Сомячья икра

Туся

не в сети давно

Дед Архип ходил каждое утро на заводское озеро, ловил рыбу сеткой и пускал в свой новый пруд. Давно ходили разговоры, что в этом озере водятся огромные сомы. Якобы один мужик даже поймал этак килограммов на двадцать пять. Дед Архип в тайне надеялся поймать хоть маленьких сомят — на развод у себя. Однажды, выискивая удобное место для рыбалки, Архип увидел плавающую икру в большом количестве. Он прибежал домой и позвал сына.
— Петро, я бачив на озэри богато сомячей икры. Тикэ там глыбоко, а я не вмию плавать. Пышлы, возмэм видра и принэсэм до дому, пустым в свий пруд. Хай разводюца, а потом гроши будуть. Пётр нехотя согласился.
— Пап, можэ цэ нэ сомяча икра?
— А шо я по-твоему дурный?
— Та не, я нэ то хотив сказать…
— Хватэ, скорийше пишлы!
Архип и Петр пришли на озеро.
Пётр залез в воду, дуршлагом собирал и ложил в ведра икру. Наполнили все четыре ведра, накрыли тряпкой и понесли.
По дороге встретился кум.
— Шо ты нэсэшь, кум? — Николы мени с тобой балакать — спишу, потом расскажу всэ.
Дома Архип бережно опустил в пруд икру, покрестился:
— Господи, благослови!
Каждый день бегал наблюдал. И вот однажды утром разбудил всех радостным воплем:
— Вставайтэ, биссовы кожи! Идить глянтэ —сомята маленьки вже есть, плавають.
— Жабив наловыв и радуеца.
—Я дам жабив! Шо ты мэлэшь? Сомы це! Нэ разбираеся, не ходы. Пидэмо, Пэтро, вставай, глянэшь, их там богато.
Пётр встал, нехотя оделся и пошёл с отцом. Смотрел, смотрел и сказал честно:
—Пап, я не разбираюсь, вроде как сомы.
— Так чего ж не радуеся? Цэ ж гроши. Машину тэби купымо, а хоть можэ хату. Хай растут, пруд вылыкий – миста всем хватэ.
В обед почтальон принесла письмо: старший сын просил отца приехать руководить при постройке турлучного дома. Архип сделал наказ сыпать корм в пруд не жалея и засобирался.
— Цэ я на довго йиду, жалко не побачу як оны росты будут. Ты ж, Пэтро, кормы, не забувай их! С тем и уехал.
Пётр по утрам ленился кормить, а когда вспоминал, то было темно. Набирал ведро макухи и высыпал в воду — кормил сомят. И вот однажды ночью Петра разбудила мать. — Вставай, Пэтро, чуешь як ваши сомы крычать — йисты просят!
Петр спросонья:
— Якы сомы?
—Та ти, шо вы развели с батьком в пруду. Петр наконец-то проснулся. Лягушачий концерт раздавался настолько громко, что уже не давал уснуть. Пётр взял ружьё, пошёл к пруду, пальнул два раза, — вроде стихли. Дошел до дома, снова громче прежнего «пели сомы», оглушая уши. Едва скоротав ночь, Пётр пошёл утром на пруд. Не дойдя метра до берега, услышал, как часто забулькала вода, — это с берега бросились в воду испуганные амфибии- «сомы». Обошёл вокруг пруда — та же история, и чуть не заплакал. Целые «стада» лягушек заполонили большой пруд и, как бы дразня, всплывали и всплывали на поверхность, ужасая своего хозяина своей многочисленностью.
А тут сосед, как назло: — Шо, развели сомив?
— Та пишов ты куда подальше! — обозлился Пётр вконец.
Пошёл в сарай, нашёл рогатку, набрал ведро гравия, пришёл на пруд и весь свой выходной без обеда упражнялся в меткости попаданий. И так каждый вечер: после работы сидел с рогаткой или ружьём на пруду чуть не плача. А деревня покатывалась от смеха.
— Дед Архип развив сомив, яки квакають ночамы и не дають спать людям. Та так богато, шо хватэ всей деревни с гаком! Чи йисты их будэ?
Архип наконец-то приехал в деревню. Идёт по дороге, все улыбаются, здороваются.
— От яки люди у нас живут добри — давно нэ бачилы, ради встрытыть, — весело думал по пути Архип.
А тут кум:
— Ну здорово! — смеется, — Як жив-поживав у сына?
— Та хорошо, помиг дом поставить и накрыть. Ось тэпэр до дому спэшу.
— Шош ты, кум, мини нэ сказав туди шо нэсэшь в видрах ? Развив сомив, а мини ни слова, — а на лице у кума ухмылка.
— Ладно, кум, нэ обижайся, дам я тэби на развод! Хай трошки пидрастут — туди. А щас я пишов до дому, нэ терпица глянуть на них. Архип радостно открыл калитку, а там: руки в боки — жена.
— Ах ты, черт старый, иды, иды, я тэбе щас научу як отличать жаб от сомив! На всю деревню осрамыв, тэпрж за калитку стыдно выйты —
«Баба Маня, а нэ продастэ мини сомив на развод?»
— На посмешище нас выставыв гад, прожив жисть, а сомив от жабив отлычить нэ мог, тай сына сбыв с тольку. Бедной дытыне на работу як на каторгу, целый день пидгитрикавают йего: «На обид сомив нэ принёс?»
Взяла рогачи и на Архипа. Архип побежал, зная свою супругу в гневе, бросив сумки. Ночью он подошёл ко двору, с которго неслись оглушающие звуки «сомов» и наконец-то осознал, сколько их там с четырех ведер икры!
«Завтра найму трактор и загрэбу пруд, жалко тикэ гроши, шо рыли, ну тэрпить нэможно такэ. Як я завтра пиду на люды? Засмеють же! Сегодня уже ж усмылались! Нэ поняв я зразу, и кум туды ж …»
Робко постучал в окно, жена впустила, молча накрыла на стол и ушла спать.
Целую неделю Архип сачком ловил в пруду лягушек и уносил в речку вёдрами. А сосед потешался злобливо, так как тоже не спал ночами от «сомячих песен».
— А ты, Архип, их на базар носы, можэ в нас дэ хранцузы, так оны с дорогой душой тыби гроши наложуть по видру за вэдро твоих сомив – цэ у них первое блюдо!
— Ты б лучше посувитовав, як от их избавиться, а ты смееся! — чуть не плача сказал Архип.
—Так тэпэрь ужив заводь, и оны их враз переедят.
—Та йиды ты, не до тэбэ!
Через время и правда Архип увидел, как уж заглатывает лягушку. Обрадовался, но с осторожностью, глядел теперь под ноги, боясь вместо ужа наступить на змею.

