Чёрный фламинго-2, или Продолжение полёта

Мустафа Абрамович Подберёзкин наслаждался полётом. Он взмывал в бездонную высь и скользил над поверхностью воды, крутил «бочки» и вязал «мёртвые петли». Его давняя и безумная мечта сбылась, и больше ничего от жизни не надо. Сколько потеряно времени на пустое и бессмысленное. На глупые соревнования со сверстниками, когда победа приносила только новые трудности и заботы, когда любовь добавляла не счастье, а дополнительный список обязанностей и ответственности, когда работа приносила только усталость.

— Я свободен! Свободен от земных бед, я не завишу ни от кого и ни от чего! — чуть было не подумал он, когда откуда-то снизу донеслось: «Муся-я-я, домой! Пора ужинать!»

***

— Сын! – строго сказала мама за ужином. — Да, я уже не молода…

Мама с нежностью посмотрела в зеркало и поправила свежеприготовленную причёску.

— … так вот, сын, пришло время подумать о твоём будущем. Ты сильно повзрослел за последнее время, забросил свои старые игрушки, — мама покосилась на чулан, в котором валялся брошенный и забытый змей. — Я боюсь, что тебе пора жениться.

Муся вздрогнул. «Женитьба» – это слово вызывало в нём шквал противоречивых чувств, надежд и сомнений.

«С одной стороны, — думал Мустафа под журчание маминого голоса, — есть и плюсы. Можно будет делать вместе всё что угодно, и мама не будет за меня беспокоиться, потому что я буду под присмотром».

Он мечтательно замер с ложкой в руке.

«Можно будет вместе играть в «танчики» или морской бой. Можно… Можно…» — он плохо представлял, что ещё можно делать с этой новой маминой идей, но твёрдо знал, что… Фиг знает, что он знал твёрдо. Пожалуй, даже то, что 2х2=4, не было для него бесспорным. Но мама говорила об этом всегда, и он был спокоен.

— Кушай, не мечтай, — пробился сквозь грёзы голос маменьки, — я уже присмотрела тебе жену. Завтра вы обедаете вместе в нашем саду. И не вздумай спорить со мной!

***

— А Вы умеете летать? – спросила девушка за обедом Мусю.
— Я? Ну…
— Поверьте, это возможно! Многие люди летают во сне, и это прекрасно, но есть единицы, которые умеют летать, как птицы.
— Ну, я, как бы…
— Я научу Вас, Мустафа. Я чувствую в Вас родственную душу, Вашу лёгкость и податливость. А полетимте прямо сейчас? – девушка встала и расправила руки. Закрыла глаза и откинула голову.

Чёрные, как воронье крыло, волосы её развевались на ветру. Точёная фигурка отключала нелогичность ситуации.

— Это какое-то счастье, — захлебнулся от восторга Муся, пролетая с любимой над городком. — Я хочу, чтобы это не кончалось.

А с земли на них смотрела счастливыми глазами мама и думала: «Мой дурачок!»

chyornyj-flamingo

2

Автор публикации

не в сети 2 года

Вор4ун

462

Будущее — вкус не портит мне, мне дрожать за будущее лень; думать каждый день о черном дне - значит делать черным каждый день.(С)

Комментарии: 274Публикации: 90Регистрация: 09-01-2017
Данные:
Опубликовано: Вор4ун от

5 комментариев до сих пор:

  1. Невероятно. Вторая мечта сбылась. Интересно, он — счастливчик или заслужил?

    1
  2. Rada:

    Да ёже ш ты мой, как все это неоднозначно. Но согласна, что на «дурачке» здесь держится вся картина.
    Спасибо.
    Класс.

    1
  3. Трудно комментировать после резолюции «дурачок», даже несмотря на кавычки. Я переживаю за таких, как за родственников.)

    Утром хотела стих в комментарий вставить. Он не в тему, просто глянула на картину и вспомнила:

    Рождественский
    М. Шагал
    Он стар и похож на своё одиночество. Ему рассуждать о погоде не хочется. Он сразу — с вопроса: — А Вы не из Витебска?.. — Пиджак старомодный на лацканах вытерся… — Нет, я не из Витебска…

    …Долгая пауза. А после — слова монотонно и пасмурно: — Тружусь и хвораю… В Венеции — выставка… Так Вы не из Витебска?.. — Нет, не из Витебска…

    Он в сторону смотрит. Не слышит, не слышит. Какой-то нездешней далёкостью дышит. Пытаясь до детства дотронуться бережно… И нету ни Канн, ни Лазурного Берега, ни нынешней славы… Светло и растерянно он тянется к Витебску, словно растение. Тот Витебск его — пропылённый и жаркий — приколот к земле каланчою пожарной. Там свадьбы и смерти, моленья и ярмарки. Там зреют особенно крупные яблоки, и сонный извозчик по площади катит…

    — А Вы не из Витебска?.. — Он замолкает… И вдруг произносит, как самое-самое, названия улиц: «Смоленская», «Замковая». Как Волгою, хвастает Видьбой-рекою и машет по-детски прозрачной рукою… — Так Вы не из Витебска.

    Надо прощаться. Прощаться. Скорее домой возвращаться… Деревья стоят вдоль дороги навытяжку. Темнеет…

    И жалко, что я не из Витебска.

    1
  4. Замечательное продолжение рассказа! Шутливое и оптимистичное! +

    2

Добавить комментарий

Войти с помощью: