Вор4ун

Pupsik

не в сети давно

Здрасте! Это я, Вор4ун!

Странно это, пытаться систематизировать себя, свои ощущения. Но попробую, самому интересно как это? Люблю: Люблю море, просто с ума схожу от него. Был на пяти морях, не покидая России.
Все разные, не похожие, как женщины. Люблю горы, живу у кавказских, был
на уральских, Алатау, на сопках и хребтах Дальнего Востока, Сахалина. Люблю
лес, был в лесах Кавказа, Казахстана, центральной России, в
дальневосточной тайге. Люблю животных, но ни «уси-пуси», а как своих друзей, живущих в моём мире. Не
считаю, что они «братья наши меньшие», они выглядят более разумными чем
мы. Не пытаются укусить руку кормящего. Хотя и среди них есть гордые))) Люблю мистику и непознанное. Приходилось сталкиваться, – офигенно интересно!)
Музыка – это отдельная статья. Чаще слушаю классический хард-рок, но это не
значит, что отдаю ему предпочтение. Обожаю блюз, джаз, регги, классику,
т.н. авторскую песню, но улетаю от саксофона и гитары. Люблю любовь, когда при мысли о недавно чужой девушке, на лице появляется
улыбка, сердце тает и начинается колотиться, когда недавно невозможные
вещи происходят только потому, что она от этого говорит «хи-хи». Ох уж
это «хи-хи», я превращаюсь в щенка, солнечного зайца, в клоуна, в
сказочника, только ради этого, ради блеска в глазах, ради её улыбки…
Люблю книги Кинга, Кунца, По, Бредбери, Семёнову, Перумова, Лукьянеко, Пелевина… много ещё каких. Люблю кино «Смешная девчонка» , «Куда приводят мечты» , «Привидение»…
Люблю скорость, гонки… короче просто люблю жить.

Проще сказать чего не люблю. Не люблю: нытиков, у которых стакан всегда «наполовину пуст» – весной не с кем, летом жарко, осенью мокро, зимой холодно. Матерящихся красивых женщин, некрасивым прощается всё, они потому и некрасивы, что
неопрятны и неразборчивы. А так смотришь, восхищаешься и тут открывается
прекрасный ротик и из него выпадает…
Когда «мужчины» матерятся в присутствии женщин – это как нужно потерять свою честь, чтобы унижать честь женщины? Не люблю быдло обоих полов, независимо от его официального статуса. Не люблю женщин подражающих шлюхам. Не люблю лезгинку на улице в 3 часа ночи. Не люблю книги с вырванными страницами. Не люблю нелюбовь. Ненавижу ненависть.

Вор4ун [05.01.2015, 20:52]

Я давний поклонник Александра Габриэля, всегда нахожу у него слова, характеризующие моё настроение и состояние. Вот снова нашёл, и в самое яблочко.

На вкус и цвет

Я —
в пустоте окрестной шарящий,
мечтой наполненный объем.
Ищу
на вкус и цвет товарищей,
а их, понятно —
днем с огнем…
Качает клен усталой кроною,
как грешник,
осознавший грех…
Забили почту электронную
посланья
от Совсем Не Тех.
А Те —
давным-давно, наверное,
нашли Свое, чтоб было в масть;
Свое, пусть даже эфемерное,
но не дающее пропасть;
нашли надежду,
чтоб не хмуриться,
дворцово-шалашовый рай…
А мне остались лишь Кустурица,
Озон, Ван Зант и Стивен Фрай.
Те, в ком нуждался,
те насытили
иными встречами сердца…
А я
прошел по классу зрителя,
фантомa,
тени без лица.
Надеющийся,
но скрывающий
свои мечты, как пьяный бред,
я все еще
ищу товарищей
на цвет и вкус.
На вкус и цвет.

