День, как мир — не вечен

Эвиллс

не в сети давно

На облака любуешься сквозь мысли.
Картины видишь в облачных узорах:
Охоту егерей, оскалы рыси.
И замки и принцесс в лихих раздорах.

На корабли, плывущие в закате,
Любуешься и на русалок дивных.
Пиратов видишь, бредящих о злате.
И рыцарей в доспехах зришь старинных.

Крадётся, всё темнее, плавно вечер.
И звёзды зажигаются, мерцая.
Вновь канул в бездну день, как мир не вечен.
Ночь близится печальная и злая.

И облака спускаются всё ниже.
Приносят сны из приграничья Нави.
А в роще соловьи поют всё тише.
И призраки летят сквозь путы яви.

Сгущаясь, облака несут кошмары,
Чудовищ злых и ужас леденящий.
И всадников, летящих как пожары.
И приговор душе твоей пропащей!

Вот — станут облака туманом зыбким.
Он вспыхивать начнёт багровым светом.
Обволочёт твой разум смогом липким.
За то, что насмехался над поэтом!

И щупальца зловещего тумана
Проникнут в сердце, кровь твоя прольётся.
Туман багровый треснет, как Гондвана!
И лавой по планете растечётся…

Любуйся облаками, коли сможешь.
Но знай, они туманом обернутся.
Меня ты зря насмешками тревожишь.
Судьба тебе — в посмертии проснуться!

1

Идущий по волнам

Эвиллс

не в сети давно

У причала ночью ты стоишь
В непроглядном, гибельном тумане.
И тоскою сердце бередишь.
Плачет боль в твоей сердечной ране!

Год прошёл, как в море он уплыл,
Принц твоей судьбы, любимый страстно!
Для тебя он самым лучшим был.
По нему рыдаешь ты несчастно.

Не вернётся тот, кого уж нет.
Не зови, тебя он не услышит.
Снова приближается рассвет.
И прохладой Смерть в затылок дышит.

Волнами морскими манит мгла.
И найти любимого так тянет!
Если-б ты в отчаяньи смогла
Возвернуть его! Но сон обманет.

В яви и в тумане видишь сны
О любимом, ныне бездыханном.
И коварный свет лихой Луны —
Говорит о счастье долгожданном.

Ты не верь обманщице-Луне.
У неё от нас секретов много.
Но опять с единственным во сне
Ты вдвоём. У вас одна дорога.

Вот он! Близко по волнам идёт,
Принц твоей судьбы заворожённый.
За собою в море он зовёт,
Плачет по тебе, навек влюблённый!

В трауре вздыхает в даль рассвет.
И роняет небо хладны слёзы.
Для живых тебя уж больше нет!
Ты ушла за принцем в Смерти грёзы.

1

За порогом Смерти

Эвиллс

не в сети давно

За порогом Смерти — тайны ближе.
Я стою за призрачной чертою.
И со мной — друзья. Враги — они-же.
Я не властен над своей судьбою.

Навсегда со мной мои лихие!
Навсегда коварные прицелы.
Я в своей неистовой стихие!
Мне — мои смертельные пределы.

У меня ты спрашиваешь тихо
Про мои волшебные секреты.
Не боишься расплатиться лихо?
Не боишься нарушать запреты?

У тебя уверенности много.
Говоришь спокойно и надменно.
Вьюга в сердце взвоет одиноко!
Ты её услышишь несомненно.

Я тебе секреты не раскрою.
Тайну Смерти я тебе не выдам.
Призраком возникну. И мечтою —
Нарисую путь своим обидам.

Отомстить приду, сорвав оковы!
Но под маской ты увидишь маску.
Счастью моему — стихи основы.
Ты-же из-за них получишь встряску!

За порогом жизни — ты и кто-то.
За порогом Смерти — я с друзьями.
Нет от нас пощады для кого-то.
И стреляю я в тебя стихами!

Не убить нас. В этом — наша сила!
Не настичь нас. В этом — наше счастье!
Умирая, вспомнишь всё что было.
И мудрее станешь в одночасье.

1

Звёздно-призрачный поэт

Эвиллс

не в сети давно

Бороздя космические дали,
В Вечность уплывают корабли.
Унося смертельные печали,
Улетая дальше от Земли.

