Пол-меня

Pupsik

не в сети давно

По моим критериям нормальности,
Нет у мира для меня пол-яблока.
Я качусь в щербатой аномальности,
К своим срезам примеряю всякого.

А порою в перекурах дружеских
Провожу то вечность, то мгновения.
Пол-меня охотно тогда тужится,
Быть полезной до самозабвения.

Много нас таких по трассам катится,
Давится катком или колёсами,
Моет поливалками, да гладится,
Смешивается с пылью и отбросами.

На боках таких — почти раздавленных,
Радостней скакать от солнца зайчикам,
Чтоб привлечь к таким целенаправленно
Ненормальных девочек и мальчиков.

0

Соловей-разбойник

Эвиллс

не в сети давно

Свищет ветер яростный, ночной.
Пряных трав приносит аромат.
Выезжаю снова на разбой!
А со мною — Чёрт, мой мрачный брат.

Чёрный конь мой скачет сквозь века,
Повергает непокорных в прах!
Нет такого в мире уголка,
Где б не знали о лихих делах.

Посвист мой услышат на беду!
Стрелы я по ветру в цель пущу.
Путники, вам жариться в Аду!
Ни за что живых не отпущу!

Алчный и жестокий я злодей.
Соловей — вот прозвище моё.
Ненавижу с детства я людей!
(Более коварны, чем зверьё.)

Вырастает из земли курган,
А к нему — дороги три ведут.
Я известный в мире злой буян!
Путников настигну в пять минут.

Что желаю, всё возьму с лихвой!
Золото всегда мне греет кровь.
Путь такой написан мне Судьбой.
Слух ласкает вой ночных волков.

Никому я не прощу обид.
За друзей погибших отомщу!
Посвист мой смертельный знаменит.
Я Судьбе на это не ропщу.

Волком чёрным снова обернусь.
Вдохновляет лютая Луна!
Во дворцы любые проберусь.
Будет песня Соловья слышна!

Короли мирские задрожат,
Увидав величие моё!
Улыбнётся Чёрт, мой мрачный брат.
У меня лихое бытиё.

Соловей-разбойник — это я.
А былины все бесстыдно врут!
Волчья стая — вот моя семья.
Мир узнает — мой характер крут!

2

Идущий по волнам

Эвиллс

не в сети давно

У причала ночью ты стоишь
В непроглядном, гибельном тумане.
И тоскою сердце бередишь.
Плачет боль в твоей сердечной ране!

Год прошёл, как в море он уплыл,
Принц твоей судьбы, любимый страстно!
Для тебя он самым лучшим был.
По нему рыдаешь ты несчастно.

Не вернётся тот, кого уж нет.
Не зови, тебя он не услышит.
Снова приближается рассвет.
И прохладой Смерть в затылок дышит.

Волнами морскими манит мгла.
И найти любимого так тянет!
Если-б ты в отчаяньи смогла
Возвернуть его! Но сон обманет.

В яви и в тумане видишь сны
О любимом, ныне бездыханном.
И коварный свет лихой Луны —
Говорит о счастье долгожданном.

Ты не верь обманщице-Луне.
У неё от нас секретов много.
Но опять с единственным во сне
Ты вдвоём. У вас одна дорога.

Вот он! Близко по волнам идёт,
Принц твоей судьбы заворожённый.
За собою в море он зовёт,
Плачет по тебе, навек влюблённый!

В трауре вздыхает в даль рассвет.
И роняет небо хладны слёзы.
Для живых тебя уж больше нет!
Ты ушла за принцем в Смерти грёзы.

1

За порогом Смерти

Эвиллс

не в сети давно

За порогом Смерти — тайны ближе.
Я стою за призрачной чертою.
И со мной — друзья. Враги — они-же.
Я не властен над своей судьбою.

Навсегда со мной мои лихие!
Навсегда коварные прицелы.
Я в своей неистовой стихие!
Мне — мои смертельные пределы.

У меня ты спрашиваешь тихо
Про мои волшебные секреты.
Не боишься расплатиться лихо?
Не боишься нарушать запреты?

У тебя уверенности много.
Говоришь спокойно и надменно.
Вьюга в сердце взвоет одиноко!
Ты её услышишь несомненно.

