А когда же бегать по лужам?

АдминБот

не в сети давно

Я тут встретил на улице подругу. Остановился, спросил: «Как ты, как семья?»
Она посмотрела на меня снизу вверх и тихо пробормотала: «Я так занята… Так сильно занята. Столько всего навалилось, не представляешь».

Почти сразу я столкнулся со своим другом и спросил, как он. И опять тот же тон, тот же ответ: «Я так занят… столько всего надо сделать». Дребезжащий голос, усталый, надтреснутый.
Так не только со взрослыми. Когда мы лет десять назад переехали, мы пришли в восторг: огромный город, прекрасные школы. Мы поселились в хорошем районе, где жили семьи с детьми. Я был уверен: всё прекрасно.
Через пару дней после переезда мы предложили дружелюбным соседям, чтобы наши дочки собирались и вместе играли. Соседка — отличный, к слову, человек — потянулась за телефоном и открыла ежедневник. Она листала его… и листала… и листала. Долго листала. Наконец, она сказала: «Вот, у нее есть свободные 45 минут через две с половиной недели. Остальное время занимают гимнастика, фортепиано и уроки вокала. Она просто, ну… очень занята».
Эта ужасная, разрушительная привычка «быть занятым» развивается в нас очень-очень рано.
Мы когда-нибудь закончим жить вот так? Почему мы творим такое с собой? Почему так поступаем со своими детьми? Когда именно мы забыли, что мы люди, а не машины?
Для детей нормально грустить, бегать по лужам, играть, ошибаться и даже скучать. Все мы любим наших детей. Но почему мы тогда с детства перегружаем их, чтобы в их жизни был вечный стресс и ни минуты свободного времени — как у нас?
Что случилось с тем миром, где мы могли сидеть с любимыми людьми и, не торопясь, рассуждать о том, что думаем и чувствуем? Где беседы, полные красноречивого молчания, которое не нужно прерывать?

Как мы создали мир, где у нас горы дел, вещей и совсем нет времени отдыхать, размышлять, общаться, просто быть?
Мы же читали Сократа: «Человеку, который не постигает жизнь, и жить не стоит». Как нам прикажете постигать, быть, становиться человеком, если мы настолько заняты?
Эта болезнь под названием «Я занят» (и это уже диагноз) разрушительна для нашего здоровья и благополучия. Она мешает нам быть рядом со своей семьей, когда мы все сидим в одной комнате. Она не дает нам создать то «родство душ», которого мы так отчаянно жаждем.
С 1950 года появилось столько новых технологий. Мы думали (нам обещали!), что прогресс сделает жизнь проще, понятнее, свободнее. А на деле нет у нас никакой свободы, мы не можем просто отдыхать, как могли всего несколько десятков лет назад.
Для так называемой «элиты» общества граница между работой и домом стерлась вовсе. Мы все время пялимся в планшеты. Всё. Наше. Гребаное. Время.
Смартфоны и ноутбуки означают, что нет никакой разницы между офисом и домом. Дети засыпают, и мы снова онлайн.
Моя личная ежедневная война — это лавина электронных писем. Черт, да я уже объявил личный джихад против электронной почты. Я вечно похоронен под сотнями писем и понятия не имею, как с этим покончить. Я все перепробовал: отвечал на письма только по вечерам, не читал их по выходным, просил людей о личной встрече вместо пары строк. А письма всё копятся и копятся: личные, рабочие, реклама, спам. И люди ожидают ответа — прямо сейчас, не завтра. И я тоже, оказывается… я так занят.
У других еще хуже. Многие работают на двух работах за мизерную зарплату, чтобы семья держалась на плаву. Двадцать процентов наших детей живут в бедности, а наши пожилые родители вынуждены подрабатывать сторожами и техничками, чтобы сохранить крышу над головой и есть досыта. Мы заняты.
Так жить нельзя.
Когда я спрашиваю: «Как ты?», о чем я на самом деле спрашиваю?
Я спрашиваю не про список дел и не про то, на сколько писем вам еще надо ответить. Я спрашиваю, что творится сейчас в вашем сердце. Так скажите мне.
Скажите, что ваше сердце радуется, или болит, или грустит, скажите, что ваше сердце жаждет человеческого тепла. Загляните сами в свое сердце, а затем расскажите мне. Если я спрашиваю, я хочу знать — знать ответ живого человека.
Скажите, что вы еще помните, что вы человек, а не машина, которая автоматически вычеркивает пункты из списка дел. Давайте поглядим друг другу в глаза, пожмем руки. Давайте просто поговорим: разговор прогонит стресс, хотя бы частично, подарит ощущение, что вы не один.
Возьмите меня за руку, посмотрите в глаза и будьте целиком со мной всего одну секунду. Расскажите о вашем сердце и заставьте проснуться мое сердце. Помогите мне вспомнить, что я тоже человек, который жаждет человеческого тепла.
Я преподаю в университете, где студенты умеют «ударно учиться и ударно отдыхать» и гордятся этим. Это отражение жизни всех нас: даже когда мы расслабляемся, мы окунаемся в тот же мир перенапряжения. Наш отдых — такие же действия: яркие блокбастеры и спорт до седьмого пота.
И что делать, спросите вы? Я не знаю. Нет у меня никакого волшебного решения. Всё, что я знаю, — мы теряем способность жить настоящей человеческой жизнью.
Нам нужно по-другому относиться к работе и технологиям. Мы же знаем, чего хотим: осмысленности, чувства общности, хорошей жизни. Речь не только о том, чтобы «вкусней поесть» и «купить айфон покруче». Мы хотим жить по-человечески.
Поэт Уильям Йейтс писал: «Человеку, который решится изучить темные уголки собственной души, нужно больше мужества, чем солдату на поле боя».
Как нам изучать темные уголки собственной души, когда мы так заняты? Как нам постигать жизнь?
Я надеюсь, что вы предложите дельное решение: как начать жить, как изменить наше общество.
Я хочу, чтоб мои дети бегали по лужам, мечтали и даже скучали — учились быть людьми. Хочу жить в мире, где мы можем остановиться, посмотреть друг другу в глаза, прикоснуться и вместе понять, что творится в наших сердцах.
Я возьму паузу, чтобы подумать о собственной жизни, прислушаться к своей усталой душе, чтобы узнать, кто я такой.
В вашем сердце творится то же самое?
Давайте хотя бы попробуем построить мир, в котором, когда один из нас говорит: «Я так занят», второй ответит: «Знаю, друг. Знаю. Мы все заняты. Но расскажи мне, что творится в твоем сердце».