В космосе холодном и жестоком —
Места нет романтикам любви.
Тем что в ночь ведомы Чёрным Роком.
Потому — так мрАчны корабли.

Мы откроем новую планету,
Где привольно дышится стихам!
Помни, мой товарищ, песню эту.
Будет место в космосе мечтам.

Те, кого мы любим, не оценят.
Кто на нас в обиде — не простят.
Нас с тобой терзания изменят..
Те, кто любит, нам-же отомстят.

Сотканы пути противоречий.
Мойры их, оскалившись, плетут.
Счастлив я с тобою каждой встречей,
Только испытания грядут.

Суждено в одну Звезду влюбиться,
Нам с тобою, друг мой дорогой.
Лишь один взаимности добиться
Сможет. Выбран будет той Звездой.

Как нам не поссориться с тобою?
Дружбу нашу как нам не предать?
Я завесу тайны приоткрою?
Проще время вывернуть нам вспять!

Сможем-ли с Судьбой договориться?
Улыбнёшься грустно мне в ответ.
Ты расположения добиться
Сможешь, Звёздно-призрачный поэт.

1

Брат аристократ

Эвиллс

не в сети давно

Не за модой все мои стремленья.
Не за тем, что нравится другим!
У меня — свои всепредпочтенья.
Умер я когда-то молодым.

Чёрный фрак торжественно-печален.
И насквозь мой леденящий взгляд!
От желанья крови я отчаян!
Умер я так много лет назад…

Всполохи несбыточных видений,
Окрики летящие в ночи,
Отголоски новых впечатлений —
Все воспоминаньям палачи!

Современность — страшная химера.
Лязгает безжалостно засов!
Век напоминает изувера,
Плёткою стегающего псов!

Мчатся в день жестокие машины,
И в пространстве тают корабли.
Замерли все мысли недвижимы,
Вновь в тоску вогнать меня смогли…

Вечер вспоминаю романтичный.
В экипаже ехал я к тебе.
Брат аристократ мой симпатичный.
Знал-бы я о будущей судьбе!

У тебя в гостях была фемина,
Словно королева дивных снов.
Над камином — старая картина.
Там — сюжет известный, про любовь.

Мы втроём так страстно танцевали!
Ночь летела, времени не жаль.
(Только умер я один в финале,
Пригубив отравленный хрусталь.)

Брат аристократ, скажи: не знаешь,
Кто из вас меня так не любил?
Мой приятель детства и товарищ,
Для чего ты дома яд хранил?!

На картине, где сюжет любовный,
Над камином — плачет образ мой…
Ты внезапно, брат немногословный,
Кровь свою отдал мне в час ночной!

1

Королевство отравленных снов

Эвиллс

не в сети давно

За угрюмой Забвенья рекой —
Королевство отравленных снов.
Этот край беспечальный такой,
В нём к поэтам никто не суров!

В нём волшебные сказки и сны,
Что рождаются только в сердцах.
И мечтанья убитой Весны.
И огонь, что танцует в свечах.

Менестрели-сатиры толпой
Резво скачут, играют, смеясь!
Прозревает там даже слепой.
А бедняк там — становится князь!

Почему край отравленных снов?
— Знай на это нежданный ответ:
Поселиться там будет готов
Только вовсе погибший поэт!

Через реку Забвенья Харон
Переправить умерших готов.
Ждёт ушедших отравленный сон.
Для живущих — он слишком суров!

Нимфы песни сплетают в венки.
Слышен их зачарованный смех.
Вот — кентавры, в помине легки,
Им просторы горячих утех!

Аромат небывалых цветов
Наслажденье несёт и покой.
Там к поэтам — никто не суров!
(Примут, знаю, мой друг, нас с тобой.)

Волшебство, что страшит лишь живых,
Вновь и вновь мёртвым дарит экстаз!
Так прими мой отравленный стих.
Станешь ты — словно я, мёртвых князь!

0

Призрачная любовь

Эвиллс

не в сети давно

Злой рассвет вены скальпелем вскрыл!
Укусил сердце, плача в тоске.
Я сей ночью надежду убил.
Утопил во Смертельной Реке!