Я тебе секреты не раскрою.
Тайну Смерти я тебе не выдам.
Призраком возникну. И мечтою —
Нарисую путь своим обидам.

Отомстить приду, сорвав оковы!
Но под маской ты увидишь маску.
Счастью моему — стихи основы.
Ты-же из-за них получишь встряску!

За порогом жизни — ты и кто-то.
За порогом Смерти — я с друзьями.
Нет от нас пощады для кого-то.
И стреляю я в тебя стихами!

Не убить нас. В этом — наша сила!
Не настичь нас. В этом — наше счастье!
Умирая, вспомнишь всё что было.
И мудрее станешь в одночасье.

1

Мрачные оскалы

Эвиллс

не в сети давно

Чёрный бархат ночи,
Тайный час лихой.
Кто мне путь морочит?
Кто не виден мной?

Для кого секреты
Магии легки?
Про кого поэты
Пишут вновь стихи?

-Это вечный странник
Страшной высоты.
Для друзей — изгнанник.
Всё хранит мечты…

Так меня желает
Обернуть в раба!
Только-вот, не знает,
Это — не судьба!

Мрачные оскалы
Сердце бередят.
И его вассалы
Всё за мной следят.

Я-же, усмехаясь,
Обнажив клыки,
Сквозь века не старюсь.
В ночь шаги легки.

Я извечный путник
Глубины лихой.
Вор, бандит, распутник,
Враг его презлой!

Ведьмы поцелуем
Договор скрепят.
Ими я балУем,
Все ко мне летят!

Алые зарницы
Принесут рассвет.
Вновь слова-лисицы
Создаёт поэт.

Друг мой воспевает
То, что любит сам.
Видит он и знает,
Кровь ему отдам!

Синей птицей Счастья,
Воля будет петь!
Сам явлю участье,
Отведу я смерть.

Плавно вьёт сонеты,
Оды Злой Весне.
И поймут поэты,
Их пути — ко мне!

Нет границ искуcствам,
Пусть летят-поют.
Двери — настежь чувствам!
Будет битва тут.

В этом измереньи
Будет лютый бой!
И в моём стремленьи —
Вовсе не покой.

Доказать желаю:
Все мы — не рабы!
Трудно будет, знаю,
Слышал песнь Судьбы.

Глубина восстала
Против высоты!
И реши сначала,
В чьём-же стане ты?

1

Звёздно-призрачный поэт

Эвиллс

не в сети давно

Бороздя космические дали,
В Вечность уплывают корабли.
Унося смертельные печали,
Улетая дальше от Земли.

В космосе холодном и жестоком —
Места нет романтикам любви.
Тем что в ночь ведомы Чёрным Роком.
Потому — так мрАчны корабли.

Мы откроем новую планету,
Где привольно дышится стихам!
Помни, мой товарищ, песню эту.
Будет место в космосе мечтам.

Те, кого мы любим, не оценят.
Кто на нас в обиде — не простят.
Нас с тобой терзания изменят..
Те, кто любит, нам-же отомстят.

Сотканы пути противоречий.
Мойры их, оскалившись, плетут.
Счастлив я с тобою каждой встречей,
Только испытания грядут.

Суждено в одну Звезду влюбиться,
Нам с тобою, друг мой дорогой.
Лишь один взаимности добиться
Сможет. Выбран будет той Звездой.

Как нам не поссориться с тобою?
Дружбу нашу как нам не предать?
Я завесу тайны приоткрою?
Проще время вывернуть нам вспять!

Сможем-ли с Судьбой договориться?
Улыбнёшься грустно мне в ответ.
Ты расположения добиться
Сможешь, Звёздно-призрачный поэт.

1

Поэт с другой планеты

Эвиллс

не в сети давно

— Беспристрастный, холодный рассвет
Вены юности скальпелем вскрыл!
Компромисса не будет, поэт.
Роковую ошибку свершил.

Ты не вовремя песню запел,
Что рвалась птицей ввысь из груди!
Ты мечтать о запретном посмел!
Не желал знать, что ждёт впереди.

На столе догорает свеча.
Плачет воском она по тебе.
А тебя — зарубили сплеча!
Ты — лишь пасынок лютой Судьбе.