1

Мотыльки

Вор4ун

не в сети давно

Обжигаясь — ищем одиночества
Души опалённые храня
Но теплом любви согреться хочется
И летим опять на свет огня.
Игорь Дунин

В один из летних вечеров, сидя с другом у догорающего мангала, мы наблюдали за слетающимися к свету огня мотыльками, потягивая ароматный коньяк. После того как очередной насекомыш не вписался в пределы посадочной полосы и, разбрасывая обгоревшие плоскости, загремел по плитке двора, мой друг спросил: «Зачем они это делают?»
— Ну, понятно про этих, — перевёл он взгляд на мошкару, в исступлении разбивающую лбы о стекло фонаря, — свет, всё такое, мозгов нету… А эти? Ведь огонь. Летят, пока крылья не обгорят. Идиоты.
Он задумчиво отхлебнул из бокала.
— А чем мы умнее их? Сколько жизнь учит, предупреждает, а всё без толку. Понапридумывали отмазок, оправданий и прём не задумываясь о знаках, пока лбом о стекло не вляпаешься или совсем не сгоришь.
— Вот ты, почему ты так быстро свинтил из любимого города? – перевёл он стрелки на меня. — Ну да, мама заболела, дом достраивать надо было… А не думал ты, что смог прочесть знаки, которые увидел и сделал правильные выводы… или неправильные? — добавил он, разглядывая меня задумчиво.
— Вот помнишь, полоса у меня пошла в 90-х? — продолжал он. Работы море, всё получалось, и знаки… Познакомился с Клавой — красотка, мечта… Решили прокатиться, первая, так сказать, прогулка. На последнем светофоре на выезде из города мою тачку стоящую бьёт ЗиЛ, тихонько, как подзатыльник, только стопарь разбил. Естественно не поехали никуда. Пока то да сё, не до свидания стало. Знак? Совпадение…
Потом собрались-таки, поехали на озеро, тока из машины вышел — сразу заплохело, она по кромке воды бегает, зовёт, глаза озорные… А я как будто под плитой каменной, ни рукой, ни ногой двинуть не могу, еле до дома доехал, думал сдохну по дороге. А на следующий день снова как огурчик — не знак? Снова совпадение? Ну ты, блин.
А потом? Зимой закрутилось уже всё, завертелось давно. Приспичило ей в церковь со мной сходить. Не хотел я, аж упирался. Что за блажь? Я женатый, можно сказать, прожжённый грешник, и с ней в церковь? Вот пойми этих баб. Пошли, отобьёшься разве? Церквушка такая уютная, вокруг берёзы растут. Зашли, она суетится, свечки какие-то ставит, а мне неуютно, как будто я варенье ворую на глазах у мамы. Наконец пошли назад. Выходим. Мороз за 30 был, а с берёз во дворе церкви капель, да обильная такая. Я в шоке был. Побыстрее ноги оттуда сделали. Сколько слез потом было, всегда эти берёзы вспоминал. Думал, как мне идиоту ещё сказать надо было? Прямым текстом? Ага, скажи ещё природная аномалия.
Я долил другу коньяку, он отпил, глядя на летние звёзды, помолчал.
— А помнишь Гулю? Там тоже знаков море было, но смешных каких-то. Только познакомились, поехал я ей город показать с сопки. Вид сверху, так сказать. Была у нас сопка из камня и щебня, удобная площадка такая, к ней удобная дорога, весь город как на ладони. Заехали. Постояли, посмотрели. Приняли решение, едем к ней. Сели в машину – буксует. На камнях! И так, и так – никак. Выхожу, задние колёса на треть в щебень ушли. Достал сапёрную лопатку, давай откапывать. Кто копал, тот знает, как горную породу без лома рыть. Через полчаса расширил и кое-как выехал. Но на руке такой мозоль получился, на всю ладонь, что ни о каких визитах в гости и речи быть не могло. То на реку поехали, вокруг машины стоят, она говорит — до пяти вернуться надо, муж с работы придёт. Все уехали, а меня две машины на тросах вытащить не могли, пришлось трактор искать. Блин, всего и не расскажешь. То в другой город поехали и куда бы ни сворачивали, попадали на одну и ту же площадь с гаишником. На пятый раз он остановил нас, стал вымогать, я полез в бутылку, и снова всё сорвалось.
Много всякого было. Что-то вспоминаю со смехом, что-то с удовольствием, но те берёзы во дворе церкви всегда с ужасом.
Так скажи мне, дружище, знаки это или судьба такая у бабочки — лезть в огонь, не обращая внимания на стекло фонаря, на жар от огня и треск горящих крыльев?
— Нашёл кого спрашивать… – попытался изобразить я улыбку обожжёнными губами на обгоревшем лице.