Волны мрачные страшно ревут.
И надежда вовек не всплывёт!
Во глубинах Забвенья — приют.
Не пуститься надежде в полёт.

Я надеялся, только на что?!
Ждал ответа. Молчанье — стеной.
Двести лет или триста иль сто?
Только дружишь ты. Но не со мной!

Только любишь, увы, не меня!
В снах являешься вовсе не мне.
Ты меня позабыла, кляня.
Утопил я надежду в волне!

Чёрный берег оскалился в день.
И Забвения волны ревут.
Стал похож я на жалкую тень.
Во глубинах — не мне-ли приют?!

Мне забыться в Смертельной волне?
Иль сбежать в край отравленных снов?
И надежда рыдает на дне!
Только я умереть не готов…

Сила воли ведь есть у меня.
Жажда счастья пылает огнём!
Позабуду, родная, тебя.
И о том, как летали вдвоём…

Нет, не хватит мне силы моей!
Не смогу я тебя позабыть!
Мимо — сонмы отравленных дней.
Мне второй раз себя не убить…

0

Письмо Мёртвых Поэтов

Эвиллс

не в сети давно

Силою неистовой воспеты,
Этой-же стихие мы певцы.
За пределом власти — мы, поэты!
Мы — фантазий лучшие творцы.

Вдохновенье наше иллюзорно.
Стелется туманною тропой.
Музыка стихов летит минорно.
Коль её услышишь — с нами пой!

Странные невиданные знаки
Огоньками плавают во мгле.
Мысли проявляются во мраке,
Голоса ушедших по золе.

Слушай тишину — и нас услышишь!
И узнаешь музыку стихов.
И свои стихи тогда напишешь.
И узоры сложишь ты из слов.

Пред тобой раскинутся просторы
Из красивых образов и фраз.
Ты услышишь тайные миноры,
Будешь счастлив, словно в первый раз!

Мёртвые поэты за спиною.
Мёртвые не жалуют покой.
За тобой они и пред тобою.
ВИденье своё на них настрой!

Чувствуют они прикосновенья,
Если вспоминаешь ты о них.
И тебе приносят вдохновенья,
Наделяя силой каждый стих!

От тебя нужна поэтам малость —
Ты стихов искусство не предай.
Пожеланье главное осталось:
Ты стихи почаще сочиняй!

0

Влюблённый инкуб

Эвиллс

не в сети давно

Снова вдыхаю твой дым.
Знаки пишу огневые.
Умер давно молодым.
Были сраженья лихие!

Знаками таинства нот
Снова мне пишешь посланье.
Слава — лихой эшафот.
Слава — немое страданье.

Ею обласкан я был.
И не разжала объятья.
Песней победною плыл
Отзвук чужого проклятья.

Канули в Лету года,
Те, где сраженья блистали.
Но не забыть никогда
То как друг-друга узнали.

В сонме так многих не тех
Ты на могилу ходила.
И вместо праздных утех —
Песню ты мне посвятила.

В призрачном сердце моём,
Пеньем, любовь разжигала!
Стали мы ближе вдвоём.
Ты мне единственной стала!

Я прилетаю к тебе,
Тенью минувших сражений.
Ты мне дана по-судьбе,
Музыки ласковый гений!

В утренней дымке уйду.
Снова явлюсь на закате.
Вместе мы будем в Аду,
Коли терпения хватит.

Немногословен портрет.
Тот что готов показать я.
Слишком печален сюжет.
Слишком жестоки проклятья!

Вновь буду нежен с тобой,
Дева моих вожделений.
Стала моею мечтой!
В яви. Мой музыки гений.

0

Агата

Эвиллс

не в сети давно

Она убийства раскрывает,
Возникнув рядом неизбежно.
И потерпевшим помогает.
(Во-след кончине их конечно.)

Но всё-же, это очень странно,
Она всегда — где Смерть гуляет.
И возникает постоянно
Где кто-то страшно умирает!

Все не придуманы сюжеты.
Убийства все свершались в яви.
Раскрыты только те секреты,
Что детективу не мешали.

Виновных кара настигает.
Но вот — они-ли виноваты?
В содоме версий правда тает.
И все-ль заслуженно прокляты?

