячет грусти в старенький платок.

А я, неся невысказанности крест,
Остатки дней своих суетноважных,
Вдруг осознаю с ужасом однажды —
Там, мама где, мне не найти тех мест.

2