4

Прощальная песнь Смайлика

Вор4ун

не в сети давно

***

Я скатился по склону горы, обдирая бока о камни и сучья, но это была очень малая плата за спасение. Я ушёл! Ушёл из семейного клана, откуда нет выхода, ушёл от тех, от кого не должен был уйти. Они возродили меня после моей предыдущей гибели, собрали практически из пыли, слепили и склеили, спасибо им за это. Но теперь я им ничего не должен, я свободен.

Меня зовут Самюэль, они назвали меня Смайл. Они — это клан вампиров, живущих в старом сицилийском замке, клан Нонни*, страшные и коварные колдуны. Они должны поедать подобных мне, чтобы продлить свою жизнь, но я узнал их тайну и сбежал прямо с операционного стола, где они собрали меня и оставили, не подозревая, что я уже пришёл в себя. Теперь я катился, стараясь не повредить себе важные для жизни органы, я знаю, они послали за мной безжалостных убийц, их тайна не должна стать достоянием прессы, иначе их конец будет скорым и неизбежным.

Я шёл по тропинке, наслаждаясь свободой, вокруг щебетали птицы, и лёгкий ветерок едва-едва шевелил листья на деревьях. Солнце подкатывалось к зениту. Мне нужно покинуть остров до наступления полнолуния. Откуда я это знал? Как и то, что погоня уже рядом. Кто и зачем поработал с моей памятью? Иногда, отзываясь на какие-то картины проплывающего мира, в сознании всплывали воспоминания: деревенский дом на краю поля, колышущиеся колосья на ветру… Всё это вызывало острые приступы ностальгии, но почему, я не знал.

— Хэло, Смайл… — на тропе стоял Орсо**.
Этот оборотень служил клану с детства, теперь он был огромен и силён, но глуп и неповоротлив. Что ж… я не стал дожидаться традиционных слов и врезал остолопу зубодробительный хук слева. Оборотень только удивлённо икнул, словно пытаясь осознать, как я посмел нарушить единожды и навсегда заведённый порядок, не мной написанный сценарий. Я не стал дожидаться, пока все пазлы в голове Орсо сложатся в не совсем приятное для меня решение, и бросился ему под ноги, перекинув его через себя, я не стал любоваться результатами, а бросился бежать, наслаждаясь криками падающего в ущелье киллера. Это был самый сильный работник Нонни, и я его сделал. Радость распирала меня, и я запел любимую песню.
— Хорошо поёшь, — передо мной усмехаясь, стоял Лупо***, — пой-пой, я подожду, говорят, что настоящий певец напарывается на колючку терновника после окончания песни, чтобы не спеть хуже. Я помогу тебе, пой, не отвлекайся на поиски терновника, — сказал он, вынимая из-за пояса мачете.
— Конечно, мачете это круто, но из другой сказки, — засмеялся я, — полнолунье не сегодня, поэтому извини.
Я поднырнул под занесённое для удара оружие, схватил весельчака за запястье, вывернул руку и вырвал её вместе с угрозой быть нарезанным на ломтики.
— До свадьбы заживёт или до полнолуния максимум, — пошутил я, зная способности Лупо.
Интереснее всего, что я даже не подозревал, что смогу справиться с двумя отъявленными головорезами клана. Ну что ж, мне нравятся подобные сюрпризы моего подсознания.
К вечеру я добрался до городка на берегу моря, чтобы не привлекать внимания и скоротать время до темноты, я зашёл в кинотеатр. Сел возле запасного выхода, предварительно проверив, что он не загорожен и двери легко откроются в случае необходимости. Усталость и бездарный фильм быстро победили меня, и я задремал. Проснулся я от криков и суеты. Кинотеатр горел, запасной выход был перекрыт людьми, которые пытались все разом пройти наружу. Что делать?
— Беги за мной! – кто-то тронул меня за плечо.
— Леп? Откуда ты здесь взялся? – это был Лепре****, парень, которого никто не воспринимал всерьёз в клане убийц и людоедов. Щуплый вегетарианец, беспрекословно выполняющий все распоряжения, мало привлекал внимание крутых парней, я его встречал несколько раз, в прошлой жизни.
Мы бросились вверх к будке оператора.
— Быстрее, быстрее, — закричал мой спаситель, оборачиваясь ко мне, и в это время горящая балка рухнула ему на голову.
— Как ты медлителен, — сказал он умирая, — она должна была быть твоей.
Что же, пока мне везло. Я вошёл в каморку оператора и спустился оттуда по пожарной лестнице.