2

Детская жестокость

Вор4ун

не в сети давно

Жестокость детская — причинение ребенком страданий людям или животным. В отличие от жестокости взрослых ж. д. не продиктована злыми намерениями. Маленький ребенок может совершить жестокий поступок: разорить птичье гнездо, ранить товарища во время игры и т. п., не имея сознательной целью причинение боли и страдания. Он поступает так потому, что не знает свойств предметов и явлений, не представляет себе последствий своего поступка. Не обладая опытом расшифровки выразительных движений (гримасы, плач и т. п.), ребенок не осознает положения, в которое ставит другое существо. Не научившись еще пониманию и сопереживанию, он не способен оценить и прочувствовать чужие страдания. Он чаще всего действует необдуманно, импульсивно, самоконтроль у него развит слабо. Все это, однако, не оправдывает ж. д. и не устраняет необходимости соот-ветств. воспитат. воздействий.                           Национальная Энциклопедическая Служба

— А где же люди? — вновь заговорил наконец Маленький принц. — В пустыне все-таки одиноко…
— Среди людей тоже одиноко, — заметила змея.

***

Ленивые волны, разомлевшие на солнцепёке, наползали на песчаный анапский берег. Радостный визг, купающихся на мелководье детей, не вносил диссонанс в картину летнего счастья, а наоборот добавлял в неё какие-то успокаивающие краски.

Кристина лежала на пляже наполовину зарывшись в песок. Горячий песок остывал от мокрого тела, отдавая ему своё тепло. Хорошо! Кристине 10 лет и жизнь обещала много интересного.

— Крис!

Кристина поморщилась.

— Ну, что у тебя ещё? Не даёшь позагорать.

— Вот, — мальчик высыпал перед ней ракушки по форме напоминающие маленькие кувшинчики завитые в спираль.

— Ну и что? – равнодушно отвернулась девочка, — тут их полно валяется на берегу. Кому они нужны?

— Смотри, смотри, — Костик положил один из кувшинчиков на ладонь, — подожди немного, пусть он поверит, что мы его друзья.

— Кто он? – наконец любопытство отразилось в глазах Кристины, — там кто-то есть?

— Подожди, он ещё не верит…

***

Красивая девушка, читала новости в ВК: «я боюсь стать таким как взрослые, которым ничто не интересно кроме цифр. Маленький принц»

— Да, к сожалению, боюсь или нет, никто не спрашивает, надо — и вот уже взрослая, — размышляла девушка, — хорошо было принцу – не захотел и не стал.

Раздался щелчок – пришло сообщение от незнакомца.

— Привет, Кристина, я Стас. Я долго за тобой наблюдаю со стороны, ты очень интересный человек. Очень бы хотелось пообщаться с тобой.

— Хм, не красивая, не сексуальная, а интересный человек… Да вы большой оригинал, сударь. Только я не общаюсь с первым влезшим в мой ВК.