И возникает подозренье,
Не только у меня, я знаю,
Что снова будет преступленье,
Что дама скажет: «Раскрываю!»

Есть подозренье и такое:
Она свершает преступленья!
И никому не даст покоя.
(Убийства будут, без сомненья.)

2

Дети небытия

Эвиллс

не в сети давно

В небеса антрацитово-чёрные
Мы взлетаем, ведомы мечтой.
Полюбить лишь полёт обречённые,
Мы возникнем ночной красотой.

Нарисуем картины волшебные
В запредельной дали дивных снов.
Не для нас дифирамбы хвалебные.
Знать хотим, что такое любовь?

Нежеланные парами многими,
Нерождённые призраки мы.
Смотрим снами на вас мрачноокими,
Отголосками мертвенной Тьмы.

Вы не дали нам шанса рождения,
Растворившись в пустой суете.
Путь закрыли нам без сожаления,
Запретили полёт красоте!

Только мы не сдадимся, естественно.
В мир ваш явимся в каждом из снов.
Вновь по детски глядим, непосредственно.
Знать хотим, что такое любовь?

И пока мы в полёт лишь влюблённые,
Возле вас в ожиданьи кружим.
Нежеланные мы, нерождённые!
Знать любовь безнадёжно хотим.

2

Берегись автомобиля-призрака!

Эвиллс

не в сети давно

Однажды, году этак в двухтысячном, точно не помню, случилась непонятная встреча.

Шла я вдоль дороги, поднимаясь вверх по улице Есенина, и вспоминала советский фильм «Берегись автомобиля». Как оказалось — совсем не случайно!

Иду неспеша, птички поют, лето, хорошо. Но вдруг чувство тревоги возникло. Будто кто-то или что-то гонится за мной. Я оглянулась, но никого не заметила. Иду дальше. А тревога нарастает!

Всё вокруг подёрнулось странной, серой дымкой и стал чувствоваться запах горелого бензина и ещё — будто проводки жжёной. Перед глазами возникло лицо Юрия Деточкина из того самого фильма, который кадрами мелькал в моей памяти. Он хмурился и выразительно-печально смотрел мне в глаза. Холод пронизал меня насквозь. И это в только что солнечный и жаркий день! Образ благородного угонщика сердито сверкнул глазами и сделал ими движение, мол, оглянись назад, скорее!

Судорожно оглянувшись, я заметила несущийся на большой скорости милицейский автомобиль. Это была колымага времён шестидесятых-семидесятых годов двадцатого века. (В детстве я несколько раз такие видела). «Бобик» был помятый, с облезлой краской, в ржавых пятнах, которые местами даже просвечивали дырами насквозь. Время словно замедлилось.

Машина летела на полной скорости, но долго, странно долго. При том, нёсся монстр советского автопрома чётко по тротуару! Это очень удивило меня. Возникла мысль: кто-то угнал этот экземпляр и хулиганит, или милиционеры гонятся за опасным преступником, а на проезжей части слишком много машин, и они мешают преследователям. Но ведь милиция на таких развалюхах давно не ездит.

Глянув на дорогу, я удивилась. Машин там вообще не было, ни одной. В разгар дня такого просто не бывает. А ржавое чудовище стремительно приближалось ко мне! Я рассердилась даже. Милиционеры что, не видят меня? Почему они едут по тротуару?

И тут я обнаружила, что абсолютно не слышу, как автомобиль едет. Ни звука мотора, ни шороха шин, ни сигнала. Слышала только пение птиц и гробовую тишину от приближающегося авто.

Вдруг я с ужасом заметила, что за рулём-то никого нет. Никого не было во всём салоне. Абсолютно пустая машина неслась прямо на меня.

Как ошпаренная, отчаянно я прыгнула в сторону. И тут же мимо меня беззвучно пронеслась эта ржавая колымага. Я гневно смотрела вслед таратайке, всё ещё надеясь, что это чьё-то хулиганство. Что водитель просто спрятался под сидение и управляет наугад.

Но через мгновение машина стала полностью серой и начала быстро таять. По мере удаления она таяла, становилась прозрачной и секунды за три полностью растворилась, будто и не бывало.