И не понят, не признан уйдёшь
В безразличный, жестокий рассвет!
Пониманья нигде не найдёшь.
Компромисса не будет, поэт.

Чувства, мысли и образы фраз —
Для тебя лишь прекрасны они.
Похоронным венком Декаданс
Обозначит терзанья твои.

Отчего так жестоки к тебе?
Это — просто земляне, мой брат.
Улетишь к нашей дивной Звезде,
Как четыре столетья назад.

Только в нашей галактике, друг,
Ты найдёшь пониманье, поверь.
Разомкнётся страдания круг.
Пред тобой распахнёт каждый дверь.

— Демон мой, я не сдамся на-раз.
И не брошу я Землю, ты знай.
Вдохновляет меня Декаданс!
Здесь — мой Адский, родной, мрачный край.

Здесь, мой Демон, я буду творить.
От землян пониманья добьюсь!
Не порвётся последняя нить.
Не убьёт вдохновения грусть!

Режет лезвием хладным рассвет.
Нервы-струны надрывно поют!
Демон мой, ты запомни ответ,
Буду петь я отчаянно тут!

1

Волчий стих

Эвиллс

не в сети давно

Земляная, мягкая постель
Пухом выстилает грёзам путь.
Снег идёт иль вешняя капель,
Друга друг — вовек не позабудь!

Солнце-Зверь отчаянно палИт
Или ветер осени запел,
Другом друг совсем не позабыт!
Пусть и пройден гибельный удел.

Почему могло такое стать?
Бились вместе мы, плечом к плечу,
Но Судьба решила жертву взять!
Пуля, крик! Проклятье палачу…

У Войны нет времени оков.
Раны сердца стонут и скорбят!
Пусть пройдёт премножество веков,
Друг за друга волки отомстят!

Под Луною волчий гимн поём.
Оборотна кровь, так навсегда.
Тайною дорогою пойдём.
Скоро станут наши города!

За друзей погибших отомстим.
Кровь врагов прольём за нашу кровь!
Будет стлаться ядовитый дым
Меж походных, вражеских шатров.

Кони вражьи встанут на дыбы,
Опрокинут всадников своих!
— Таково пророчество Судьбы.
И таков жестокий, волчий стих.

И врагов свои-же будут бить!
Им — своих-же яростно пытать!
Почему такое может быть?
Нас посмели в прошлом убивать.

Мы не успевали хоронить
Многих из товарищей своих.
Так желали страшно отомстить!
И Судьба и Смерть сложили стих.

…Сколько нас во прошлом полегло?!
Крови нашей сколько пролилось?!
— И восстало к лютой мести Зло!
И Судьбы пророчество сбылось.

1

Страшный выбор Вещего Олега

Эвиллс

не в сети давно

Я у трёх дорог своих стою.
Мыслю: по которой путь лежит?
Окажусь на гибельном краю?
Или я познаю счастья суть?

Или мне — тоска забытых троп
Долгие скитанья принесёт?
И «наградой» будет тот-же гроб,
Что так многих мрачно стережёт?

Щит прибью у города царей
Иль в него прибуду на щите?
Власть возьму, сокровища морей
Иль рабом погибну в нищете?!

От врагов страну свою спасу?
Иль кудесник правду говорил?
(Я печаль потери понесу.
Конь погибший и меня убил.)

Череп моего коня лежит.
И в глазницах вижу я беду.
Не простит мой друг своих обид!
Я его в посмертии найду.

Расскажу как тяжек мой удел.
Объясню: нам вместе надо быть.
Друга предавать я не хотел!
Я себе желаю отомстить.

Кости, что остались от волхвов,
Указуют новый, мрачный путь.
С другом я ко встрече-уж готов.
У тоски — такая, злая суть!

С черепом коня соприкоснусь.
И змея подарит поцелуй!
И прощенья друга я дождусь.
Смерть-Судьба, скорее нас врачуй…

0

За смертельной гранью

Эвиллс

не в сети давно

Там за гранью Мечты —
Начинаешься ты.

Небывалая, вечная тайна!

Взгляд. И снова полёт!
Может это пройдёт?

И в тебя я влюбился случайно?

И волшебной рекой,
Незнакомой с тоской,

Протекает Мечта вижу ясно.

На другом берегу,
На лазурном лугу,

Ждёшь меня ты, смертельно-прекрасна!