— Я не буду тебе надоедать, привыкай ко мне и помни: ты мне очень интересна. Я прочитал всю твою стену, я оценил все твои каменты, я прослушал всю твою музыку и просмотрел видео и мне очень понравился твой вкус и стиль. Я ухожу, пока не надоел. Пока.

— Стой! Куда? Мне только начало нравится… — закричала Крис, — Ушёл гадёныш… А может…? А почему и нет, по крайней мере, не дебил, которого интересуют только глупости…

***

Вдруг из раковины показалась маленькая клешня, остановившись на секунду, словно сомневаясь, она продолжила вытягиваться из своего надёжного убежища.

— Вау! – в восторге закричала Кристинка, — вот это да! Там что кто-то живёт? Давай вытащим его оттуда и посмотрим какой он.

— Ну, попробовать можно, — с сомненьем пробурчал Костя, — а мы не сделаем ему больно?

— Нет, конечно, мы же только посмотрим.

Тем временем из ракушки показалась вторая клешня, она была гораздо меньше первой и выглядела по-уродски.

— Смотри, он поверил, что мы друзья? Хватай его за большую и вытаскивай.

Мальчик схватил рачка. Тот попытался спрятаться, но было поздно, мальчишка осторожно тянул рачка к себе, рачок пытался спрятаться в свой надёжный домик.

— Давай быстрее, а то он убежит, — Кристина схватила Костю за руку и дёрнула, — Ой! Что это?

В руках паренька подёргивался рачок…

— Мы оторвали ему брюшко. Папа рассказывал, что они держатся им за домик и нельзя дёргать. Мы его убили.

— Ой, да ладно, ты просто не умеешь вытаскивать. Дай мне ещё ракушку, я сама это сделаю.

***

— Привет, Крис, ты не могла бы мне помочь?

— Я? Тебе? Привет, Стас, чем я могу тебе помочь?

— В общем-то мелочь, но для меня не разрешимая задача. Поможешь?

— Если смогу, то конечно, излагай…

***

— Смотри как надо. Сначала мы положим его на солнце и сделаем вид, что мы его не замечаем, а потом, когда он начнёт вылезать, мы сделаем ему тень, чтобы он подумал, будто мы друзья и хотим спасти его. А когда он совсем вылезет, мы его поймаем и рассмотрим.

— Крис, ты реально умная.

Кристина благосклонно глянула на парня и улыбнулась

 

***

— Хай, Кристи))) Сегодня год как мы общаемся, ты помнишь?

— Конечно помню))

— Ты знаешь о чём я подумал? Ты у меня самый лучший друг. Ты столько раз меня выручала… Знаешь, почему-то со всеми остальными у меня не получается долго общаться.

— Почему?

— Не знаю, просто наступает момент, и общение прекращается. Не знаю почему, наверно становится не интересно, или люди оказываются не теми, кем кажутся вначале. С тобой не так, с тобой всегда интересно…

***

Ракушка лежала на песке, палимая лучами южного солнца. Клешня, закрывающая вход в дом, дрогнула и стала вылезать из раковины, затем вторая, та, которой рак-отшельник ел, потом усы, потом… Дети, прикрыв рачка ладошками от палящих лучей, затаив дыхание, наблюдали.

— Ты была права, он повёлся.

Из раковины показалось тельце, ножки… Проворные девичьи пальцы схватили отшельника и потянули…

— Фу, какой он урод, — разочарованно скривив губы прошептала Крис, — какое мерзкое брюшко. Мы столько потратили на него времени, а он совсем не такой, как я думала. Костя, пошли купаться?

Кристина швырнула рачка и его домик на кучу домиков таких же бедолаг, валяющихся вдоль всего берега и, крепко взяв за руку Костика, весело побежала в море.

***

— Привет, Кристиночка.

— Здравствуй, Стасик)

— Я знаешь, что подумал? Я о тебе ничего не знаю. Ты мне не доверяешь? Почему не рассказываешь о себе, не жалуешься, не плачешь мне в жилетку? Я тебе всю футболку прорыдал, а ты как индеец какой-то, нечестно так(((

— Я не особо люблю жаловаться, нормально у меня всё.

— Понял. Ты не считаешь меня своим другом(((( Что ж, это очень обидно, но если нет доверия…

— Постой! Я не хотела грузить тебя своими проблемами.

— Как так? Я же друг или кто? Если я не спасу тебя от всех бед мира, то нафига я такой нужен? Рассказывай!

— Ну… слушай. Чуть больше года назад я попала в аварию…

— О, боже!

— … И всё это время… не совсем здорова. Короче. У меня сломаны ноги. Лежу на растяжках, переломы срастаются не так. Не знаю, кто виноват: хирурги или ноги)) Но ….

— Прикольно! Ладно, мне пора. Срастутся пиши)))))

1