Прошло время, нет-нет да и вспомнят жители про сомячью икру. И сам Архип смеется над собой вместе с ними.
Н.М. Бажан

1

ЗАЯДЛЫЙ КУРИЛЬЩИК.

Туся

не в сети давно

В хозяйстве дедушки и бабушки был большой баран Борька. У него были красиво загнутые рога и большие выразительные с поволокой глаза. Когда дедушка закуривал самокрутку, сидя на ступеньках, Боря подходил, вдыхал дым самосада, блаженно закатывая глаза, тянул губы к цыгарке. Дедушка давал ему покурить. Боря пыхтел дымом, перекидывая во рту из стороны в сторону самокрутку. Когда прижигало, бросал на землю окурок, тушил ногой и съедал. Уходил бродить по единственной в хуторе улице, подбирая окурки, а у курящих выпрашивал зажжённую сигарету, идя следом. Весь хутор потешался над Борькой, не отказывая ему в курении, а себе в удовольствии посмеяться.
Однажды Боря съел весь дедушкин запас табака. Кое-как собрав на одну самокрутку и сидя как обычно на ступеньках, дедушка закурил. Боря подошёл, подышал дымом, подставил губы, но не получил самокрутки. Глаза его налились кровью. Баран зло посмотрел на обидчика, отошёл и, нагнув голову, ринулся на деда. Тот успел заскочить в веранду и закрыть дверь, которая слетела с петель. Дед залез под стол и стал кричать.
На шум и крик прибежала бабушка. Баран переключился на неё, сбил с ног. И неизвестно чем бы все кончилось, если бы дед не ударил барана молотком меж рог.
По рассказам дедушки, были пристрастия и у мамы Борьки — овечки Катьки.
Во время застолья, шутки ради, сосед напоил её домашним вином, сунув на закуску конфетку. С тех пор она преследовала всех, от кого шел запах спиртного, давая пинка под зад. Однажды до полусмерти забила пьяного соседа, который её когда-то напоил вином.
Н. М. Бажан