Наступила ночь. Ожидая баркас, я зашёл в бар и опешил. У стойки сидело чудо! Стройная, с огненно-рыжими волосами, изумрудными глазами, она небрежно держала бокал с коктейлем. Равнодушно скользнув по мне взглядом, она элегантно достала длинный мундштук и вставила в него сигарету. Я поднёс зажигалку.
— Могу я чем-то угостить прекрасную сеньориту? – спросил я у рыжеволосой. Но она равнодушно отвернулась к экрану телевизора, где Эрос Рамазотти изливал миру свою печаль.
— Говорите громче или подойдите ближе, она Вас не слышит, — сказал Бармен.
— ???
— Это русская журналистка – Лиза Патрикеева, приехала к нам отдохнуть. Она плохо слышит после ранения, но дела идут на поправку, – бармену, по всей видимости, нужны были свободные уши, но я уже весь принадлежал только ей, не исключая ушей.
— Лиса, что я должен сделать, чтобы Вы почувствовали себя счастливой?
— Подойдите ближе, — напомнил бармен.
Я придвинулся вплотную.
— Лиса…
— Я слышала, Вы хорошо поёте, — повернулась ко мне Лиза, обнажив мелкие острые зубки.

Я знал, что причиной моей погибели всегда были красивые женщины, к сожалению, я это вспоминал всегда слишком поздно.

***

Очаровательная русская журналистка вытерла уголки губ чистой салфеткой и написала в своём блокноте: «Я от бабушки ушёл, я от дедушки ушёл…» — прощальная песнь Смайлика… Зачеркнула и дописала — Колобка.

Бармен упал в обморок.

* Nonni(итал.) — дедушка и бабушка
** Оrso(итал.) — медведь
*** Lupo(итал.) — волк
****Lepre(итал.) — заяц

1

Могила шамана

Вор4ун

не в сети давно

Давно слышали и хотели побывать, но всё что-то мешало. А тут собрались в один час, прыгнули в электричку и поехали. Смотреть на могилу шамана!
Конечно, мы уже большие мальчики и девочки, многое знаем, немножко меньше умеем, но верить в чудо хочется. В любое. Поэтому — почему не поверить, что разрытый курган действительно волшебная могила Шамана?
Нас пятеро, дружим давно. Ну как давно? Уже больше двух лет. Время от времени толкаем друг друга на авантюры. Есть ещё друзья в нашей толпе, но только пятеро отважных согласились ехать «незнамо куда, неведомо зачем». Остальные пусть завидуют!

Сошли на небольшой станции, ещё 15 километров в сторону от железной дороги, и в горы. Всё-таки удивляют люди, рассказывающие про неприветливых русских, на этих километрах столько раз останавливались машины и предлагали подкинуть, что пришлось на Линкином рюкзаке крупными буквами написать: «Мы хотим идти пешком!» Когда спрашиваем про могилу, проезжие ржут и спрашивают, мол, кого из нас будем хоронить, а местные делают круглые глаза и говорят, что туда нельзя. Интересно…
Один дедуля посмеялся и спросил, были мы там раньше или нет? Узнав, что нет, сделал важное лицо и стал учить уму-разуму:

— Перво-наперво, когда войдёте в лес, не шумите и не дурачьтесь. При входе в лес остановитесь, снимите рюкзаки, шапки и попросите разрешения войти.
— А долго ответ ждать?
— Дождётесь, не боись, сам поймёшь можно или нельзя, башка вон какая…

Прикольный дедуля. Глаза хитрые, как у товарища Ленина.
Добрались к восьми часам вечера. Курган было видно ещё от подножья горы, и что самое интересное, как-то на нет сошли страшилки и хохмы по поводу леших, домовых и их родственников. Девчонки даже предложили разбить лагерь возле дороги. Но мы чё, бояться сюда ехали? Пошли к роще, о которой говорил дед, она находилась метрах в 100—150 от кургана, как и рассказывал дедуля.

Подошли, не сговариваясь остановились, сняли рюкзаки. Стоим, переглядываемся. Вокруг тихо, даже ветер дуть перестал, впечатление, что всё вокруг замерло и смотрит на нас — кого там ещё черти принесли? Снимаю кепку.

