Соловей-разбойник

Эвиллс

не в сети давно

Свищет ветер яростный, ночной.
Пряных трав приносит аромат.
Выезжаю снова на разбой!
А со мною — Чёрт, мой мрачный брат.

Чёрный конь мой скачет сквозь века,
Повергает непокорных в прах!
Нет такого в мире уголка,
Где б не знали о лихих делах.

Посвист мой услышат на беду!
Стрелы я по ветру в цель пущу.
Путники, вам жариться в Аду!
Ни за что живых не отпущу!

Алчный и жестокий я злодей.
Соловей — вот прозвище моё.
Ненавижу с детства я людей!
(Более коварны, чем зверьё.)

Вырастает из земли курган,
А к нему — дороги три ведут.
Я известный в мире злой буян!
Путников настигну в пять минут.

Что желаю, всё возьму с лихвой!
Золото всегда мне греет кровь.
Путь такой написан мне Судьбой.
Слух ласкает вой ночных волков.

Никому я не прощу обид.
За друзей погибших отомщу!
Посвист мой смертельный знаменит.
Я Судьбе на это не ропщу.

Волком чёрным снова обернусь.
Вдохновляет лютая Луна!
Во дворцы любые проберусь.
Будет песня Соловья слышна!

Короли мирские задрожат,
Увидав величие моё!
Улыбнётся Чёрт, мой мрачный брат.
У меня лихое бытиё.

Соловей-разбойник — это я.
А былины все бесстыдно врут!
Волчья стая — вот моя семья.
Мир узнает — мой характер крут!

2

Шервудский стрелок

Эвиллс

не в сети давно

Выбиваю трубку неспеша.
Звездопадом искры в ночь летят.
Музыка так дивно-хороша!
И картины прошлого стоят.

Вспоминаю первый свой кинжал.
Атаман, отец его дарил.
В лезвии оскал Судьбы сверкал!
Лучшим другом тот клинок мне был.

Первый мой неистовый разбой,
Храп коней и выстрелы в ночи.
Атаман, отец гордился мной!
Были все сраженья горячи.

Золото, заманчиво звеня,
Проложило мне кровавый путь.
Да, разбой — дорога для меня!
Не желаю я с неё свернуть.

Никогда не граблю бедняков.
Что с них, бедолаг, возможно взять?
Я к вельможам яростно-суров,
Им придётся золото отдать!

Были мы не бедная семья.
Захватил наш замок враг-шериф.
Ненавижу эту сволочь я!
Месть моя прославится как миф.

Самый меткий в Шервуде стрелок,
Я иную месть врагу припас.
В том желаньи я не одинок.
Наступает самый главный час!

Словно тень,бесшумно я крадусь.
И мои товарищи со мной.
С бандою я в замок проберусь.
Мы устроим самый лютый бой!

Музыка смертельная Луны
Так волшебно-призрачно летит,
А шериф глядит обманы-сны.
И не знает, будет он убит.

Нежностью своей луна пьянит.
Волчья наша кровь поёт, рыча!
Вся охрана пала, враг убит.
Больше нет шерифа-палача!

1

Прикосновения огня

Эвиллс

не в сети давно

Прикосновения огня —
Всегда, любимая, опасны.
В картинах видела меня,
Что в пламени летят, прекрасны.

Костёр картины рисовал,
Воображенье разжигая.
А ветер песню напевал:
Ты для меня — одна такая!

Твои он волосы ласкал,
Тебя поцеловав украдкой.
Тебе он песню напевал:
Ты для меня — всегда загадка.

А море, ласковой волной,
К ногам твоим — плеснуло звёзды,
Что были так давно с тобой.
Ты в детстве им шептала грёзы.

Мечтая, упорхнула в ночь,
Летишь-поёшь волшебной птицей.
Ко мне вернуться ты не прочь,
Должно быть. Я же — за границей.

Высокой, каменной стеной,
Поднялось время, как ни странно.
В моей крови — лишь образ твой.
А в сердце — роковая рана!

Тоски оковы на руках.
И на устах — слова потери.
(Встречались раньше мы в веках.
И вожделели нас же Звери!)

Тобою я не позабыт.
Ко мне летишь, пронзая время.
Я стар. Но так же ядовит,
Как новых, кровожадных племя.

Вот набежала вновь волна,
На стену, что была преградой.
И время дрогнула стена.
И воля стала мне наградой!

Стоишь стихией огневой
И улыбаешься лукаво.
Ты управляла той волной!
Есть у тебя любое право.

Мы обернувшись в бой летим!
И отомстить желаем грозно.
Вкушаем кровь, когда хотим.
И нас убить теперь уж поздно!

0