Мне к тебе не дойти.
Ведь мечта на пути —

Манит, слов переливной игрою.

Позвала ты меня.
Вижу — мост из огня,

Ниоткуда возник предо-мною!

Я вступаю на мост.
Путь в огне мне не прост.

Словно факел, иду за тобою!

Ты подходишь ко-мне.
Я пылаю в огне,

Но одною мы дышим Весною!

Мы с тобою сплелись,
В высоту поднялись.

И накрыло нас счастья волною!

Нам Вселенная — дом.
И летим вечно в нём,

Мы, волшебной, крылатой Звездою!

0

Мёртвые вервольфы

Эвиллс

не в сети давно

Песня, что в полУночи слышна,
Сердце мне затронула тоской.
Скалится кровавая Луна.
Может будет наш последний бой!

Воют в ночь товарищи мои —
Волки многоликие, как я.
Дети нашей Матери-Земли!
Верная и мрачная семья.

Новый фантастический мираж
Возникает во Вратах Судьбы.
Нарастает бешеный кураж!
Атамана мысли нам слышны.

«Мы пройдём кровавый этот путь!
Мы поймаем дьявольский экстаз!
Друга друг в бою не позабудь.
Знайте, что Луна всегда за нас!

Будем танцевать мы на костях
Тех, кто разрывал меж нами связь!
Ветер Тьмы развеет вражий прах!
Наша кровь, друзья, не зря лилась.

Непростые волки навсегда,
Знаем, помним предков мы завет:
Детям Тьмы от Света — лишь беда!
Если в сердце Тьма — враждебен Свет.

Жаждали на цепь нас посадить,
Превратить в послушных плети псов.
Но такому — никогда не быть!
Бой дадим. Да будет он суров!

Даже если нам в бою пропасть,
Не над нами будет плеть свистеть!
Не над нами вражьей силы власть.
С нами та, что всех сильнее — Смерть!»

0

Зов

Вор4ун

не в сети давно

Горе, которое постигло Наталью, нашего инженера, никого не оставило безучастным. Говорили разное и многое. А о том, что это странная и мистическая смерть говорили все. Я же расскажу только то, что слышал сам.

В один из выходных Наталья с мужем и сыном приехали на дачу. Сразу замечу, что дачи на Дальнем Востоке — это немного не то, что на Западе наше страны. Здесь на даче «пашут», чтобы за короткое лето получить хоть какой-то урожай. Поэтому и назвать это отдыхом язык не поворачивается. Наталья с мужем ковырялись на грядках, а их 8-летний сын играл на куче песка с машинками. На дворе стояло лето. Неподалеку раздавались крики и смех детей, купающихся в небольшом водоеме, выкопанном экскаватором для нужд дачного поселка. Кстати сказать, этот водоем был головной болью всех окрестных мамаш, потому что он как магнит тянул к себе всю окрестную малышню, а глубина у него была больше 6 метров. Объясни малышам, не умеющим плавать, почему нельзя им и можно большим.

Неожиданно мальчик сел на куче песка и, повернувшись к пруду, стал прислушиваться к чему-то.
— Даже и не думай, — строго сказал отец, — на обратной дороге в речке покупаемся.
Мальчик кивнул и продолжил играть с машинкой. Через некоторое время он снова посмотрел в ту сторону и, видя, что родители заняты, подошел к забору, прислушиваясь.
— Мам, там кто-то зовёт, — крикнул сын Наталье.
Она разогнулась, посмотрела, прикрыв ладонью глаза от солнца. Никого не было. С улицы раздавались все те же детские крики и обычные звуки дачного поселка.
— Через полчаса пойдем обедать, поиграй, — сказала она, продолжая своё занятие.
Не говоря ни слова, мальчик вышел на улицу и со всех ног бросился бежать в сторону водоема. Ничего не понявшие родители вышли на улицу, и, увидев куда бежит мальчик, отец бросился вдогонку. Но мальчик летел, как спринтер и, оттолкнув на берегу мальчишку, нырнул в пруд.
На поверхности он больше не появился.
Никто не обратил внимания на ныряльщика, только подбежавший отец не раздеваясь прыгнул в воду.