Тогда до меня дошло, что это был призрак. Значит и такие бывают. Но, что если бы он проехал сквозь меня? Или сбил? Даже думать об этом не хочу…

2

Красный Леопард

Эвиллс

не в сети давно

Вот крадётся красный Леопард.
Мягко ставит ласковые лапы.
Стоит золотых он миллиард.
Миллиард сердец, что вечно златы!

Он крадётся в призрачной дали,
Зовом крови в сердце отзываясь.
Помнит о погубленной любви.
Он поёт, в рычание срываясь!

Он всё ближе. Он почти-что здесь.
На сердца других он лапы ставит.
Есть в его крови: шесть, шесть и шесть!
Честен он тогда, когда лукавит.

Он совсем не призрачный мираж,
Но крадётся так — нельзя увидеть.
Юных дев мечтаний персонаж.
Он совсем не хочет их обидеть.

Лижет он их девичьи сердца.
Смотрит он в глаза им, улыбаясь.
Ищет новых, юных безконца.
И целует, снова удаляясь.

А за ним ползёт змея-тоска,
Лап его вдыхая жадно запах.
И кусает сильно и слегка.
Раны у него на мягких лапах.

Он крадётся. И кровавый след,
Словно змей, за ним извечно вьётся.
Счастье с ним порой, порою — нет.
Что же Леопарду остаётся?

Юных дев целует он сердца.
Дарит им волшебные мгновенья.
Зверю из мечтаний нет конца!
Кровь его рождает впечатленья.

Он порой бывает в камне том,
Что «Пантерой розовой» зовётся.
Красный Леопард, как дивный сон.
Кто достоин — с ним соприкоснётся!

3

Маленький беглец

Вор4ун

не в сети давно

Когда-то давно, ещё в начале 80-х, была в городе Комсомольске-на-Амуре традиция воскресных выездов на природу. Формировали поезд, и за небольшие деньги он отвозил в тайгу, в такие места, куда на машинах не добраться. Да и машин-то тогда было всего ничего. И я ездил в такие поездки с будущей супругой золотой осенью. Наверно, осенью и устраивались такие лёгкие прогулки, когда уже не было гнуса, и тайга раскрашивалась, казалось, во все цвета радуги. Воздух звенел, как струны арфы от малейшего ветерка. Крики детей, радостный смех и тишина сплетались в какую-то тугую косу с запахами прели, опавших листьев и солнца. А как счастливо было целоваться, зайдя за ствол таёжного исполина от посторонних взглядов и постоянно меняя дислокацию из-за бродящих повсюду любопытных пассажиров этого осеннего поезда счастья.
Маршрут был популярным. И мы часто обсуждали с друзьями приключения, произошедшие во время таких поездок. Вот так мы и услышали эту историю от моих друзей. Сегодня они звонили мне и в разговоре вспомнили этот случай. А я спешу рассказать вам.

Приехали, народу было много, поэтому мы уходили всё дальше и дальше, собирая по пути букет из разноцветных листьев и редкие грибы. Через какое-то время появилось стойкое впечатление, что за нами кто-то наблюдает. То, когда мы неожиданно остановимся, листья продолжали шуршать под чьими-то ногами, то шаги переходили на бег, то ощущение, будто кто-то смотрит в спину, начинало раздражать. Мы договорились с моей девушкой, и я, оставив её собирать листья, пошёл вперёд, представляя себя хитрым тигром из рассказов про Дерсу Узала. По большой дуге я вернулся на нашу тропинку позади шпиона, который шёл за нами. Это был мальчишка лет 13-14, одетый в какой-то полуформенный костюм, с вихрастыми спутанными волосами и качественным фингалом под левым глазом.
— Стой, стрелять буду, — прошептал я ему на ухо, кладя руку на плечо. — Чего ты за нами следишь? С какой целью? Кто тебя нанял? Ты работаешь на ЦРУ? – сыпал я, вдохновлённый смехом подруги.
— Не бейте меня, — неожиданно заплакал пацан, — я заблудился, думал, если за вами пойду, то выйду к поезду.
— Ну вот, довёл человека до слёз своими плоскими шутками, — укорила меня девушка, — ты, наверно, голодный, парень, давно ел?
— Давно, — ответил паренёк, утирая сопли.
Мы раскрыли сумку и достали свои припасы. Парень рассказывал, не сводя глаз с еды, что он из детдома, что они приехали на природу с воспитательницей и что она ударила его за то, что он отвлекал всех и не слушался. Поэтому он и убежал в лес.
Больше всего нас удивило то, что он отказался есть с нами.
— Можно я возьму немножко и пойду к своим, вы мне только скажите куда.