2

Жемчуг

Туся

не в сети давно

Игорь и Олег часто убегали к кирпичному заводу, где после выборки глины образовалось озеро.

А сегодня они решили купаться и удить рыбу в умирающей речушке Иль. На берегу лежала свалка мусора. И вдруг средь хлама Игорь увидел множество прозрачных, мелких, красивых горошинок. Они блестели на солнце и были тверды как янтарь.

— Жемчуг!!! — завопил он.

— Вот это да! — восторженно сказал Олег, подбегая.

— Конечно это не жемчуг, — разочаровался он, рассмотрев, — но давай разыграем Шурика.

— Хорошо, давай! — весело ответил Игорь. Придя домой, они позвали Шурика. Игорь сказал:

— Шурик, смотри, жемчуг! Попробуй на язык, прилипает!

— Да, прилипает. Вот здорово! А где вы нашли? — вынимая со рта бусинку, спросил Шурик.

— На озере, в раковинах, там много их. Это речной жемчуг,- сказал Олег.

— Покажите, где это?

— Нет, а то ты расскажешь всем, мы лучше давать будем понемногу.

— Нет, Олег, я не расскажу… А может это богач утонул, плыл на лодке когда-то в старину?

— Может, не знаю, — сказал Олег.

— Ура, мы клад нашли! — обрадовался Шурик.

— На, вот ещё тебе, а мы себе насобираем, — сказал Игорь.

Он насыпал ему горсть «жемчуга».

— Во, здорово! Я в зону отправлю, мне там бусы сделают и кольца, — обрадовался Шурик. Игоря позвали домой. Дома он сыпанул с ладони в ладонь бабушки и сказал:

— Мама, а я жемчуг нашёл!

— Какой жемчуг? Это не жемчуг, так ерунда какая-то, — сказала мать.

Тут прибежал Олег и восторженно проговорил:

— Игорь, такое было! Шурик пересыпает «жемчуг» и говорит:

— Олег, а давай вместе доставать жемчуг. Будем отправлять на зону, нам там вещи будут делать, мы продавать и скоро станем бо-га-ты-ми. Мы нашли клад, Олег! Мы с тобой бо-га-ты, богаты! Завтра утром рано мы пойдем с тобой вдвоём, без Игоря, он сильно жадный и всё заберёт себе. Так скажи, где это место?

— Хорошо, завтра пойдём без Игоря, — сказал я ему, — А то место где нашли называется «африка». Шурик знал где это — там прошлым летом вытащили утопленника. Олег и Игорь хохотали передразнивая Шурика:

— Олег, мы с то-бой бо-га-ты !..

На другое утро Игорь и Олег зашли за Шуриком, но его уже не было. Мальчики предположили, что он уже добывает «жемчуг», похохотали и побежали на «африку». Как и предполагали, Шурик был там с сестрой Зоей, с Колькой, Катей, которые жили неподалёку. На берегу лежала куча изломанных озерных ракушек, которые они достали со дна. Увлёкшись, даже не заметили приближение друзей. Игорь и Олег решили продолжать розыгрыш.

— Глубже надо нырять, тогда найдете те жемчужные раковины, не в каждой он есть, надо уметь различать, — сказал Игорь.