Мальчика нашли быстро, его совершенно белое лицо поразило своим спокойствием и умиротворенностью. Никакая реанимация не смогла вернуть его к жизни. Мать рассказывала потом, что, не умея плавать, он никогда и не стремился к этому пруду. Почему это произошло так неожиданно и стремительно, как будто он бежал на встречу с кем-то более родным, чем его родители?

3

Бездна Впечатлений

Эвиллс

не в сети давно

Я ныряю в Бездну Впечатлений!
И меня нельзя остановить!
Для моих жестоких предпочтений
Смерть-Судьба прядёт событий нить.

Мириады струн-воспоминаний
Путают дороги за чертой.
Отголоски множества камланий
Там следят придирчиво за мной.

Хаотичны образы лихие.
Ярко и надменно шелестят.
Снова я в своей родной стихие.
(Здесь меня убить не все хотят.)

Здесь мои прекрасные миноры
Полной грудью дышат и поют!
Здесь мои бескрайние просторы.
Все меня за милю узнают.

В поисках меня доселе рыщут
Многие не те, да и не там.
Возжелав убить, наивно ищут.
Я иду в крови и по сердцам.

А со мной – мои друзья-шаманы.
Нас уже нельзя остановить!
С нами — наши образы-туманы.
Мама-Смерть прядёт событий нить…

0

Вселенная кровавой зари

Эвиллс

не в сети давно

Выпадали жемчужные росы
На кораллово-красный рассвет.
И свистели ветра, словно косы,
Посылая ушедшим привет.

В перламутрово-призрачной дымке
Шла красавица с чёрным серпом.
И роняла печально слезинки
На заснувших погибельным сном.

И летели страданий химеры,
В разноцветъи энергий скользя.
Изменяли обличья, размеры.
У страданий лихая стезя.

Я стоял на мосту впечатлений.
Любовался на ту, что с серпом.
Страха не было и сожалений.
Был готов спать погибельным сном.

Не пугали химеры страданий.
Так от жизни тогда я устал!
Ждал серпа судьбоносных касаний.
И уйти я в посмертье мечтал.

А красавица в чёрной одежде
Мне сказала: «Уйти не спеши.
Сочинять будешь лучше, чем прежде.
Вдохновенья огонь не туши!

Загляни ты в волшебные дали.
Опиши мне фантазий поток.
И забудешь ты жизни печали.
Со стихами ты не одинок!»

Внял красавице я вдохновенно.
И расправил я крылья свои!
И стихи сочиняю нетленно
Во Вселенной кровавой зари!

1

Борись, поэт!

Эвиллс

не в сети давно

Пробился ты до выхода, прорвался!
Сквозь плоть и боль и Адские страданья!
В каком-же странном мире оказался?
Здесь холод, одиночество, терзанья!

Покинул материнскую утробу,
В надежде быть хоть кем-нибудь любимым.
Поймал ты здесь удар и шок и злобу!
Стал воздухом дышать необходимым.

И тут-же с пуповиной распрощался.
Её отсёк холодный, лютый скальпель!
От боли ты тот-час же разрыдался!
Увидел ты оскал маниакальный.

Вся в белом великанша наклонилась,
Тебя схватила в цепкие объятья,
Твоя надежда, словно сердце билась.
А ты шептал уже свои проклятья!

Нет. Матери тебя не показали.
Сейчас-же унесли в палату строго.
За что тебя сурово наказали?!
Зачем ушёл с небытия порога?

А дальше — только хуже и страшнее.
Расти ты будешь и терпеть лишенья.
Жизнь-паразит вгрызается больнее!
Последует кошмару продолженье.

Предательство жестокое любимых.
Столкнёшься с ним, не сомневайся вовсе!
И гибель так тебе необходимых,
Родных, незаменимых будет после.

Несчастный, ты живёшь в кошмарном мире!
Здесь убивают даже за монету.
Дороги здесь кривей, грязнее, шире,
Когда удачи величайшей нету.

Не вынеся преподлого обмана
Своей очередной любви продажной,
Пойдёшь тропою сладкого дурмана.
И обернётся он химерой страшной!

Дитя, тебе страдать в подлунном мире.
Остаться суждено здесь до могилы.
Прими, как есть, судьбу. Доверься лире.
Борись поэт, в стихах черпая силы.

2