Мы сложили еду в пакет, дали дополнительно две булочки и показали куда идти. Да и блудить уже было сложно, со стороны поезда голоса становились громкими, и к арфе осени присоединилась гармошка горожан.
Мы погуляли ещё немного и пошли к поезду.
Когда подошли к поезду, обнаружили чуть заметную суету. Два милиционера заносили в бригадирский вагон что-то тяжёлое, завёрнутое в вагонное одеяло.
Через какое-то время раздался гудок, и примерно через час мы ехали уставшие, но счастливые, по домам.

Через некоторое время началась нелюбимая часть осени со слякотью, грязью и заморозками, и мы стали ходить в гости к друзьям. Вот в один из таких визитов и узнали мы продолжение истории о маленьком беглеце. У нас в друзьях была пара, работавшая на вокзале, мало того, они и жили в одной из построек, принадлежащих железной дороге, недалеко от вокзала. Когда они узнали, когда именно мы ездили на экскурсию, то рассказали, что этим рейсом привезли труп мальчика-детдомовца, который потерялся недели две или три ранее. Неделю милиция и солдаты прочесывали район остановки поезда, но никого не нашли. А в этот раз прогуливающуюся семью привлёк ярко-синий лоскуток, торчащий из-под листьев. Когда его вытащили, то оказалось, что это пакет, в котором лежали пара варёных яиц, бутерброд с колбасой. Разворошив листья, обнаружили разлагающийся труп мальчика, рядом две свежие булочки.
Мы были в шоке. Мы дали ему синий пакет, но это было в тот день, когда его нашли.

4

Настоящий… чародей

Вор4ун

не в сети давно

Эту историю рассказала мне соседка, зашедшая за солью и решившая поделиться тем, что ошарашило её своей необычностью.
Недалеко от наших домов стоит пятиэтажка. В неё около полугода назад въехала семья – мать и двое малолетних детей. Странно было уже то, что двушка продавалась по цене ниже однокомнатной, но тем не менее никто из местных не спешил её покупать. Купила её эта женщина, лет двадцати пяти, приехавшая из другого региона. Вначале ничего не предвещало страшных событий, обустраивались, ждали очереди в садик, всё как обычно. Только дети стали прибегать к маме по ночам, говоря, что им страшно, что кто-то ходит по комнате и открывает окно, что раскидывает их игрушки и ломает стулья. Понимая, что это детские фантазии, женщина, тем не менее, сопоставила, что некоторые разбитые чашки, за которые она наказывала сорванцов, стояли слишком высоко для того, чтобы дети могли их достать. И тут ей самой стало страшно.
Она стала искать экстрасенса, который смог бы выяснить, кто мешает жить новосёлам.
Женщина обратилась к знающим людям, точнее к соседкам, и они в один голос посоветовали ей местного чародея. Этот чародей специализировался на любовных приворотах и отворотах, лечении бесплодия и плодовитости. Зовут его… Нет, не буду называть имён, чтобы не делать рекламы, все желающие могут спросить в персональном сообщении. Главное его достижение, передаваемое из уст в уста всеми женщинами района, если не всего края, было то, что всего после 6 сеансов женщина, мечтавшая о детях много лет, забеременела.
Ну, так вот. Пришёл он, по-хозяйски осмотрелся, нарисовал пентаграммы, зажёг в центре черную свечу и стал читать какие-то заклинания.
— В этой квартире был убит мужчина, его дух не упокоен, и он просит вас ему помочь, — начал рассказывать экстрасенс, — дети видят его, поэтому он и пытается через них передать свою просьбу. Я могу провести ритуал по его изгнанию, но это будет недёшево.
Женщина была согласна на всё, сил терпеть этот ужас не осталось. Чародей провёл ритуал – женщина забеременела.
Всё, как рассказывали.

5