Те сразу сразу повернули головы и чтобы сгладить неловкость наперебой стали говорить:

— А может не здесь? Скрываете!

— Что ж вы за нами не зашли? — обиженно спросил Игорь.

— За нами зашёл Шурик, а потом мы пожалели вас будить, пришли сами, интересно же! -сказал Колька.

Шутники едва сдерживались от смеха. Но они уже вошли в роль и им не терпелось подольше поводить за нос этих простаков, проверенных так легко на дружбу.

— Что это вы у берега, да в водорослях барахтаетесь? Надо дальше заплывать и глубже нырять, — сказал Олег.

Но те уже стучали зубами от холода, а посиневшие губы ясно говорили, что пришли они сюда с первыми лучами солнца. Шурик и Колька вскоре ушли, оставив сестёр в надежде узнать место поточнее. Но шутники не спешили лезть в воду. Игорь сказал:

-У нас есть ещё немного жемчуга, мы вам дадим. Они отсыпали по несколько штук каждой. Девочки просили ещё, но Игорь сказал:

— Его стало мало, поэтому надо его расплождать! И выбросили они из карманов все до бусинки в воду. Девочки ахнули, едва не бросились вслед. Потом они стали лепить бусинки на язык, удостоверяясь в его признаках. Игорь сказал Зое:

— Вы с Шуриком на своей ферме слишком много проводите время, а в передаче «Вокруг света» показывали, как добывают кораллы и жемчуг и говорили, что настоящий прилипает, если его положить на язык. У Зои затряслись губы, она представила какое богатство у неё в руках. Счастливо смеясь, девчонки ушли. Ребята накупались в волю, набрали еще «жемчуга» и пошли домой. А на встречу Сашка Цыган, ему тоже отсыпали горсть, хотели пошутить. Но Сашка громко сказал:

— Нет, это не жемчуг, а янтарь!

— Ты Саша, только никому, тише, чтоб никто не слышал!

— Ладно, пацаны, указывайте место, но другим не показывайте нычку. Вечером Олег и Игорь пошли за «жемчугом», но там уже ничего не было, только кое-где по дороге в пыли валялись бусинки, которые обронил «расхититель». Опять встретился Сашка-цыган. На руке у него были электронные часы, на которые он глядел не отрываясь.

— Саша, где ты их раздобыл? — спросил Олег.

— Тихо, пацаны. Это я выменял на тот «жемчуг». Может еще подфартит, — и показал полные карманы бусинок.

Возле дома сидел на лавочке Шурик. Он пересыпал любуясь «жемчуг». Так увлекся, что заметил не сразу подошедших друзей.

— Пацаны, — громко сказал, увидя, — Вы меня не обманули? Это правда жемчуг?

— Ты нам не веришь, Шурик? Это самый настоящий жемчуг! — сказал Олег.

— Да ладно, верю!… что это жемчуг, — пересыпая и всматриваясь в бусинки, громко сказал он. Прохожая женщина спросила:

— Где жемчуг? Шурик показал бусинки… Игорь сразу понял, что пришло время смыться. Олег остался. Потом он рассказал, что она сказала, что эти шарики — это отходы при сварке. И тут все рухнуло — их разоблачили. Вскоре примчался со слезами на глазах Шурик.

— Ладно, ладно, заподляки, чего смеётесь? Я хотел над вами посмеяться, но не вышло, — с тем и убежал, расстроившись вконец.

А Колька сказал, что он сразу не поверил, и что настоящий жемчуг держал в руках в Анапе — там волной выбило раковину.

— Так это в океане только есть жемчуг, — сказал Игорь.

— Да-да, в океане, — согласился Колька, — я маленький был, мне отец привозил.

— А как же ты помнишь, если ты был маленький? — спросил Олег.

— Да ну вас! — сказал Колька, махнул рукой и ушел.

И с тем прошли летние каникулы. Олег уехал домой.

Надолго в памяти останется этот весёлый эпизод из уходящего детства. А может он всё же определил заложенный в них характер?

Август, 1990 год.

Н.М. Бажан.

1