— Здравствуй, хозяин, разреши в твоём лесу табор разбить. Очень уж места твои тянут нас к себе…

Стоим, а что делать дальше? Фиг знает! Вдруг чувствую — дышать легче стало, почти одновременно вздох облегчения у всех вырвался, запереглядывались, заулыбались, птицы, оказывается, поют, ветки колышутся. Выбрали место — полянка небольшая, старое кострище, понравилось всем. Девчонки пошли хворост собирать, мы палатки ставим. Лес как лес, ну дед…

Решили пока не стемнело сходить на разведку. Курган и курган, рядом камень какой-то лежит, чуть дальше дерево, увешанное разноцветными лоскутками. Камень большой плоский, подруги сразу предложили перенести лагерь сюда, а камень вместо стола. Им бы везде этот комфорт с собой таскать… Устроили фотосессию, блин )) Минут через 5 заметили, что снимать снимали, а снимков нет, просто нет! Ни на трёх фотоаппаратах, ни на телефонах. Может, магнитная аномалия? А может, мы вход в курган оттягиваем?

— Пошли уже, стемнеет скоро!

Вход с востока теперь оказался в тени, проём немаленький, при моём росте не пришлось сильно напрягаться. Снял кепку, постучал в край входа.

— Можно?

Захожу, пещера как пещера, корни, паутина, дохлая мышь. Пол уходит немного вниз и влево. Группа поддержки пыхтит сзади. Включил налобник. Спуск стал круче, ощущение, как будто спускаешься по винтовой лестнице большого диаметра…

Вот кто знает, что такое интуиция? Когда ты идёшь ночью по парку, а навстречу тебе человек 5-7 не совсем трезвых гопников, и ты чувствуешь, что щас прилетит — это интуиция или тупо очко играет?

Продолжаем спускаться, и с каждым шагом мне этот процесс всё меньше и меньше нравится. Вдруг при следующем повороте, когда гвардейцы оказались от меня по левое плечо, вижу, что налобник освещает пространство впереди как-то странно. Нет, ничего необычного, просто один участок свет как бы обтекает, а не освещает. Останавливаюсь, чтобы разглядеть и… ощущение из детства: я лежу на кровати, а моё одеяло кто-то тащит под кровать, я держу его, упираюсь, а оно продолжает уползать в темноту подкроватья. И тут я понимаю, что не слышу сопения и бормотания моих защитников, и это последняя капля, ужас заполняет каждую клеточку, исчезает воздух, я рвусь к выходу, как аквалангист с перекушенной трубкой рвётся к поверхности моря.

Вспомнился кошмар из детских снов. Мне лет 7-8, я возвращаюсь с гулянья вечером в бабушкин дом в деревне. Захожу, дома никого нет, включаю свет, напряжение едва окрасило волосок лампочки в оранжевый цвет, при закрытых окнах и дверях занавеска в мою комнату развевается, я иду, зная, что в комнате меня ждёт нечто невообразимое и ждёт именно меня. Уже прикасаясь к занавескам, я понимаю, что ОНО бросилось на меня, и, разворачиваясь, бегу назад, бегу, бегу, а двери на улицу не приближаются, а приближается только ОНО…

Здесь всё один в один, только я не сплю и реально перематываю берцами выход из могилы… Вылетаю наружу и несусь, подпрыгивая и меняя направление, к спасительному лесу, там не обидят. Метрах в 50 от леса замечаю, что передо мной несётся группка людей, пригибаясь, виляя, но не оглядываясь, причём Сенька ещё умудряется подталкивать Линку, мечтающую упасть в обморок — хохма! Такого цирка я не видел в жизни, падаю с хохотом в траву…

Через несколько минут мы собрались у костра и стали вспоминать, кто первый побежал и почему? Сразу хочу уточнить, что наша компашка не употребляет стимуляторов ни для каких естественных процессов, поэтому предположения о травке и прочей дури не к месту.
Короче, все, включая меня, вспомнили, что кто-то сказал: «А ну пошли вон…» Ну, мы и пошли.

Спалось плохо, всю ночь вылезал из палатки, чтобы подбросить в костёр валежин. Впечатление, что кто-то постоянно наблюдает, не отпускало, но наблюдатель следил без злобы, с любопытством. Утром я знал, что и как делать (откуда взялось — не знаю). Нужно взять черную курицу и зарезать её на жертвенном камне (бред какой-то). Камень, который стол, кстати, действительно оказался со склонами от краёв к центру и с общим наклоном в сторону кургана, когда льёшь водичку, она по этому желобку стекает в ямку. А сразу-то не заметили.

1